Александр БАЙГУШЕВ. ПОУЧИТЕЛЬНАЯ ДЛЯ НЫНЕШНЕЙ СИТУАЦИИ ОШИБКА БРЕЖНЕВА

№ 2017 / 36, 20.10.2017

В своей статье «Кто спасёт русскую нацию?» («Литературная Россия», 2017 № 30) я уже прогнозировал, что спасёт нас Президент Путин, потому что он смело признал, что берёт курс на «брежневизацию» своего режима.

 

1. Перекличка путинских и брежневских методов сбалансированного, как на весах, управления государством

 

Но в «брежневизации» есть и свои подводные камни. Я об этом доподлинно помню, так как «под прикрытием» свободной профессии журналиста и писателя негласно восемнадцать лет возглавлял особо секретную Личную стратегическую разведку и контрразведку Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева. И по горло навидался всякого. От тринадцати аппаратных попыток свалить Брежнева и посадить на его место сначала Романова, потом Гришина, Рашидова, Алиева и прочих. Вплоть до прямых покушений на его жизнь.

Личная разведка своевременно предупредила Брежнева, что и.о. главы отдела пропаганды ЦК КПСС А.Н. Яковлев заговорщически толкает на партийно-государственный престол не подготовленного к такому высокому посту Романова и за этой провокацией стоит ЦРУ. Я специально ездил в Ленинград к Романову. Поговорил с ним по душам за обильной выпивкой (разговор по душам организовал мой закадычный друг ещё с университетских лет Сергей Семанов, на которого тогда опирался в Ленинграде Романов) и якобы по пьянке «проговорился», что за Яковлевым-то стоит ЦРУ.

Романов подумал-подумал и от греха подальше сдал мне Яковлева – Романов был доверительно информирован Семановым, что я дружу с дочкой Брежнева.

Подчеркну, что Брежнев, – в отличие от честолюбивого лопуха Горбачёва, клюнувшего на американские козни и сдуру по прямой подсказке из США сделавшего Яковлева членом Политбюро и «конструктором перестройки» с американскими консультантами, – тогда предпочёл убрать А.Н. Яковлева из высшей номенклатуры ЦК КПСС. И – отправить его послом в мало значимую Канаду, что практически означало выдавить Яковлева в эмиграцию. Брежнев до конца своей жизни категорически не разрешал Яковлеву вернуться в СССР на любую должность. А почему Брежнев просто не посадил Яковлева как предателя за решётку? Потому что избегал неминуемого бы в этом случае позорного для СССР политического скандала на весь мир. Я полагаю, что и Путин по таким же мотивам не посадил предателя олигарха Березовского за решётку, а лишь выдавил в эмиграцию.

 

8 Brezhnev Putin

 

* * *

Тут надо сразу уяснить, что ни Путин, ни Брежнев, с которого Путин, не скрывая, принципиально берёт пример, никогда не позиционировали себя этакими революционерами, пытающимися, как Пётр Первый, сломать через колено доставшееся им в управление государство. Во многом благодаря счастливому случаю. Или – по воле Божией.

Если за Петром Первым в православном по своим корням русском народе прочно закрепилась кличка «Антихрист», хотя Пётр Первый несомненно много сделал для создания Русской Империи, то Путина сейчас в русском народе совершенно искренне многие воспринимают как Помазанника Божия.

 

 

* * *

 

Но в чём однако внутренняя суть путинской «брежневизации»? Важно понять, что ни Брежнев за его долгие восемнадцать лет правления, ни Путин за его тоже уже восемнадцать лет правления, вопреки ожиданиям от них широкой общественности, не покусились силою «перестроить» государственный строй.

От Путина многие ждали, что он, как бывший кэгэбэшник, немного выждет, укрепит свою личную власть, а затем устроит, как Сталин устроил «1937-й год» для «ленинской гвардии» из чужеродных марксистов-«комиссаров», тоже свой Большой Террор для таких же абсолютно чужеродных чубайсовских олигархов.

Да, Путин посадил за решётку обнаглевшего олигарха Ходорковского, на потоке подкупавшего депутатов Государственной Думы, чтобы те его сделали премьер министром. Путин также выдавил в эмиграцию олигарха Гусинского, захватившего СМИ и пытавшегося через телевидение диктовать свою волю Путину.

Затем Путин аккуратно выдавил в эмиграцию олигархов Березовского и Абрамовича, тоже нагло претендовавших на власть. Но этим и ограничился.

Олигархическую структуру нашей экономики Путин всё-таки не решился перестроить, хотя подавляющее большинство населения у нас недовольно чудовищным социальным расслоением, при котором 500 олигархов, произвольно назначенных Чубайсом, захватили при бесчестной приватизации 83% общенациональной собственности и купаются в невиданной роскоши, а остальные 17% населения еле сводят концы с концами за чертой бедности.

Не будем однако торопиться осуждать Путина, как это делает нынешний лидер левой оппозиции Удальцов, за то, что Путин не пошёл на Большой Террор.

Убеждённый ленинец Удальцов иногда говорит вроде бы правильные вещи. Но в нынешних наших условиях Большой Террор неминуемо тоже закончился бы Гражданской войной по ленинскому образцу. А вот выдержала ли бы русская нация Вторую Гражданскую войну? Путин, на мой взгляд, правильно боится, что Второй Гражданской войны русская нация просто не переживёт.

Я внимательно прочитал пространное интервью Координатора движения «Левый фронт» Сергея Удальцова, храбро опубликованное «Литературной Россией» в свежем октябрьском № 34-2017. Считаю, что с хода отправлять Удальцова за решётку было стратегическим просчётом прежней кремлёвской администрации. Тюрьма набила Удальцову высокую цену и добавила популярности, сделал его страдальцем якобы за правду, а у нас народ традиционно таких любит. Проще было бы дать Удальцову публично выговориться. По мне так Удальцов патологически страдает спекулятивной демагогией, какой страдал его любимый революционный авантюрист Ленин.

 

 

* * *

Удальцов упрямо не хочет признать про Путина простых вещей. Путин горько унаследовал от непродуманных реформ Чубайса, Гайдара и Ельцина возврат в капитализм. Но, так у них получилось, что возврат в дикий, олигархический «казарменный капитализм». И Путин теперь лишь последовательно, но очень бережно, исподволь пытается перевести наш нынешний азиатский «казарменный капитализм» в «капитализм с человеческим лицом». О возврате в социализм пока речи не идёт.

 

* * *

Кстати, про уроки брежневского правления. Брежнев воссел на советский партийно-государственный престол при «казарменном социализме». И он лишь попытался очень осторожно, очень постепенно, исподволь перевести советский марксистко-ленинский азиатский «казарменный социализм» на рельсы более для народа привлекательного западного социал-демократического «социализма с человеческим лицом». Как в Норвегии, Австрии, Швеции, Швейцарии, где самый высокий в мире жизненный уровень не для одних только олигархов, а для всего населения.

Теперь уже рассекречено, что Брежнева привела к власти через партийно-государственный переворот против зарвавшегося и впавшего в маразм Хрущёва негласная почвенно-охранительная группировка, в кулуарах гордо именующая себя Русской партией.

Я знаю это доподлинно, потому что через свои журналистские связи по команде Суслова активно участвовал в подготовке общественного мнения к необходимости партийно-государственного переворота 1964 года, за что меня Брежнев негласно и сделал главой своей Личной разведки.

 

 

* * *

Однако Брежнев не замкнулся на «Русской партии внутри КПСС». Хотя при нём Суслов стал пользоваться особым влиянием. Именно Суслов вёл при Брежневе все секретариаты ЦК КПСС, на которых решались все организационные, номенклатурные и текущие оперативные вопросы. А в отсутствие Брежнева именно Суслов председательствовал на Политбюро.

Но восемнадцать лет сам Брежнев успешно балансировал между двумя группировками внутри КПСС.

Одна была охранительной, принципиально почвенной, русской, крайне консервативной группировкой в номенклатуре КПСС, гласно возглавлявшейся членом ЦК КПСС, Нобелевским лауреатом писателем Михаилом Шолоховым, а негласно – именно членом Политбюро, главным советским идеологом М.А. Сусловым.

Другая была прозападной «интернациональной», в сущности, космополитической группировкой «граждан мира», гласно возглавлявшейся популярным журналистом Егором Яковлевым, а негласно членом Политбюро, Председателем КГБ СССР Ю.В. Андроповым.

 

 

* * *

В отличие от Сталина, пытавшегося создать из партии ВКП(б) – КПСС «меченосный орден» и расстреливавшего за любую групповщину, Брежнев, напротив, принципиально подчёркнуто и даже рекламно допустил свободное соревнование группировок в партийной «номенклатуре» КПСС. Как это делается во всякой нормальной западной партии и как сейчас происходит в нашей правящей партии «Единая Россия».

Но исподволь Брежнев опирался прежде всего на «Русскую партию внутри КПСС». Почему?

Либеральная часть русского народа, именующая себя иностранным словом «интеллигенция» (в простом народе её едко зовут «антилягенты»), страшно пассионарна. Но в плане государственного строительств – крайне ненадёжна.

В России традиционно существовали «западники» и «славянофилы». Либералы в России всегда косились на Запад, а их с Запада нередко не только подкармливали, но и в своих целях использовали западные стратегические разведки.

Сейчас именно либеральные (если точнее, масонские) структуры Запада используют наших либералов, чтобы свалить Путина. И полезно было бы их всех, включая Чубайса и его креатуру, обязать зарегистрироваться как иностранных агентов. В США это узаконено. Почему бы это не узаконить и у нас? Иначе стоит ждать беды – во всяком случае, ждать неожиданной подлой подножки Путину.

 

 

* * *

Вспоминаю: Брежнев ориентировал свою Личную стратегическую разведку и контрразведку публично не обижать либералов, но исподволь поддерживать именно Русскую партию.

И мы старались тут, как могли. Отыскивали на периферии талантливых русских самородков и максимально продвигали их. Отсюда, например, целенаправленная пропагандистская раскрутка по команде Суслова писательской «деревенской прозы», несмотря на её, как считал сам Суслов, некоторую излишнюю патриархальность.

Отсюда появление в Москве моего личного открытия на периферии – социально грубовато прямолинейного, но очень-очень русского по духу писателя-сибиряка Анатолия Иванова. Не без моей помощи именно его сделали главным редактором самого влиятельного массового литературного журнала ЦК ВЛКСМ «Молодая гвардия».

Но я не угомонился. С одобрения Брежнева, которому я показал вёрстку журнала «Москва», я, задавая тон всей литературной критике, расхвалил ещё не вышедший роман Анатолия Иванова «Вечный зов» на страницах журнала «Наш современник» до небес, сравнивая Иванова со Львом Толстым.

Больше того. Суслов под моим напором спустил команду экранизировать «Вечный зов» аж в невиданных ещё тогда девятнадцати сериях!

 

* * *

Брежнев не обижал орденами и званиями Героев Социалистического Труда либералов. Не обходил их государственными премиями. Но держался именно на руках почвенной, охранительной, пусть несколько консервативной и даже монархической по своему духу, «Русской партии внутри КПСС».

Впрочем, Брежнев и сам держался вполне как монарх на партийно-государственном престоле. Но монарх не абсолютный, как Сталин, а достаточно демократический – и потому удобный всем.

 

* * *

Так продолжалось долгих восемнадцать лет. Продолжалось бы и дальше, если бы Брежнев в 1982 году вдруг не взбрыкнул и не захотел самочинно передать власть своей сугубо личной кандидатуре, заранее мудро не согласованной ни с почвенно-охранительной негласной Русской партией, ни с Либеральной группировкой внутри КПСС.

Личная стратегическая разведка и контрразведка Генерального секретаря ЦК КПСМ Л.И. Брежнева осторожно предупреждала тогда «дорогого Леонида Ильича», что потеря опоры на охранительную «Русскую партию внутри КПСС» может закончиться для него плохо. Но Брежнев в 1982 году всё равно попёр на рожон.

Попёр с выдвижением Щербицкого. Личная разведка и контрразведка Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева его осторожно предупреждала, что этот номер может не пройти. Мы предупреждали, что, наевшись украинского нахального самодурства (вплоть до незаконной самочинной передачи русского Крыма Украине!) с бывшим Первым секретарём коммунистов Украины Хрущёвым, и русские почвенники, и «граждане мира»-либералы костьми лягут, но уже больше ни в коем случае не допустят опять хохла – ставленника непредсказуемой, заражённой бандеровской язвой Украины – на общий наш советский партийно-государственный престол.

Но Брежнев не прислушался к детально просчитанному мнению своей Личной разведки и контрразведки, хотя до этого мы его ни разу не подводили.

 

 

* * *

И в 1982 году в КПСС началась смертельная борьба за власть с убийствами и кровопролитиями, закончившаяся для самого «дорогого Леонида Ильича» тем, что конкурирующие стороны, сговорившись, сперва дружно устранили его опору Суслова, а затем и его самого.

Начался знаменитый «парад смертей на Красной площади» (так его едко прозвали в народе) именно насильственной смертью партийного долгожителя Суслова (оставался в главных идеологах при Сталине, Хрущёве и Брежневе!). А продолжился насильственными смертями самого Брежнева и затем последовательно сменявших его в Генеральных секретарях ЦК КПСС Андропова и Черненко.

Я это напоминаю потому, что наш «дорогой Владимир Владимирович» рискует тоже вдруг очень опасно оказаться между двух стульев, произвольно подбирая себе преемника. Уж если заговорщики – члены Политбюро Берия, Маленков и Хрущёв самого Сталина убрали, когда он попытался через их голову передать власть молодому Брежневу, то Брежнев должен был бы учесть сталинский горький опыт. Однако всегда очень осторожный «дорогой Леонид Ильич» тут вдруг опростоволосился.

 

 

2. Цыган в душе Брежнев

 

Почему вдруг так опростоволосился сильно постаревший и на старости вдруг всерьёз уверовавший, что он действительно для всех, как Бог, – «дорогой Леонид Ильич»? С чего он вдруг решил, что ему даже любой произвол сойдёт с рук? Предложу свою версию.

Известно, что Сталин на ХIХ сьезде КПСС в 1952 году со словами: «Какой красивый у нас молдаванин»! Что же мы его забыли?!» – лично выдвинул Брежнева в Политбюро и пытался сделать его своим преемником, переведя из Молдавии в Москву, и поручив уже не прежнему своему любимцу Берии, а именно молодому Брежневу как секретарю КПСС курировать все силовые структуры.

Но Брежнев не был молдаванином, а по дальним предкам скорее был в душе цыганом. Паспорт себе Брежнев однако выправил как на украинца. И только потом он переделал свой «пятый пункт» на «молдаванина по национальности», а потом уже и на «русского по национальности» – так было Брежневу удобнее.

 

* * *

Откуда я знаю про цыганскую душу Брежнева?

А я ещё в хрущёвскую «оттепель» по заданию своего шефа Суслова подружился с любимой дочкой Брежнева Галей Милаевой. Мы оба тогда работали на стратегическую разведку под прикрытием журналистов крупнейшего международного агентства печати «Новости» (АПН). И – сидели за столами в АПН буквально рядышком. И я нередко провожал Галю на личную дачу Брежнева в Заречье. Расслабляясь за вечерним чаем, мы втроём с её папой опрокидывали в рот рюмочку за рюмочкой обожаемую Брежневым «зубровку» под красную рыбку с муромскими огурчиками. И, случалось, часами вели душеспасительные разговоры.

Расслабившись за «зубровкой», Брежнев и Галя – оба романтично красовались передо мной, что им бы жить в таборе. Их душа, мол, непроизвольно по-цыгански тоскует о кибитках, и им хотелось бы постоянно быть в дороге.

Брежнев ведь даже парадоксально вёл себя на отдыхе. Он заводил очередной подаренный ему автомобиль и упоённо колесил по Подмосковью. Куда ехать? Это ему было абсолютно не важно, – главное, чтобы почувствовать себя, как цыган в вечной дороге.

Напомню, что Брежнев после целины при Хрущёве стал Председателем Президиума Верховного Совета СССР, что за рубежом воспринималось как должность Президента. И Брежнев тогда буквально купался в зарубежных государственных визитах. А за рубежом уже все знали, что лучший подарок, чтобы расположить Брежнева на удачные государственные переговоры, – это подарить ему роскошный автомобиль. Оговорюсь сразу, что дорогие иномарки Брежнев при этом не присваивал, как обнаглевшие администраторы сейчас, а покатавшись, сдавал в конструкторское бюро автозавода им. Лихачёва. В СССР мы экономили, не покупая на валюту иномарки, и без лицензии просто успешно копировали задарма новейшие достижения автомобильной промышленности. Впрочем, не только автомобильной.

9 Galina Brezhneva

Дочь Л. Брежнева – Галина Милаева

 

Сам Брежнев и особенно его дочка Галя были, кстати, и внешне очень похожими на красивых и обаятельных цыган. Брежнев, – немногие это знают, – в молодости одно время был артистом знаменитой «Голубой блузы», где чувственно распевал стихи на цыганский манер. А самый потрясающий и искренний (из многих и многих!) роман у Гали был тоже именно с цыганом – с артистом театра «Ромэн» Борисом Буряце.

А увлечение Гали бриллиантами! Это тоже потомственная цыганская кровь. Мы с Галей, когда работали в АПН на Пушкинской площади, то в обед любили прогуливаться по улице Горького (ныне Тверской). Так, я помню, Галя не пропускала ни одного ювелирного магазина. Мне это сильно било по карману, но мой шеф Суслов щедро выделял мне на обработку дочери Брежнева средства из «партийного золота».

 

 

3. Украинская ошибка Брежнева, стоившая ему жизни

 

Уж не знаю, заела ли Брежнева на старости лет, как потомка цыган, ностальгия по его родным украинским степным дорогам, на которых он вырос, но вопреки тревожным предупреждениям своей Личной стратегической разведки и контрразведки Генерального секретаря ЦК КПСС Брежнев в 1982 году решил сделать из себя «аятоллу». Учредить для себя пост пожизненного Почётного Председателя КПСС, а свои полномочия Генерального секретаря КПСС передать Первому секретарю украинских коммунистов Щербицкому.

10 11 Brezhnev Scherbitsky

Л.И. Брежнев и В.В. Щербицкий (справа).

В центре – начальник личной охраны Брежнева А. Я. Рябенко.

Крым, 1981 год

 

Брежнев стал в 1982 году готовить соответствующий Пленум ЦК КПСС, который ориентировочно даже уже назначил на ноябрь месяц.

Подготавливая передачу власти Щербицкому, Брежнев поспешил подстраховаться – предусмотрительно заменить председателя КГБ СССР Андропова на Федорчука – председателя КГБ Украины.

 

 

* * *

Ну, а Андропов, пересев на место умершего Суслова, первым же закрытым постановлением Секретариата ЦК КПСС вдруг изменил моё место работы «под прикрытием».

Я рвался в свободные писатели, как знаменитый в нашей профессиональной среде стратегический разведчик Юлиан Семёнов. Я уже успел выбить себе неплохие договоры с несколькими издательствами.

Но Андропов, пересев в 1982 году на место умершего Суслова, первым делом предложил Юлиана Семёнова на пост Председателя Гостелерадио. Вместо Лапина, который был другом Константина Черненко. У них были даже дачи рядышком.

Черненко представлял потенциальную опасность для Андропова, и Андропов, понимая бешеную силу голубого экрана в каждой квартире, торопился ставленника Черненко убрать с Гостелерадио.

Однако Юлиан Семёнов, – хотя позже доказал, что он блестящий организатор, создав прогремевший на весь мир мощнейший холдинг «Совершенно секретно», – тогда в 1982-м году неожиданно категорически отказался от крупнейшего поста. Он ссылался на то, что якобы психологически не готов к аппаратной службе. «Я по натуре насквозь теневой человек, а не администратор», – наотрез заявил Юлиан Семёнов.

И тогда прямо на секретариате ЦК КПСС, который он сам вёл, Андропов вдруг предложил назначить на Гостелерадио меня.

Я тоже с огромным трудом пытался отбояриться, ссылаясь на то, что я, хоть и закончил ВГИК и хорошо знаю телевидение, но высокая ноша эта мне не по плечу. Здесь, мол, нужен громкий публичный авторитет, а я, как и Юлиан Семёнов, человек тоже по натуре сугубо теневой.

Я просил Андропова дать мне хотя бы время прежде на небольшой должности присмотреться к сложному коллективу Останкино. Однако Андропов всё же подписал закрытое постановление ЦК КПСС о назначении меня лишь чуть поскромнее – главным редактором на телевидение, подложив тем самым бомбу под Лапина.

 

 

* * *

Я бросился к Брежневу. Но Брежнев не возражал. Почему? А потому что официально мне от секретариата ЦК КПСС поручалось подготовить широкое общественное мнение к уже давно предлагавшейся Андроповым «перестройке». Перестройке нашего азиатского советского «казарменного социализма» на западные социал-демократические рельсы.

На «перестройку», оставшись без консервативного Суслова, наконец-то, дал согласие и вообще-то крайне осторожный с любыми переменами Брежнев.

Но при этом Брежнев решил всё же держать «перестройку» и, главное, её рупор – телевидение под неусыпным контролем своей Личной стратегической разведки и контрразведки. Мне пришлось перебираться в Останкино.

 

 

4. Мои непростые отношения с Андроповым

 

Но почему Андропов после отказа своего близкого друга и признанного стратегического аналитика КГБ Юлиана Семёнова вдруг остановил свой выбор на мне?

Разумеется, Андропов знал про меня не только то, что я играю не последнюю роль в близком окружении Брежнева. Он прекрасно знал и о том, что я не первое, но достаточное влиятельное лицо в негласной Русской партии. Однако Андропов, я думаю, мудро решил загрузить меня тяжёлой, требующей постоянного присутствия в Останкино работой на телевидении, чтобы, кроме прочего, ещё и ослабить негласную Личную разведку Брежнева.

10 Andropov

 

* * *

Тут надо знать, что настоящая фамилия Андропова была Флеккенштейн, и Андропов даже получил партийное взыскание – строгий выговор за то, что скрыл от партии свою настоящую фамилию и национальность. Впрочем, строгим выговором это дело в 1970-м и ограничилось. Брежнев оставил Андропова на посту Председателя КГБ СССР, так как Андропов прекрасно знал своё дело.

Но в 1982 году, ностальгически собираясь передать власть на родную для него Украину, Брежнев всё же перестраховался и поставил на место Андропова украинца Федорчука. Формально Брежнев Андропова вроде бы не обидел – он лишь передвинул Андропова с Лубянки на Старую площадь в секретари ЦК КПСС на освободившее место умершего Суслова.

 

* * *

Но Андропов сам честолюбиво метил в монархи на партийно-государственный престол советской империи. Его активно поддерживала прозападная Либеральная группировка. При этом Андропов однако очень ловко сумел договориться и с Русской партией.

Я об этом знаю доподлинно, потому что зондируюшие переговоры велись Андроповым через меня.

 

* * *

У меня, несмотря на то, что я был негласным помощником-консультантом Суслова, давно установились прекрасные отношения с Андроповым. Это произошло, ещё когда я работал на «красную паутину» «под прикрытием» ответственного редактора газеты Советского общества по культурным связям с соотечественниками за рубежом «Родина», которую мы назвали со значением – «Голос Родины».

Это газета, – четвёртая по рангу среди всех советских газет, – ограниченным тиражом выходила на СССР, и за ней гонялись аппаратчики Старой площади и Лубянки.

Почему вдруг? А потому что «Голос Родины» не мог так беспардонно врать на зарубеж, как беспардонно и цинично врала вся остальная советская пропаганда, пользуясь тем, что советская власть принудительно держала всех «совков» (то есть весь советский народ) за «железным занавесом».

Мы в «Голосе Родине» вынужденно давали самую оперативную (чтобы опередить радио «Свобода, которое Андропов глушил, но этим только набивал ему цену) и, главное, проверенную аппаратную информацию обо всех планирующихся передвижениях в советской «номенклатуре». Иначе бы нас зарубежная пресса тут же с позором поймала бы за руку на вранье.

Естественно, что главный и огромный тираж «Голоса Родины» самолётами шёл за рубеж. При этом наша газета была якобы общественной, а имела на самом деле самое высокое двойное подчинение. От КГБ нас курировал лично Председатель КГБ СССР Андропов (я обязан был все свои лукавые стратегические ходы по «психологическим операциям» газеты за рубежом и по делам нелегальной агентуры согласовывать лично с ним). А от «красной паутины» – от отдела Пропаганды ЦК КПСС – нас курировал сам главный советский идеолог Суслов.

Суслов и Андропов, мягко говоря, ревновали и недолюбливали друг друга, а я это порой умело использовал.

Например, я стал печатать статьи Сергея Семанова с пространными цитатами из «Красного колеса» Солженицына. Формально Семанов Солженицына вроде бы ругал, но пространные цитаты-то говорили сами за себя. И исподтишка мы таким образом рекламировали «Красное колесо».

 

 

5. Тайна Солженицына

 

Вообще с Солженицыным всё обстояло в советское время очень не просто. Присяжные разоблачители, вроде Бушина, обвиняют его в том, что он был «стукачом». Стукачом он не был. Но вот на «красную паутину», похоже, с молодости был крепко повязан. Немногие знают, что первый вариант «Красного колеса» был написан им ещё в ранней молодости. И что Солженицын оказался принудительно выслан в эмиграцию только по дурной самодеятельности КГБ.

10 Solzhenitsyn

На Политбюро Суслов и Брежнев выказались против высылки Солженицына. Больше того, Суслов информировал Политбюро, что с Солженицыным ведётся особая работа по линии «красной паутины». Но Андропов развёл руками:

– Мы его сегодня уже принудительно под руки отвели в отлетавший за рубеж самолёт и выслали. Почему Суслов никогда не информирует КГБ об особых «психологических операциях» по линии «красной паутины»? Вот видите, какие накладки случаются!

 

* * *

Когда я напечатал в «Голосе Родины» пространные цитаты из «Красного колеса», то Андропов сразу нервно среагировал – он мне упоминать Солженицына вообще запретил (как запретил их прежде по всему Советскому Союзу). Но я вышел на Суслова. И Суслов в пику Андропову мне цитировать с осуждением Солженицына разрешил. Даже обронил: «Конечно, «Красное колесо» – махровая антисоветчина. Но, увы, в этой антисоветчине слишком много правды!».

Скажу больше. Солженицын не случайно на Западе осмотрелся и решительно вдруг стал критиковать Запад с позиций Русской партии.

Кстати, именно «Русская партия внутри КПСС» с санкции самого Суслова помогла Солженицыну собрать уникальный разоблачительный материл и затем переправить плёнки за границу.

Мы понимали, что страшно рискуем и что Солженицын может и переборщить. Но мы не хотели, чтобы повторился сталинский ГУЛАГ для нашего многострадального русского народа.

Скажу ещё больше. Я лично по приказу Суслова организовывал по нашим нелегальным каналам среди соотечественников за рубежом, особенно среди белой эмиграции, чтобы они присылали Солженицыну свои воспоминания и сохранившиеся документы для «Красного колеса».

 

 

6. Мои рискованные игры

 

Короче, я страшно рискованно крутился между Андроповым и Сусловым, как белка в колесе. Но они оба прекрасно знали, что у меня есть, кроме них, прямой выход на самого Брежнева, и я не упускал этот свой шанс.

Редколлегию «Голоса Родины» утверждал секретариат ЦК КПСС. Я должен был подобрать в неё самых известных за границей деятелей советской культуры, типа Людмилы Зыкиной.

Андропов по квоте КГБ стал совать мне в редколлегию своего протеже – нелегального агента КГБ поэта Евгения Евтушенко. Но я упёрся категорически против. Мотивировал тем, что про Евтушенко для эмиграции не авторитет. Я предложил вместо Евтушенко «культового поэта русских клубов» Валентина Сорокина. Но Андропов и Суслов вдруг объединились против. Я вынужден был выйти на члена Политбюро, а главное, самого близкого друга Брежнева Константина Черненко. А тот был без ума от стихов Сорокина. И квартиру ему прекрасную, рядом с Юрием Бондаревым из жилого фонда высшей номенклатуры КПСС выделил и с наградами и премиями протежировал. И мы вдвоём с Черненко на даче в Заречье уговорили Брежнева поправить Андропова и Суслова и всё-таки разрешить поэту Валентину Сорокину стать ещё и членом редколлегии «Голоса Родины», чтобы он получил открытый загранпаспорт.

 

 

7.Андропов кидает кость Русской партии

 

Но вернусь к моему назначению главным редактором на телевидение.

Перестройка перестройкой, но, с другой стороны, назначение меня на этот пост – я думаю, была и показательная кость, вовремя и очень продуманно кинутая Андроповым Русской партии.

Инструктируя меня при назначении на телевидение, Андропов дал мне список, кого из самых популярных писателей я должен самыми высокими гонорарами привлечь на телевидение для подготовки «перестройки».

Андропов, похоже, обиделся и не включил в список былого любимца Юлиана Семёнова. Не оказалось там ни Даниила Гранина, ни Евгения Евтушенко. И вообще, на моё удивление, в список попал только один знаменитый либерал Анатолий Рыбаков. А представьте – в рекомендательном списке Андропова были собраны сплошь многочисленные секретари Союза писателей РСФСР, которые справедливо считались главным оплотом негласной Русской партии.

Открывал рекомендательный список мой любимый писатель Анатолий Иванов (автор знаменитого девятнадцатисерийного сериала «Вечный зов»), про которого Андропов прекрасно знал, что как литературный критик я восхваляю Иванова на каждом шагу. Вторым в списке был другой мой близкий друг Валентин Сорокин, которого я тоже как литературный критик постоянно всюду поднимал.

А дальше шли – опять же мой близкий друг, приглашённый в Москву не без моей помощи (через Суслова!) Пётр Проскурин с Дальнего Востока. Беспартийного Проскурина взяли специальным корреспондентом сразу в центральный орган КПСС газету «Правда», где срочно приняли в партию.

Затем в рекомендательном списке шли Юрий Бондарев, Валентин Распутин, Виктор Астафьев, Василий Белов, и опять за ними мои закадычные друзья Вячеслав Горбачёв и Вячеслав Марченко, и уж потом прочие.

Был в том директивном списке и главный редактор «Литературной России» Михаил Колосов. Про Колосова мне Андропов особо пояснил, что его уж непременно надо привлечь готовить общественное мнение к необходимости «перестройки».

– Именно на «Литературную Россию, – а не на «Литературную газету», за которой из-за старческой болтливости Чаковского укрепилась дурная кличка «сливного бачка КГБ», – больше ориентируется своенравная думающая русская творческая интеллигенция, – пояснил мне Андропов.

 

* * *

А через несколько месяцев в начале ноября 1982 года Андропов специально меня вызвал вроде бы отчитаться за мои первые шаги на телевидении.

И за чаем с баранками, как бы доверительно, вдруг поделился со мной и возникшими своими собственными непредвиденными трудностями на новом для него посту. Он махнул рукой: мол, не положено, но доверюсь! И показал мне вдруг «перехваты» обещаний, сделанных Щербицким в Киеве в своём окружении. По информации от сохранившихся своих людей Андропова в КГБ Щербицкий якобы уже пообещал, что как только он воссядет с помощью лопуха Брежнева на партийно-государственный престол Советского Союза, то он тут же перенесёт столицу из прогнившей коррумпированной Москвы в незажравшийся Киев. В Древнюю столицу Золотой Руси – мать городов русских.

Я оторопел от раскрывшихся тайных планов Щербицкого. А Андропов вдруг прямо поставил вопрос ребром: «Вы, великороссы, этого хотите? Но Вы понимаете, что с Киева неминуемо начнётся полный развал Советского Союза на суверенные союзные республики?».

Покаюсь, я не доложил Брежневу о секретной информации от Андропова о сокровенных планах Щербицкого. Я не мог просчитать реакцию Брежнева. А в таких случаях было уж лучше не подставляться, чтобы на тебе сгоряча не сорвали всё зло.

 

* * *

А через неделю 9 ноября 1982 года, насколько я информирован, Андропов уже пошёл ва-банк и сам показал Брежневу «прослушки» КГБ в отношении тайных планов Щербицкого. При этом подчёркивая, что человек Щербицкого в КГБ Федорчук скрывает от Политбюро эти чудовищные «прослушки» истинных планов Щербицкого.

Андропов вроде бы ненароком обронил Брежневу, что Щербицкий по национальности хохол из поляков, а по настроениям подозревается как бандеровский «самостийник». А между тем, мол, Щербицкий уже выпросился в командировку в США, чтобы добиться американской поддержки своих планов переноса партийно-государственного престола в Советском Союзе из Москвы в Киев.

 

* * *

Что отвечал Андропову Брежнев, я не знаю. Но в ночь на 10 ноября, не пережив информации от Андропова о подлинном лице своего любимца Щербицкого, Брежнев скоропостижно скончался. Я не знаю (и никогда не хотел знать) преступных подробностей, кто и как отдавал конкретные приказы. Но случайно или нет, однако известно, что в ночь скоропостижной смерти переволновавшегося Брежнева с дачи Брежнева в Заречье были вдруг кем-то отпущены в отгулы одновременно и врач и медсестра, и убрана постоянно дежурившая у ворот анимационная машина скорой помощи.

Известно лишь, что первым по вызову жены Брежнева в Заречье примчался вовсе не врач, а Андропов, чтобы наверняка завладеть «чёрным чемоданчиком».

 

 

8. Живи сам и дай жить другим

 

Что ещё тут можно добавить поучительного для опасно натянутой кремлёвской ситуации нашего времени?

11 SEMANOVЯ десять лет назад, в 2007 году, по просьбе ныне уже, увы, покойного выдающегося советского историка Сергея Семанова написал обширное предисловие к его знаменитому политическому бестселлеру «Дорогой Леонид Ильич», бесчисленное число раз переиздававшемуся у нас и за рубежом.

Мой давний близкий друг ещё с университетских лет Сергей Николаевич Семанов, став при Брежневе не без моей помощи главным редактором директивного журнала министерства юстиции «Человек и Закон» (а это тираж 6 млн. экз. и главный редактор – высшая номенклатура даже не ЦК КПСС, а бери ещё выше – аж Политбюро) имел по своему служебному положению неограниченный доступ ко всем самым секретным архивам и спецхранам. Даже в 7-й особо секретный раздел архива ключевого Общего отдела ЦК КПСС, не случайно возглавляемого членом Политбюро, самым близким другом Брежнева Константином Устиновичем Черненко.

Потому у Семанова так сенсационно и получилась его книга о Брежневе.

Но тогда в 2007 году Семанов на основе особо секретного архива упомянутого ключевого Общего отдела ЦК КПСС по разделу № 7 самостоятельно рассекретил моё по понятным причинам прежде тщательно скрывавшееся негласное высокое положение при Брежневе. Про то, что я был негласным помощником Суслова, сменив маститого писателя Эренбурга, знали все, кому положено знать. Но про мою работу на Брежнева знали очень немногие.

11 Semanov bookОднако, не согласовав со мной, Семанов взял и жирно рекламно подписал, чтобы его книга бешено продавалась, моё обширное предисловие к его книге – А.Байгушев, Координатор Личной стратегической разведки и контрразведки Генерального Секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева.

Это оказалось для меня сюрпризом, который я увидел, когда книга уже была в продаже, и когда мне оставалось только проглотить пилюлю.

Разведчики по понятным причинам, даже уже уйдя на пенсию, предпочитают не вспоминать своё разведывательное прошлое. Мало ли кто как к этому отнесётся – могут ведь и «стукачом» пригвоздить, хотя ни одного доноса на коллег-писателей я Брежневу не написал (это теперь легко проверить).

Но Семанов, ссылаясь на то, что советское время давно миновало, поставил меня перед уже свершившимся фактом. Передо мной Семанов оправдался тем, что все его бешеные гонорары идут на счета негласной Русской партии.

 

* * *

Я тогда озаглавил своё предисловие к его сенсационной монографии жизненным девизом Брежнева «Живи сам и дай жить другим». Девиз этот был простым, но по советскому времени кардинально расходившимся с прежним ленинско-сталинско-хрущёвским курсом на принудительный «казарменный социализм» за «железным занавесом» для терпеливого русского народа.

Не скрою, что в кругах «русского мира» сейчас ждут и от нынешней власти хотя бы всего лишь такого же самого простого, но хоть как-то обнадёживающего девиза. Ведь социальное расслоение у нас достигло взрывного предела.

 

Александр БАЙГУШЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *