МЕДИНСКИЙ – ПОЗОР НАШЕЙ НАУКИ И КУЛЬТУРЫ. Какие выводы напрашиваются из скандального рассмотрения дела министра в Высшей Аттестационной Комиссии?

№ 2017 / 37, 27.10.2017

Почти завершилась скандальная эпопея с докторской диссертацией министра культуры России Владимира Мединского. Никто не сомневается в том, что министр образования и науки Ольга Васильева подпишет заготовленный Высшей аттестационной комиссией (ВАК) вердикт, полностью оправдает Мединского и сохранит за ним научное звание доктора исторических наук. Но эта победа для Мединского по сути – Пиррова. В глазах большей части научного сообщества, да и не только научного, он теперь навсегда останется лже-историком, многие будут считать его приспособленцем и карьеристом, далёким от истинной науки.

 

В принципе, исход дела Мединского был прогнозируем. Мало кто сомневался в том, что большинство членов ВАКа, несмотря ни на что, проголосуют в пользу действующего министра культуры. Хотя за день до решающего голосования ректор Санкт-Петербургского экономического университета Игорь Максимцев, выступая на телеканале «РБК», заявил, что некие силы с помощью публикаций в прессе настраивают государственные академические круги в пользу определённого решения, и поэтому, мол, членам ВАКа потребуется проявить мужество, чтобы не поддаться давлению СМИ. Подтекст был такой: против Мединского ополчились все либералы, якобы именно они диктуют повестку дня и грозят всем несогласным будущими проклятиями и карами. Но это заявление петербуржского экономиста выглядело смешно. Почему?

Первое. Кого мы обманываем? Ну не надо делать из Мединского жертву атак либералов. Неужели вы хотите сказать, что бывший замминистра культуры России и экспредседатель общественного совета Министерства культуры РФ Павел Пожигайло – отъявленный либерал? Побойтесь Бога! А что, великий историк Янин, открывший миру новгородские берестяные грамоты, тоже теперь стал записным западником? Поэтому не надо к делу о диссертации министра подходить исключительно из каких-то партийных или групповых пристрастий.

Второе. Давайте ещё раз посмотрим, какие претензии предъявлялись Мединскому в СМИ, причём как в либеральных, так и в некоторых изданиях, стоящих на державных позициях. Неоднократно цитировались заимствования Мединским из чужих работ. Эти заимствования так никто и не опроверг. Вызывали вопросы методика исследования Мединского и выстроенная им система доказательств в выдвинутых им научных положениях. Если верить одному из ключевых положений в диссертации министра, им во главу угла были положены национальные интересы России. Но позвольте! Мы все – граждане своей страны и, конечно, исходим во всём из интересов нашей Родины. Но в науке важны не только общие рассуждения, а конкретные доказательства, которые могут быть почерпнуты как в архивах, так и в свидетельствах современников и в прочих источниках. А вот с источниковой базой у Мединского, похоже, существовали серьёзные проблемы. Впрочем, нас сейчас уверяют, что это всего лишь научная полемика. Мол, каждый имеет право по-своему интерпретировать те или иные материалы. Что ж, не будем сейчас долго дискутировать на эту тему. Предположим, что Мединский действительно изобрёл свой особый метод аргументации. Коснёмся других фактов, приведённых в целом ряде СМИ.

Кто бы объяснил, как так получилось, что в Ленинскую библиотеку попал один вариант автореферата докторской диссертации Мединского, в котором были перечислены в том числе и оппоненты соискателя учёной степени, а во всех инстанциях рассматривался другой вариант автореферата с указанием совсем других оппонентов? Кто допустил подмену документов и ввёл в заблуждение научное сообщество? Эти вопросы до сих пор остаются без ответа. Как никто до сих пор не объяснил: рассматривалась ли диссертация Мединского (после её защиты в Российском государственном социальном университете) в экспертном совете ВАКа?

И что же в этих вопросах такого страшного и несправедливого? И можно ли воспринимать эти вопросы как попытку грубого давления на членов президиума ВАКа? Скорее, имели место случаи другого давления.

2 3 medinskij

Такое впечатление, что у г-на Мединского оказались влиятельные заступники на очень высоких этажах власти. Смотрите: как только над министром сгущались тучи в связи с его скандальной диссертацией, в ход тут же шла тяжёлая артиллерия. Вспомните, буквально перед самым рассмотрением дела Мединского в Белгородском университете вышла нахальная статья министра не где-нибудь, а в главном правительственном издании страны – «Российской газете». Давайте не прикидываться ягнятами! Что такое для провинции появление накануне важного голосования материала в правительственном издании? Можно сколько угодно рассуждать о свободе слова и свободе совести, но пока у нас значительная часть чиновников на периферии воспринимает выступление министра в «Российской газете» не как выражение его личной точки зрения, а как прямое указание к действию со стороны Правительства. И можно только удивляться тому, что несколько человек на заседании специализированного совета Белгородского университета тем не менее посмели ослушаться верхов и выступить с особым мнением.

Теперь посмотрим, какие шаги предпринимались покровителями Мединского в преддверие рассмотрения этого дела в Президиуме ВАКа. В защиту скандального министра открыто и, я бы даже сказал, агрессивно выступило сразу два государственных телеканала – «Россия» и «ТВЦ». Один из главных пропагандистов страны Дмитрий Киселёв, который в прошлом специализировался на изучении Норвегии, а затем совершенствовался в познаниях джаза и в содержании лошадей, усмотрел в критике сомнительного исторического исследования Мединского травлю важного правительственного чиновника-патриота. Хотя по большому счёту Мединский, став министром, сам кого угодно мог затравить.

Своего апогея защита Мединского достигла за день до рассмотрения дела в Президиуме ВАКа. На государственных телеканалах уже прямо не говорилось о том, какой Мединский великий историк. Зрителю внушалось другое: что Мединский – великий созидатель и защитник культуры. Нам без конца демонстрировали на всех каналах кадры со срочного открытия на ВДНХ музея кино с участием мэра Москвы Собянина и выдающегося деятеля культуры Никиты Михалкова. Неважно, что Михалков на этих кадрах выглядел довольно-таки блекло. Цель у телевизионщиков была другая – показать обществу отсутствие каких-либо конфликтов между правительственным чиновником и большим кинохудожником и продемонстрировать поддержку Михалковым отважного министра (хотя ни для кого не является секретом, что тот самый Никита Михалков, который пять с лишним лет назад убедил верховную власть посадить мало кому тогда известного бизнесмена в области рекламы и пиара Мединского в министерское кресло, спустя года, столкнувшись то ли с беспомощностью своего бывшего протеже, то ли увидев его перебежку в противоположный лагерь, публично отмежевался от весьма скользкого чиновника и демонстративно вышел из состава попечительского совета Фонда кино). Не вполне веря в убедительную силу телекадров открытия музея кино с участием Мединского, покровители чиновника заготовили перед заседанием ВАКа ещё один сюжет. Они пробили срочное подписание у самого президента страны указа о новом статусе музея-усадьбы «Архангельское» и на всех телеканалах подали это как личную победу Мединского в деле защиты уникальных памятников русской культуры. Рассчёт был, видимо, на то, что у зрителя короткая память. А ведь мы не забыли, что этот же самый Мединский, которого нам теперь подают как чуть ли не спасителя Отечества, несколько лет назад назначил в Архангельское директором бывшего заместителя министра культуры России Бусыгина, который тут же дал понять, что не прочь часть заповедной землицы выделить структурам олигарха Вексельберга для современных коммерческих застроек. И остановил тогда губительные для нашей культуры процессы отнюдь не Мединский, а молодой парень Соседов, возглавлявший на тот момент не имевшее никаких финансов подмосковное отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры. И то что президент наконец придал Архангельскому новый статус – это заслуга прежде всего Соседова, но никак не Мединского.

И вот после такой мощной артподготовки на государственных телеканалах неужели вы ждали, что большая часть президиума ВАК проявит объективность? Не будьте наивными! Что такое Президиум ВАК? Это ведь по сути государственная, а не общественная организация. И понятно, что руководство этой организации вынуждено всё время оглядываться на власть и учитывать позицию верхов. Вы что, и впрям надеялись, что после яростного выступления одного из главных пропагандистов страны на главном государственном телеканале большая часть ваковцев осмелилась бы занять иную позицию, противоречащую проповеди Киселёва?! Наоборот, стоит удивляться другому – что, тем не менее, в президиуме нашлось шесть человек, которые несмотря ни на что проголосовали против Мединского.

Нет никакого сомнения в том, что какие-то могущественные силы, сгруппировавшиеся вокруг одной из кремлёвских башен, очень хотели оставить Мединского на своём посту. Возможно, у них по поводу Мединского есть свои далеко идущие планы. И готовились они к этому заседанию ВАКа очень серьёзно. Не случайно накануне председатель Правительства Медведев произвёл ряд кадровых перестановок в этой организации (ВАКе). Только не надо нам теперь говорить, что это просто совпадение: мол, все эти перестановки были запланированы ещё весной, просто так долго залёживались бумаги… У нас на верху просто так ничего не бывает, и если бумаги об отставке ряда важных чиновников были подписаны именно за день до решающего голосования, значит, кому-то это было надо. Другое дело, что здесь возможны разные трактовки. Одни уверяют, что главного учёного секретаря ВАКа срочно убрали в силу его страшной одиозности. Якобы именно этот чиновник уже раз спас Мединского от сокрушительного погрома, не допустив под разными предлогами публичного рассмотрения докторской диссертации министра в Уральском университете. Дескать, мавр сделал своё дело, и дальше оказался верхам не нужен. Появилась иллюзия, что в отсутствие одиозных фигур удастся продемонстрировать, с одной стороны, некоторую демократичность, а с другой – отстоять Мединского более мягкими способами, без агрессии. Но есть и другая версия. Якобы никто не мог гарантировать, что срочно убранные из ВАКа чиновники не устроят скандал и не расскажут коллегам всей правды: как, кто, где, на каких этапах давал команды спасать скомпрометировавшего себя министра.

Ещё один момент. Давайте ещё раз посмотрим, как проголосовал Президиум ВАК. Нам пока объявили только итоги: 14 человек поддержало Мединского, 6 проголосовало против него и 4 воздержались. Поимённо мы до сих пор не знаем, кто как выступил. Есть только сообщения в прессе, что не поддержали Мединского один из крупнейших лингвистов страны, член-корр РАН Евгений Головко, ведущий экономист страны, декан экономического факультета МГУ Александр Аузан, историк Игорь Данилевский, архивист Сергей Мироненко, доктор политических наук из института философии РАН Мария Фёдорова и доцент Высшей школы экономики Александр Муравьёв. Среди четырёх воздержавшихся – крупнейший филолог Николай Казанский, который объяснил свою позицию тем, что «В случае лишения степени возник бы ненужный скандал. Самое главное, что важные вопросы были подняты. И была дана острастка». Что тут бросается в глаза? В президиум ВАК входят учёные самых разных специальностей, не только по истории и, вообще, не только гуманитарии, там много технарей и учёных-естественников. Но смотрите, значительная часть гуманитариев высказалась как раз против министра. Судя по всему, поддержали Мединского в основном технари и представители чиновничьего класса, которые впрямую научными исследованиями не занимаются, а являются функционерами от науки или менеджерами. Исходя из этого, Мединскому, вероятно, следовало бы повторить своё старое заявление, которое он сделал несколько лет назад после письма академиков из клуба «1 июля». Помните, как он тогда отреагировал на негативную реакцию академиков? Мол, он ничего против этих академиков не имеет, но они все физики, химики и прочие технари, и поэтому, дескать, мало соображают в истории… (Хотя среди подписантов тогда был, повторимся, и историк с мировым именем Валентин Янин.) Теперь, чтобы избежать обвинений в ангажированности критиков, докторскую диссертацию министра до Президиума ВАК специально внимательно изучил экспертный совет Высшей аттестационной комиссии, состоящий только из одних историков. Этот совет большинством голосов признал низкое качество работы правительственного деятеля. Тут уж крыть было нечем. Разве что можно было ещё сослаться на то, что не все члены экспертного совета являются специалистами именно по истории России XV-XVII вв. Но до такой смешной уловки на этот раз дело не дошло. Нынче мы увидели, что гуманитарная часть президиума ВАКа, в отличие от технарей, быстро обнаружила научную несостоятельность докторской диссертации Мединского. Но команда министра предпочитает сей факт всячески замалчивать.

Кстати, тут напрашивается ещё один вывод. Коль Президиум ВАКа большинством голосов поддержал Мединского, то логично было бы ожидать следующий шаг: расформирование экспертного совета. Ведь что получилось? Большинство экспертов не увидело в работе Мединского какой-либо научной значимости, а Президиум ВАК этот вывод своим голосованием опроверг. Значит, по логике, эксперты оказались либо непрофессиональными, либо анагажированными людьми. И если сейчас высокое начальство не реформирует экспертный совет, то получится странная заковыка. Тогда, по-хорошему, надо будет уже реформировать Президиум ВАК. Ведь не может же быть такой ситуации, когда одна инстанция подавляющим большинством голосов на корню зарубает диссертацию, а другая, наоборот, всячески поддерживает. Тут уж должно быть что-то одно. Посмотрим, как руководство ВАК и Министерство образования и науки России будут выходить из этой скользкой ситуации.

Отдельно, видимо, надо сказать о странных публикациях некоторых приближенных к министерству культуры печатных изданий. В частности, огромное удивление вызвала опубликованная в «Литературной газете» накануне заседания Президиума ВАКа статья Аллы Кирилиной. Пафос этой статьи свёлся к возмущению: как вообще кто-либо мог посметь выступить против министра, проявившего себя как истинный патриот своей страны?! Но с чего это г-жа Кирилина взяла, что Мединский – истинный патриот? (Не из собственного же его заявления в диссертации, что историческую истину надо поверять национальными интересами?) Патриоты хотя бы не разрушают памятники Победе. А что при Мединском теперь происходит с Музеем Великой Отечественной войны на Поклонной горе? Бывшая помощница министра, которой от роду всего 26 лет, не стесняется фотографироваться на фоне фашистской символики и с гордостью размещать эти вызывающие фотографии в социальных сетях. В Музее началось принижение и разрушение многих уникальных залов, посвящённых важнейшим событиям Великой Отечественной войны. Сотрудников стало позволительно обзывать матерными словами или заставлять в нарушение всех кодексов закона о труде работать до ночи, но не ради государственных интересов, а лишь бы ублажить новое музейное начальство. Возмущениями о беспределе, творящемся в Музее на Поклонной горе, заполнен весь Интернет. А Мединскому на это начхать! У него голова болит только о том, сохранят ли ему докторскую степень или лишат его всех научных званий. И это выдаётся за патриотизм? Спуститесь, г-жа Кирилина, с небес на нашу грешную землю!

Возьмём другой пассаж из статьи Кирилиной. Она возмущена тем, что общественность посмела вторгаться в деятельность диссертационных советов и поднимать вопросы о научной ценности тех или иных исследований. Такое впечатление, что Кирилина живёт в каком-то особом изолированном мире. Неужели она и впрямь не знает, что многие научные сообщества уже давным-давно сами себя дискредетировали? Неужели ей не ведомо, что у нас в стране годами процветал рынок написания литературными неграми диссертаций для чиновников. Сколько в постсоветской России было защищено липовых диссертаций! Увы, не десять и не двадцать. Счёт шёл на сотни и даже тысячи! И то что этот беспредел удалось хотя бы в разы сократить, в этом есть и немалая заслуга столь ненавистного автору газеты общества «Диссернет». Кстати, накануне рассмотрения дела Мединского в ВАКе стало известно, что благодаря «Диссернету» наконец-то закончилась скандальная история с липовой диссертацией и ректора Московского политехнического университета. Повторим, плагиат и всё прочее у этого ректора обнаружило не официальное научное сообщество, а гражданские активисты. И теперь встал вопрос об увольнении этого ректора по статье «недоверие»… Или г-жа Кирилина заинтересована в том, чтобы все диссертационные советы, как и ВАК, оставались некими тайными ложами, которые бы соблюдали корпоративные интересы и продвигали далёких от науки чинуш либо всевозможных родственников влиятельных лиц? Предваряя статью Кирилиной, редакция сообщила, что их любимый автор недавно вышла из одного диссертационного совета в знак протеста против защиты какой-то диссертации якобы с антироссийским пафосом. Согласитесь, тут ничего не понятно. Чья это диссертация? Что конкретно в ней утверждается? Назовите имя, тему, чтобы можно было убедиться, так это всё или придумано! Слишком часто у нас теперь под антироссийскими или, наоборот, пророссийскими взглядами прикрывают чью-то научную несостоятельность. Почему мы на слово должны верить, что Кирилина покинула какой-либо диссертационный совет якобы из-за своей гражданской позиции? А может, всё было наоборот: автор диссертации стоял как раз на государственнических позициях, но одновременно разоблачал антинаучность и демагогичность г-жи Кирилиной, и после этого г-же Кирилиной ничего не оставалось, как придумать предлог и быстренько испариться? Кстати, кто вообще знает такого доктора наук – Кирилину, и какой вклад она внесла в науку? Для большей части научного сообщества это имя ни о чём не говорит. Такое впечатление, что у команды Мединского просто не получилось найти серьёзных учёных, которые могли бы с доказательствами в руках опровергнуть все обвинения в научной несостоятельности министра, и она не придумала ничего лучшего, как воспользоваться услугами Кирилиной.

Что показал скандал с Мединским? Как бы в постсоветское время у нас ни пытались изничтожить академическую и вузовскую науку и приспособить ту же историю под решение сиюминутных задач власти, полностью лишить страну знаний не удалось. Научное мышление и научное сознание из нас до конца не выкорчевали. В научной среде, да и не только, стали понимать, что если не давать отпора зарвавшимся политикам и бизнесменам, которые нахрапом добились для себя различных званий и привилегий, мы окончательно скатимся в пропасть. Всё больше стало появляться людей, которые убеждены, что науку надо делать чистыми руками, без блата и подкупа как литературных негров, так и различных функционеров и не подстраиваясь под конъюнктурные соображения. В основе научной работы всё-таки должны лежать факты, а не какая-либо демагогия, прикрывающаяся якобы интересами государства.

Многие уяснили, что Мединский – это позор не только отечественной исторической науки, но и правящей системы. У таких, как Мединский, нет будущего ни в науке, ни в политике, ни в бизнесе. Будущее за новым поколением историков, которые свободны в своих исследованиях от прежних догматов, ничем не зашорены и не зависимы от текущей конъюнктуры. Дорога таких исследователей очень и очень непроста, но только она может привести к серьёзным открытиям.

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

 


 

В последний час

 

Решением президиума ВАКа возмутились более 60 академиков и научный совет Минобразования. Неужели власть и это проигнорирует?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *