В ОЖИДАНИИ ТИШИНЫ (блиц-опрос: «Лучшие книги об Октябре»)

№ 2017 / 38, 03.11.2017

У людей, не совсем уж зашоренных и не окончательно ужаленных безумной осой раздора, принято говорить про такие противостояния: «у каждой стороны своя правда». Однако роковая особенность Октябрьских событий и последующей Гражданской войны, быть может, как раз в том и состояла, что у каждой стороны была, прежде всего, своя неправда.

То есть сила правды, сама энергетика слова «правда», за которую люди проливают кровь и отдают жизнь, в этой распре у каждой из сторон была наполнена и тем самым подменена в своей преобладающей сути отторжением от чужой неправды и повреждением, болезнью от собственной неправды. То есть сугубо отрицающее начало. «Буржуи», «эксплуататоры», «безбожники», «предатели»…  Быть может, положительного идеала (не абсолютного, а за своей борьбой ощущаемого) было чуть больше у «красных», потому они и победили. Но и у них отторжение, отрицание было главным внутренним и внешним двигателем. Так и появился этот разрыв – в обществе, в народе, внутри семей и в самой русской истории, традиции, культуре…

Таких разрывов в русской истории было несколько. Один даже прямо назывался «расколом». Но самый сильный, разверзнувший в душе народа и в его истории почти бездну, свершился в те октябрьские дни. Преодолеть такую бездну может только чудо. О таком чуде символически написал Юрий Кузнецов в своём стихотворении «Струна».

 

В землю белый и красный легли,

Посылая друг другу проклятья,

Два ствола поднялись из земли

От единого корня, как братья.

 

В пыль гражданская распря сошла,

Но закваска могильная бродит.

Отклоняется ствол от ствола,

Словно дьявол меж ними проходит.

 

Далеко бы они разошлись,

Да отца-старика по наитью

Посетила счастливая мысль –

Их связать металлической нитью.

 

Слушай, слушай, родная страна,

В грозовую ненастную пору,

Как рыдает от ветра струна

И разносится плач по простору.

 

В ясный день не рыдает она,

И становятся братья родными.

И такая стоит тишина,

Словно ангел витает над ними.

 

Тут настоящая трагедия: струна не даёт братьям (их памяти, их душам) совсем разойтись, но никак (в принципе) не может их окончательно примирить, соединить. В каких произведениях нашей литературы наиболее чисто и сильно звучит эта песня-плач струны, натянутой народным сердцем, его внутренней тягой к единству? И где это рыдание не переходит в отчаяние, а приближает сакральную тишину ясного дня?

Надеюсь, мы в ходе задуманного опроса получим какие-то подсказки. А направление поиска, на мой взгляд, верно наметил Юрий Кузнецов.

 

Евгений БОГАЧКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *