КРАСНОЕ И СЕРОЕ (блиц-опрос: «Лучшие книги об Октябре»)

№ 2017 / 38, 03.11.2017

Мне думается, что было бы полезным сейчас всем перечитать повесть Владимира Зазубрина «Щепка». Там, по-моему, всё верно сказано о том терроре, к которому привёл октябрьский переворот.

Вспомните героя повести – председателя губернского ЧК Срубова. Этот человек хотел видеть в революции только созидание. «Для Неё и в Её интересах Срубов готов на всё. Для Неё и убийство – радость». Спор как средство убеждения Срубов не признавал. Сломить волю несогласных с революционными идеями могла, как полагал герой Зазубрина, только сила оружия. Террор воспринимался им как нравственное очищение общества. Так создавалась система подавления инакомыслия.3 Zazubrin Sxhepka

В повести Зазубрина, видимо, не зря преобладали два цвета – красный и серый. Эти цвета во многом отражают особенности миропонимания Срубова. Красный олицетворял для него необходимость насилия («огонь восстаний, кровь жертв, призыв к борьбе»). А в сером цвете он воспринимал будни революции («солёный пот рабочих будней, голод, нищета, призыв к труду»). Срубов и работу свою чекиста как ассенизатора революции рассматривал в органическом сочетании двух цветов. У него «каждый день – красное, серое, серое, красное, красно-серое. Разве не серое и красное – обыски – разрытый нафталинный уют сундуков, спугнутая тишина чужих квартир, реквизиции, конфискации, аресты и испуганные перекошенные лица, грязные вереницы арестованных, слёзы, просьбы, расстрелы – расколотые черепа, дымящиеся кучки мозгов, кровь».

Прозрение у Срубова наступило лишь после гибели отца. Но было уже поздно. Система заработала и набрала силу. Она подмяла под себя миллионы людей, заставив смириться почти всех непокорных. Вызов одиночки ей был уже не опасен. Теперь системе легче было расправиться со Срубовым, чем повернуть вспять.

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *