Александр БАЙГУШЕВ. КАК Я СОБЛАЗНЯЛ «ОСТОЙРОПУ»

№ 2017 / 38, 03.11.2017

Я неожиданно для себя получил страшно много откликов от читатей «Литературной России» на свою публикацию «Поучительная для нынешней ситуации ошибка Брежнева» («ЛР», 2017, № 36). Мне казалось, что подросло новое поколение, и оно уже не читает газет, а целиком с головой погрузилось в омут интернета. И наши, стариков, воспоминания о Советском Союзе уже молодёжи до лампочки. Тем более специфические воспоминания о наших грязных интригах в закулисье советского прошлого. Но, пожалуй, я недооценил бесценное чутьё главного редактора «Литературной России».

Ведь не секрет, что главный редактор «Литературной России» Вячеслав Вячеславович завоевал многих нынешних подписчиков «Литературной России» прежде всего именно своими собственными поразительными материалами из рассекреченных спецхранов, в которых он кропотливо порылся. После его публикаций мы поняли многие загадочные советские фигуры. И не только, например, много лет процветавшего при советской власти в Союзе писателей СССР не столько писателя, сколько интригана драматурга Анатолия Софронова, но и даже такого самого великого политического интригана, как главный идеолог Политбюро мой шеф Суслов.

И вообще мы, благодаря публикациям в «Литературной России», многое поучительно для себя, наконец, поняли в закулисном механизме советской власти. Естественно, что от этого подписка на «Литературную Россию» быстро растёт. Все думающие люди стали взахлёб читать газету.

 

* * *

 

Но почему москвичам нынче так трудно купить «Литературную Россию»? А дело в том, что сейчас в Москве малокультурное окружение мэра Собянина вызывающей и преступно ограничило продажу свободной прессы.

Однако подхалимскому окружению Собянина не хватает ума понять, что москвичи на ограничение своих законных прав в свободной стране свободно читать свободную прессу уже глухо ропщут. И москвичи готовы просто не переизбрать Собянина.

Люди уже открыто говорят, что Собянин – не демократ, а жуткий тоталитарный диктатор. Он что-то делает для украшения города. Но он практически ввёл цензуру, сверху рекомендуя, какую прессу в газетных киосках свободно продавать, а какую в киоски не допускать. Такого беспредела нет ни в одной свободной демократической стране. Похоже, что диктатор Собянин мечтает, чтобы москвичи читали только исключительно восхваляющую его до небес «Вечернюю Москву». Ну, как народу такой установкой искренне не возмутиться? Это же позорные сталинские методы безудержной саморекламы!

Московская власть сейчас остро нуждается в критике: в том, чтобы пресса не лихо пудрила москвичам мозги, а ради общей пользы вскрывала имеющиеся недостатки, как это пытается делать «Литературная Россия». Этим ведь «ЛР» постепенно и завоёвывает всё больше и больше подписчиков – и не среди досужих любителей голых сплетен, а именно среди лучших думающих людей.

 

* * *

 

Но от «лирики» к делу. Молодые читатели «Литературной России», прочитав в моей публикации про то, что при Брежневе его «Личная стратегическая разведка и контрразведка» не ждала манны с неба, а сама по крупицам готовила «разрядку» международной напряжённости, спрашивают, меня: «А как вы это делали? Нам же тоже сейчас надо не болтать, а убеждать Запад, что «разрядка» лучше «холодной войны»?!».

Ну, что ж, вспомню один пример. Надеюсь, что во влиятельном журнале «Остойропа» («Восточная Европа») мои друзья на меня не рассердятся.

 

* * *

 

Напомню, что, когда Брежнев вдруг, как сейчас Путин, решительно предложил «разрядку международных отношений», то Запад тоже сначала встал на дыбы и страшно противился. Но Личная стратегическая разведка и контрразведка Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И. Брежнева в обход КГБ и ЦРУ, зацикленных на раздувании «холодной войны», тогда смело пошла на тесные контакты с широкой общественностью на Западе.

Сейчас, идя по проложенной нами ещё при Брежневе дорожке – против масонских интриг в Закулисье взывать к мировой общественности, – Путин организовал Валдайский форум, на который смело приглашаются влиятельные люди из западной интеллигенции, независимо от их взглядов.

Но это только сейчас не вызывает сопротивления нашей Лубянки. А тогда в СССР мы все жили за «железным занавесом». И я рисковал головой, идя порой на такие контакты с людьми противоположных взглядов, от которых тогда КГБ было буквально в шоке. Вспомню для наглядности хотя бы один пример.

Среди прочих влиятельных людей на Западе я тогда ради «разрядки» вышел на главного редактора журнала «Остойропа» («Восточная Европа») Курта Майнерта. Мы учли, что именно этот прекрасно осведомлённый и потому очень влиятельный журнал настраивает элиту общественного мнения в Западной Европе при выработке западного отношения к странам Восточной Европы, включая Россию.

Курт Майнерт слыл ярым антисоветчиком, а за самим журналом «Остойропа» стояли стратегические разведки стран Западной Европы. И вот я через голову Председателя КГБ с ходу на свой страх и риск вдруг пригласил Курта Майнерта в Москву – к себе в гости.

Я представился Курту Майнерту свободным журналистом, тесно связанным с советскими диссидентскими кругами. Тут на меня сработало, что в диссидентском «самиздате» действительно тогда широко ходила рукопись моего тогда ещё запрещённого исторического романа об иудейских хазарах «Плач по неразумным хазарам», и на Западе об этом осведомлённые люди типа Майнерта прекрасно знали.

В ответ на моё неожиданное приглашение погостить у меня в Москве Курт Майнерт всплеснул руками: «Но меня же к вам в СССР ваше КГБ ни в жизнь не впустит?!». Я подмигнул ему и ответил, что я умело оформлю приглашение его в СССР через своих близких друзей в международном агентстве печати «Новости» (АПН), в котором сам подрабатываю специальным корреспондентом. Мол, ради меня мои друзья в исключительном случае «забудут» информировать КГБ, которое они сами в душе тоже ненавидят.

Я пояснил, что свободным журналистам работать в АПН очень трудно, потому что мы всё время чувствуем себя под колпаком КГБ. Но зарплаты и гонорары в АПН высокие, а деньги, как известно, не пахнут. И мы терпим колпак КГБ.

 

* * *

 

Думаю, что Курт Майнерт осмотрительно навёл справки обо мне в ЦРУ, а там наверняка знали, что я негласно возглавляю стоящую в СССР по своему статусу выше КГБ Личную разведку самого Брежнева – уверен, «кроты» из ЦРУ знали и тогда своё дело.

Но Курт Майнерт был рисковый человек, и он понимал, что другого шанса прорваться за «железный занавес» у него не будет. Потому он, усмехнувшись, принял предложенные мной правила игры в «свободных журналистов».

Однако он сразу мне поставил жёсткие условия, с кем он лично захочет встретиться в Москве из диссидентской оппозиции советскому режиму. Он назвал несколько громких крамольных имён, популярных на Западе. И смотрел ехидно на мою реакцию.

Но я ответил, что по счастью знаком с ними со всеми. Я опять лукаво подмигнул, и пояснил, что однако охотно буду сам его сопровождать в визитах к этим самым знаменитым советским диссидентам. Мол, это надо, чтобы я сам на своих высокопоставленных связях лично подстраховал его и грешных оппозиционеров от коварных «сюрпризов» со стороны КГБ.

 

* * *

 

В Москве я щедро водил Майнерта не только по шикарным ресторанам, но и по сомнительным злачным местам. А на закуску я даже провёл его в недоступный обыкновенным людям закрытый спецхран русского живописного авангардизма в запасниках Третьяковской галереи, где ему щедро «завернули» понравившуюся ему очень дорогую картину. Я пояснил Майнерту, что сам заплачу за неё из своих немалых гонораров. Но такая картина на Западе безумно дорого ценилась, и никаких моих гонораров ни в жизнь на неё бы не хватило. Просто, мой шеф Суслов спустил соответствующую команду сверху в дирекцию Третьяковки.

Из диссидентов я первым делом отвёл Майнерта, разумеется, в мастерскую к своему другу и единомышленнику Илье Глазунову. А Курту Майнерту я объяснил, что это именно я, вопреки запрещению со стороны КГБ вообще упоминать имя Глазунова в советской прессе, прорвал цензурную блокаду. На своих связях опубликовал в официальной газете Министерства культуры «Советская культура» большую статью о Глазунове с репродукциями его картин. Тогда уже знаменитый на Западе Илья Глазунов в СССР ещё сдуру считался крамольным диссидентом.

Великий живописец накрыл для Майнерта роскошный стол и подарил свою картину. Я также сводил Майнерта к великому скульптору Эрнсту Неизвестному, тоже сдуру считавшемуся в СССР крамольным автором. Сводил Майнерта и ко многим другим совершенно скандальным диссидентам, Короче, я обрабатывал Майнерта на всю катушку. Мол, я ничего от него не прячу.

 

* * *

 

И, естественно, у нас с Майнертом начались довольно скользкие, но уже вполне доверительные разговоры. Я старался осторожно внушить Майнерту, что Западной Европе пора уже стать самостоятельной и перестать ходить в бессловесных холуях у США. А потому подвернувшаяся ей брежневская идея «разрядки» международных отношений будет Западной Европе очень на руку – она перестанет остро нуждаться в американском военном присутствии.

Думаю, что Курт Майнерт подробно доложил своим западным спонсорам о щедром его приёме в СССР и о наших доверительных разговорах. И – нашёл со стороны высокопоставленных западноевропейских политиков определённое понимание. Во всяком случае, журнал «Восточная Европа» вдруг стал поддерживать брежневскую идею «разрядки». И так мы последовательно поработали с влиятельной западной печатью и с влиятельной общественностью по многим-многим направлениям.

А в результате мы тогда добились, что Западная Европа вопреки запугиваниям американского ЦРУ проявила самостоятельность – упёрлась и решительно пошла на Хельсинские соглашения. Американцам пришлось отступить и тоже эти соглашения нехотя, но подписать.

 

* * *

 

Я убеждён, что и Путин сейчас успешно использует аналогичные наши ресурсы. Ведь сам Путин как переговорщик не слабее страшно обаятельного в молодости Брежнева. Это подтверждает его изумительное по смелости выступление 19 октября 2017 года на Валдайском форуме в Сочи, где Путин сразу нашёл контакт с очень сложной и недоверчивой аудиторией.

Президент Путин на недавнем Валдайском форуме 19 октября прямо заявил:

 

– Политика грубо вмешивается в экономические, рыночные отношения. Совсем недавно говорили, что это невозможно, контрпродуктивно и этого нельзя допустить. Теперь те, кто так говорил, сами это всё делают. Некоторые даже не скрывают, что используют политические предлоги и поводы, чтобы продвинуть собственные чисто коммерческие интересы.

– Так, недавний санкционный пакет, принятый американским конгрессом, откровенно нацелен на то, чтобы вытеснить Россию с европейских рынков энергоносителей, заставить Европу перейти на более дорогой сжиженный газ из США. Да и объёмов-то ещё там не хватает.

– Нам пытаются чинить препятствия в прокладке новых энергомаршрутов, «Южного» и «Северного» потоков, несмотря на то, что такая диверсификация логистики экономически эффективна, выгодна Европе, служит укреплению её безопасности.

– Повторю, у каждого государства, естественно, есть свои политические, экономические и другие интересы – вопрос в том, как, какими средствами их защищать и продвигать.

– В современном мире стратегический выигрыш невозможен за счёт других. Подобная политика, основанная на самоуверенности, эгоизме, претензиях на собственную исключительность, ни уважения, ни истинного величия не принесёт, а вот естественное, справедливое отторжение и противодействие неизбежно вызовет. И в результате мы получим дальнейший рост напряжённости, противоречий вместо того, чтобы вместе пытаться сформировать устойчивый, стабильный миропорядок, ответить на те технологические, экологические, климатические, гуманитарные вызовы, с которыми сталкивается сегодня всё человечество.

 

К словам Путина по существу мне добавить нечего. Яснее не скажешь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *