Александр ТРАПЕЗНИКОВ. ЗОЛОТЫЕ КРУПИЦЫ В ЛОТКЕ ЧИТАТЕЛЯ

№ 2017 / 40, 17.11.2017

В издательстве «Центрполиграф» вот уже четвёртый год выходит любопытная, а главное качественная и информационно полезная серия «Наш ХХ век». Это, в основном, документальная проза, воспоминания, размышления о прошедшем времени, автобиографические очерки либо литературные записи людей известных, «знаковых», как говорится, а то и просто выдающихся, великих, запомнившихся своими поступками и свершениями среди других героев минувшей эпохи. Да многие из них и сейчас, слава Богу, ещё живы, продолжают работать или вот – писать мемуары. Мемуаристика в наше время, а впрочем, и в любое другое тоже – это золотые крупицы в лотке старателя-читателя, погрузившего его в реку Литературы, чтобы намыть непреходящие ценности. Стремительное течение воды смоет графоманскую прозу, поэзию, публицистику, а документальные факты, своей ли жизни или жизни страны, если они изложены честно и не подтасованы, останутся и засверкают, когда придёт время. Когда по ним, в том числе, будут судить и о ХХ веке.

Предлагаю читателям теперь уже со своего «лотка книгоноши» последние книги в этой серии (всё оформление выполнено художником Е.Ю. Шурлаповой, в суперобложках, с редким иллюстративным материалом). Первая из них – Б.Н. Пастухов «Друзей моих прекрасные черты». Кто не знает этого человека, напомню. Основной массив его жизни был связан с комсомолом. Он практически прошёл все ступени этой организации, а с 1977 года возглавил ВЛКСМ. Людям старшего поколения он хорошо известен и упрёков к нему никогда не было и нет. Родился в 1933 году в рабочей семье, отец погиб на фронте, во время войны вместе с матерью трудился в колхозе в Оренбургской области. Потом учёба, знаменитая Бауманка, закрытое предприятие оборонного ведомства, общественная деятельность. И не только в комсомоле. На государственном Pastuhovуровне. Обширная биография Бориса Николаевича (о себе самом он пишет легко и непринуждённо, с юмором, тут нечего скрывать – «тёмных пятен» нет, а вот многие факты интересны и порой курьёзны, как рентген просвечивают других людей, с которыми ему довелось работать или общаться) неразрывно связана с летописью нашей страны. В его послужном списке – председатель Государственного комитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли, в ранге министра союзного правительства (при нём были напечатаны произведения тогда мало известных широкому читателю Бориса Пастернака, Валентина Пикуля и многих других мастеров слова). Посол в Дании и Афганистане. Причём в самое трудное время, когда у власти там находился Наджибулла и которого он пытался спасти. Заместитель министра иностранных дел уже в новой России. Министр Российской Федерации по делам СНГ. Депутат Государственной Думы. Старший вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ.

Везде и всюду на любых постах он имел дело с людьми. И какими! Они прошли через его сердце (не только через кабинет). В воспоминаниях Бориса Николаевича, которые читаются как хорошая проза (или даже песня, – ну тут уж я немного «загнул», всё-таки документалистика, но в хорошем литературном стиле, не даром помогали ему В.Ф. Юркин и И.И. Цибульский – профессионалы в издательском деле и журналистике), встречаются такие личности, как Юрий Гагарин, Александра Пахмутова, Наталья Сац, Михаил Ботвинник, митрополит Питирим, Евгений Примаков и другие. Что ни имя, то целая веха в истории СССР или современной России. Одни были его друзьями, другие – наставниками, старшими товарищами. В очерках о них раскрывается и жизнь автора, а литературные портреты этих незаурядных людей дополняют штрихи ко всей эпохе, к ХХ веку вообще.

А главным для него, как мне кажется, был всё же комсомол (из него ведь вышли не только такие, как Ходорковский, о котором тоже написано в этой книге). Это подтверждают и слова самого автора: «Большая и лучшая часть моей жизни – ленинский комсомол, которому я обязан всем – друзьями и товарищами. Это было прекрасное время, в котором жили талантливые и целеустремлённые люди, это было время великих свершений многомиллионного коммунистического союза молодёжи. Сколько людей, так же как и я, могут взволнованно повторить: «Единственный друг, дорогой Комсомол, ты можешь на нас положиться!» Часто вспоминаю слова Юрия Алексеевича Гагарина, сказанные перед его стартом в космос: «Вся жизнь моя кажется мне сейчас одним прекрасным мгновением». Вот и моя жизнь в комсомоле тоже кажется мне одним прекрасным мгновением».

Следующая книга в этой серии – Л.О. Утёсов «Спасибо, сердце!». Тут всё просто и ясно, в рекомендациях нужды нет. Как пишет автор предисловия к воспоминаниям эстрадного певца, доктор искусствоведения, земляк-одессит Эдуард Амчиславский: «Кто не знает Леонида Утёсова? Была ли на советской эстраде фигура более известная, более яркая, более классическая, нежели доживший почти до девяноста лет корифей эстрады Леонид Утёсов. Комический актёр, пародист, автор фельетонов и стихов, Utesovмузыкант. Основатель, руководитель и душа прославленного коллектива… Певец, про которого совершенно точно известно, что голоса у него нет, и голос которого был известен в каждом населённом пункте бывшей огромной державы – СССР. Одно упоминание имени Утёсова рождает добрую улыбку и душевное тепло, а в памяти звенят, наплывая одна на другую, мелодии таких знакомых песен».

Добавлю слова самого Утёсова из книги воспоминаний: «Каждый папа мечтал, что его сын станет знаменитостью. Некоторые даже и не интересовались, есть ли у их мальчиков музыкальные способности.

– Зачем вы хотите учить своего сына музыке? Ведь у него нет слуха! – говорили такому папе.

– А зачем ему слух? Он же не будет слушать, он будет сам играть».

Утёсов написал в своей жизни три автобиографические книги, первая из них вышла ещё в далёком 1939 году. И все они практически не столько о себе, сколько о любимом городе – Одессе. Он гордился им: «Это чудесный приморский город, где много солнца и тепла, замечательных учёных и чудаков, музеев, зелени, шаланд и парусников. Старина этого города исключительно любопытна. Это был город традиций и легенд, город катакомб и подземелий, город итальянской оперы и памятников старины». Как же можно сейчас отдать его на растерзание бендеровцам? Он просто обязан вернуться назад в российскую гавань… А с начала первого издания этой книги прошло сорок лет, но она не потеряла ни прекрасного утёсовского языка, ни особой мелодичности, запахов Молдаванки и звуков скрипки, ни чудесного описания быта Одессы конца ХIХ – начала ХХ века, ни удивительных портретов людей, с которыми жизнь свела юного Лёдечку Вайсбейна, а впоследствии и артиста Леонида Утёсова.

Книга буквально пестрит одесскими анекдотами, байками, курьёзными происшествиями, милым, добрым и язвительным одесским юмором. Начиная с факта рождения артиста:

«– Мадам повивальная бабка! Хватайте свой родильный чемоданчик и рысью скачите в квартиру номер семь! Моя хозяйка готова рассыпаться!

Почему-то все одесситки предпочитали рожать именно ночью, а не днём. Так на свет появились двое детей – мальчик и девочка – одному из близнецов предстояло впоследствии стать Леонидом Утёсовым».

Напоследок, в стиле Андрея Норкина из «Места встречи» на НТВ, расскажу пару-тройку типичных анекдотов из воспоминаний «Спасибо, сердце!». Одесский бульвар – это ещё одна гордость одесситов. До революции он назывался Николаевским. Потом ему присвоили имя Фельдмана, революционера, принимавшего участие в восстании «Потёмкина». Итак, человек садится на извозчика.

– Куды ехать?

– Бульвар Фельдмана.

– Кудой? Какого Хвельдмана?

– Ну, Николаевский бульвар.

– Н-но!.. Вот уже двадцать пять годов по Одессе ездию, а не знал, что Николая була фамелия Хвельдман…

Однажды молодой Утёсов ехал в трамвае. Неожиданно девушка рядом вскрикнула и заплакала.

– Украли кошелёк! Негодяи, сердца у них нет, мои последние деньги!

Он постарался её утешить:

– Ну не плачьте! Сколько у вас было в кошельке?

– Двадцать копеек…

Утёсов вынул из кармана двадцать копеек и дал их девушке. Она перестала плакать, купила билет и получила от кондуктора пятнадцать копеек сдачи. Потом наклонилась к артисту и шепнула на ухо:

– Отдайте же мне и мой кошелёк тоже…

Представить Одессу без воров невозможно. Как-то раз и у самого Утёсова перед выступлением украли фрак. Что делать? Он пошёл в кафе, где заседал, верша свои дела, Мишка-Япончик, негласный хозяин города. Так и так, выступать не в чем. Через полчаса Утёсову принесли 18 фраков, украденных в тот день – на выбор. Пожалуй, на этом остановлюсь, а то можно пересказывать ещё очень долго.

TroyanovskyТретья книга – О.А. Трояновский «Через годы и расстояния. История одной семьи». Это потомственный дипломат, работавший при всех лидерах Советского Союза, начиная с 1944 и заканчивая 1990 годом. Вершины его дипломатической карьеры – посольские посты в Токио, Нью-Йорке и Пекине, всегда считавшиеся наивысшей категорией трудности. Сейчас он является почётным доктором академии МИД России (а родился в 1919 году). Отец Олега Александровича был из дворянской семьи, подпоручиком принимал участие в русско-японской войне, затем принял идеи Ленина (не раз встречался с ним), воевал в Гражданскую, затем принял пост посла в Вашингтоне. Там же дал и отличное образование сыну. Так что книга эта не только о себе, но и об отце, обо всей дипломатической семье, а через неё – и о вехах дипломатии СССР. А это чрезвычайно интересно.

Говорят, что дипломат подобен айсбергу, надводная часть которого – то, что он знает. В мемуарах автора «айсберг» всплыл на поверхность почти полностью. Судите сами: на страницах книги – доселе неизвестные подробности Нюрнбергского процесса, Карибского кризиса, история создания и деятельности Организации Объединённых Наций, где Трояновский был постоянным представителем СССР при ООН, тайны «Мадридского двора», то есть кулуаров Кремля и «высотки» на Смоленской площади, а также загадочные и авантюрные причины и следствия побегов на Запад высокопоставленных советских дипломатов. А таковых было достаточно много. Почему? На это – ответ в книге. Среди её персонажей Сталин и Гитлер, Хрущёв и Молотов, Рузвельт и Кеннеди, Мао Дзэдун и Дэн Сяопин.

Автор предпослал своим воспоминаниям строчки Тютчева: «Счастлив, кто посетил сей мир в его минуты роковые…». Дипломаты любят поэзию, сами часто пишут стихи. (О.А. Трояновский, к слову, закончил литературный факультет знаменитого в то время Института философии, литературы и искусства – ИФЛИ). Об этой эпохе говорят и пишут, как правило, в превосходной степени – либо возносят её до небес, либо обрушивают в преисподнюю. Но, утверждает он, мало кто удосуживается спокойно, с холодной головой разобраться в её сложных перипетиях: «В этом смысле, думается, бесспорную ценность приобретают свидетельства непосредственных участников бурных событий начала, середины и конца нашего столетия». А Олег Александрович – один из главных свидетелей ХХ века.
И заканчивает он свою книгу также словами Тютчева, который, между прочим, был не только великим поэтом, но и выдающимся российским дипломатом:

 

«Когда дряхлеющие силы

Нам начинают изменять

И мы должны, как старожилы,

Пришельцам новым место дать, –

Спаси тогда нас, добрый гений,

От малодушных укоризн,

От клеветы, от озлоблений

На изменяющую жизнь;

От чувства затаённой злости

На обновляющийся мир,

Где новые садятся гости

За уготованный им пир…».

 

И, обращаясь к нынешнему поколению россиян, «которые тоже пришли в этот мир в его минуты роковые», желает им «счастья и успехов в созидании новой великой России. И пусть им в этом помогут и наши свершения, и наши ошибки».

 

Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *