ВНЕ ЗАКОНОВ ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНФОРМИЗМА. О книге Анатолия Изотова «Верка»

№ 2017 / 42, 01.12.2017

У книги Анатолия Изотова «Верка» много достоинств. Одно самых значительных – предельная искренность. Автору претит любое литературное кокетство, жонглирование приёмами и прочие приметы литературы чересчур эстетизированной. Он выбирает материал для своего повествования предельно внимательно, боясь сфальшивить или чересчур увлечься. Весь антураж (а действие происходит в послевоенной Украине) выписан не только со знанием дела, но и с ощутимой писательской сноровкой, где деталь, как бы точно она ни была прописана, всего лишь часть большого плотна, большой картины нравов и горизонтальных человеческих противостояний, где на арене не только зло и добро, но и все человеческие слабости супротив воли и благородства.

В основе повествования судьба женщины, которой довелось жить на земле в середине рокового двадцатого века и чью жизнь определила историческая фатальность в большей степени, чем частные биографические обстоятельства. В наше время, перенасыщенное разнообразными стилистиками, знакомясь с прозаическим текстом, невольно спрашиваешь себя: какую сверхзадачу ставит перед собой литератор, есть ли вообще эта сверхзадача, и справляется ли он со своей ролью творца, создателя нового мира?

Анатолий Изотов справляется со всем, что задумывает. Свой мир, мир художника-реалиста, не признающего иного стандарта, чем достоверная мотивация, разворачивается с первых страниц «Верки».
Описание периода жизни Верки в банде, полный почти лермонтовского романтизма из «Тамани», сперва окутанный благородной разбойничьей чувственностью, быстро теряет привлекательный флёр, обернувшись чередой ужасных трагедий. Автор сразу погружает читателя в реальность не выхолощенную, не узкую, а в широкий круговорот событий, каждое из которых своей значительностью укрупняет замысел и сюжет, расширяет время и пространство текста.

11 Izotov coverОбраз главной героини, Верки, прописан ярко во всей женственности и высокой простоте характера. Очевидно, что Изотов не стремился показать положительный или отрицательный типаж, он создавал человека, живого, страстного, чувственного, борющегося сперва с собой, а потом с несправедливостями мира. И именно такая последовательность чрезвычайно важна для понимания многих сюжетных и композиционных пружин романа.

Как раз следствием этой борьбы становится освобождение Веры из плена бандитской жизни и поиски себя. Когда они начинаются в романе, конечно, не ожидаешь, что они продлятся до самого конца и что окажутся столь захватывающими.

В описании судьбы главной героини, в головокружительные повороты которой автор заставляет сразу поверить, Изотов не скупится на подробности и не адаптирует острые, не слишком причёсанные события под общий замысел. Ведь весь его замысел и состоит в том, чтобы показать неожиданную человеческую историю, отразить то, как близко в нашей жизни стоят друг к другу противоположные миры, а несчастья так рьяно подстерегают нас, что способ борьбы с ними – это стоическая воля и способность ставить жизнь в себе выше смерти.

Из этого творческого убеждения вырастает весь романный мейнстрим «Верки». Изотов умудряется сочетать почти предельную динамику накала с неспешной подробностью повествования. Причём в этой неспешности виднее не только детали времени, но и его нравы, его особенности, его главная составляющая, связанная с медленно гаснущим, но всё же болезненным эхом войны.

Всё длинное сближение Веры с будущим мужем Виктором, которое задумано и исполнено как часть акта очищения от прошлой жизни, происходит на нескольких десятках страниц, но от этого не становится затянутым. Когда у Веры рождается ребёнок и семья обретает подлинное счастье, радуешься вместе с героями так, словно они твои друзья или родственники.

Профессии советского винодела, которую выбрала Вера, сперва удивляешься, но Изотов с таким «не пьяным» знанием дела обрисовывает все нюансы и сложности производства вина, что заражаешься виноделием всерьёз.

Когда «эхо войны» в виде фронтового осколка в голове уносит в небытие мужа Веры Виктора и вместе с ней и её счастье, сопереживаешь ей очень сильно. Автор неприхотливыми и совсем не экстатическими средствами заставляет читателя испытывать катарсис. Однако логика развития образа предполагает, что женщина не сдастся, что она выберет жизнь, а скорбь станет не разрушительной, а светлой и созидающей.

Героиня живёт вместе со своей страной, но живёт по законам чувств, а не государственного конформизма. Это очень важная часть её характера, одна из его скреп. Она позволяет ей выходить из всех жизненных парадоксов и передряг убеждённой в величии человеческой жизни и неизменной победе добра. Добра в человеке. Эта вера помогла ей пережить не только личные драмы, но вырваться из водоворота кровавой венгерской революции 1956 года, события которой показаны Изотовым непредвзято, без политического ангажирования.

Конечно, говоря о «Верке» Изотова, нельзя не вспомнить букеровский роман Александра Снегирёва «Вера». Текст Снегирёва, бесспорно, виртуозный. Но если говорить о литературе как о дороге к храму, Изотов проходит по ней куда как дальше.

 

Максим ЗАМШЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *