ДОРОГОЙ ПЕРЕЛЁТНЫХ ПТИЦ (На конкурс «Расскажу о своём народе»)

№ 2017 / 46, 28.12.2017

Средняя Азия и Западная Сибирь – две огромные территории на карте Евразии, разделённые, простирающейся на тысячи километров степью. Что общего между ними?

В разные времена входили они в состав одной большой страны, но вот уже без малого четверть века прошло с тех пор, как распалась Великая страна. Некогда братские народы стали чужими. Потянулись на заработки в Сибирь выходцы из среднеазиатских республик. Работают они в летний период и в деревнях в окрестностях Тюмени и Тобольска. Строят дома, дороги, даже огороды копают, и не подозревают о том, что их работодатель, вполне возможно происходит из одного с ним рода-племени. Или всё-таки знают? Решил автор этих строк проверить, спросил у одного, второго. Нет, не знают, даже те, кто имеет высшее образование. Не ведают сегодняшние пришельцы из Бухары, Коканда, Душанбе, что повторяют они путь далёких предков, пришедших на эту землю сотни лет назад. Вот только нынешние могут проделать этот неблизкий путь за несколько дней, а то и часов, если есть деньги на авиабилет, а далёкие их предки тратили месяцы на то, чтобы добраться до далёкой страны, примкнувшей к северному краю Великой степи. Впрочем, прежде чем обвинять гостей с юга в невежестве, стоит отметить, что и среди сибирских татар далеко не все знают о своих корнях.

Конечно, не все татары Западной Сибири являются потомками сартов – переселенцев из Средней Азии. Ещё каких-то сто лет назад на тюменской земле имели место как бухарские, так и татарские деревни. В Тобольской губернии существовало несколько Бухарских волостей в разных уездах. В частности, до начала XX века в Тарском уезде Тобольской губернии существовала Бухарская волость, в которой проживали в основном бухарцы. В Тюменском уезде в 1899 году была основана Бухарская инородческая волость с центром в Ембаевских юртах.

Применительно к выходцам из Средней Азии наряду с названием «бухарец» использовался термин «сарт». По одному из источников, слово «сарт» индийского происхождения, первоначально употреблялось тюрками в смысле «купец».

Национальность «бухарец» встречалась в документах до начала 1930-х годов. Этноним «бухарцы» не подразумевает того, что все его носители являются выходцами из этого города и его окрестностей. Это обобщающее название узбеков, таджиков, уйгуров, реже каракалпаков и казахов, переселившихся из Средней Азии в Западную Сибирь.

Западная Сибирь – перекрёсток торговых, политических, культурных интересов Севера и Юга, Запада и Востока. Так сложилось, что одними из носителей этого диалога цивилизаций и культур стали выходцы из Средней Азии – бухарцы. С давних времён бухарские караваны ходили через Великую степь в далёкий лесной край на севере.

Во времена монгольского нашествия орды Чингисхана захватили всю Среднюю Азию, включая Бухару и Самарканд. В то же время Западная Сибирь входит в состав Золотой Орды, а на берегу Туры появляется городок Чимги-Тура. Легенда гласит, что когда великий Чингисхан занял Бухару, то один из подвластных ему мурз, Тайбуга, сын хана Мамыка, владетеля Казахской орды, выпросил себе у Чингиса в управление места по рекам Иртышу, Тоболу, Ишиму и Туре. Доверенными областями потомки Тайбуги продолжали владеть и после него. Таким образом, название городу было дано в честь Чингисхана.

Переселение бухарцев в Сибирь началось ещё до русской колонизации. С тех пор как ислам стал государственной религией Золотой орды, началось его распространение по всей территории огромной империи. В Западную Сибирь учение пришло вместе с шейхами-миссионерами, направленными их наставником, основателем Ордена мистиков шейхом Багаутдином Накшбанди. В Тобольском краеведческом музее сохранились две рукописи, написанные представителями мусульманского духовенства, в которых описана битва шейхов с местным населением. Согласно документу, 366 конных шейхов, поддерживаемые воинами хана Шибана, управлявшего в то время среднеазиатскими степями победили кочующих по берегам Иртыша кипчаков. Шейхи потеряли в бою 300 человек, но итогом битвы было то, что в большинстве своём местное население приняло ислам. Тем не менее, ещё достаточно долго жители Сибирского ханства придерживались традиционных религиозных обычаев. Часть бухарских шейхов осталась на сибирской земле. Вместе с ними пришли на берега Иртыша торговцы с караванами, ремесленники, воины. Так, более шестисот лет назад на берегах Туры, Тобола и Иртыша появились первые переселенцы из Бухары и сопредельных районов.

Ещё ближе друг другу Средняя Азия и Западная Сибирь стали с приходом на тюменскую землю юного хана Абулхайра, ставшего первым правителем кочевых узбеков. Рано осиротев, изгнанный из родных владений, он стал ханом в далёкой Сибири, в Чимги-Туре. Позже потомок Чингизхана расширил пределы своего государства. Территория ханства Абулхайра простиралась от реки Урал на западе до озера Балхаш на востоке, от Сырдарьи и Аральского моря на юге до среднего течения Тобола и Иртыша на севере. Его внук Мухаммед-Шейбани основал в Бухаре династию, в период правления которой сухопутные и речные караваны из Средней Азии в Сибирь стали обычным явлением.

Процесс переселения бухарцев в Сибирь начался в конце XIV века, продолжался в последующие столетия и наиболее интенсивно – после присоединения Западной Сибири к Русскому государству. Указ о приглашении бухарцев на новые присоединённые земли издал царь Борис Годунов.

Причиной переселения бухарцев на постоянное жительство в Сибирь являлись большие привилегии, дарованные государством, а также личная заинтересованность в торговом посредничестве между Россией и среднеазиатскими государствами. Правительство привлекало бухарцев для торговли со Средней Азией и Китаем, с которыми в силу разных причин в это время у Москвы не было дружбы и торговли.

Специальной грамотой бухарцам были предоставлены определённые льготы: желающим поселиться на постоянное жительство выделялись земельные угодья, частично или полностью они освобождались от пошлин на товар, ясака, воинской службы и т.д. В Тобольск, а затем и в Тару, Тюмень, Томск из Средней Азии торговые караваны стали приходить регулярно, а бухарцы – оседать на новых землях. Товары они везли добротные: искусно сделанную разноцветную хлопчатобумажную, шёлковую и атласную ткань (китаек, зендень, киндях), дорогую китайскую посуду, фрукты (в основном сушёные).

Отсюда словарный запас сибиряков пополнился «анцырем» – бухарской мерой веса, равному русскому фунту. Среди привозимых бухарцами товаров очень ценились специи, корица, анис и драгоценные камни. На родину из Сибири купцы увозили хорошее сукно, пушнину, железные изделия.

Каждое селение, основанное бухарцами, имело изначальное название, данное ему первопоселенцами. По разным причинам некоторые названия были изменены. В Тюменском уезде бухарцы основали довольно крупные селения Манцыл (ныне Ембаево), Турай (Тураево), юрты Ново-Шабабинские (названные по имени основателя Ашмана Шабабина), Мадьяровские (по имени Мадьяра Досаева, ныне Матияровские). В Тобольском уезде бухарцы построили юрты Комароу (Комаровские), Тоболтуры, Баргар (Миримовские), а в Тарском – селения Уленкуль, Каракуль, Яланкуль.

Точных сведений о количестве бухарцев в разных сибирских городах в XVII в. не имеется. Сохранившиеся данные этого периода позволяют сделать вывод о наличии трёх центров бухарских общин в Тобольске, Таре, Тюмени. Численность бухарцев в этих городах довольно сильно колебалась. Так, в 1631 г. в Тобольске числилось 59, а спустя пятнадцать лет – 32 взрослых бухарца-мужчины. В конце XVII в. в Тобольске проживало 74 юртовских и 57 «приезжих для торговли» бухарцев. В 1624 году в Таре за острогом стояли три бухарские юрты, в которых проживал 21 человек. В 1672 году насчитывалось уже полсотни бухарских дворов, в 1689 году – 34, в 1701 году – 84. В 1682 г. в результате сильных пожаров в Тюмени сгорело 83 бухарских и татарских двора, численность проживавших в этих дворах неизвестна, но в 1687 г. в городе насчитывалось 28 бухарцев. Согласно переписи 1700 г., большинство из тюменских бухарцев уже являлись детьми «приезжих отцов», а сами они родились уже в Сибири

Проживая на одной территории с татарами (ясашными) бухарцы всё-таки отличались неполноправным положением. По «Уставу управления инородцев Сибири» в Тобольском и Тюменском уездах были созданы отдельные волостные органы – по правовым вопросам все бухарцы, независимо от места проживания, относились к ним.

В течение длительного периода времени бухарцы имели свои низовые административные единицы – волости. Более того, указом Екатерины II от 9 декабря 1787 года бухарцам было разрешено «составить в городах словесные суды, впредь до устроения за умножением их числа и буде пожелают собственной для них ратуши».

Очередной период бухарского переселения в Сибирь относится к сороковым годам XVIII века. В 1740 году бухарское ханство было разорено иранским правителем Надир-шахом. Многие бухарцы бегут на север за Сырдарью, некоторые находят пристанище в тюменской земле.

Постепенно увеличивается численность бухарцев и в городах – в середине XIX века в Тобольске и Таре их проживало более трёх тысяч человек, в в Тюмени – немногим менее трёх тысяч. Если бухарцы Ембаевских, Тураевских, Ново-Шабанинских, Мадьяровских юрт имели документы на право земельной собственности (выданные ещё в XVII-ХVIII вв.), то они платили земельные подати. Другие бухарцы – из Казарово, Акияр, Каскары наделов не имели. Пользовались они земельными угодьями только на основе арендного права.

По мнению ряда учёных-этнографов одному из традиционных видов ремесла сибирских татар – кожевенному делу – положили начало именно бухарцы. Долгое время кожевенных промыслов на территории Западной Сибири фактически не существовало, поскольку домашнее натуральное производство удовлетворяло потребности семьи.

Умение изготовлять выделанную мягкую кожу – юфть, переняли от бухарцев сибиряки – русские и татары. Известно, что в XIX в. в Бухарской волости Тюменского уезда выделкой кожи занимались на самых больших предприятиях – в кустарных мастерских бухарцев Абдуллы Ниязова и Мухамедвали Муслимова. У Ниязова, основавшего своё предприятие в 1825 году на средства, заработанные торговлей, два мастера и четыре рабочих производили в год около пятисот юфтьиных кож, а прибыль достигала 2-3 тыс. руб. По данным отчёта волостного управления на кожевенном предприятии Муслимова в 1872 г. было произведено более четырёхсот изделий. Из мягко выделанной замши здесь шили рукавицы, перчатки, а также одежду, удовлетворявшие не только практические потребности. Их отличало и эстетическое начало. В форме и украшении ряда предметов домашнего обихода сибирских татар появляются благодаря бухарцам новые мотивы. Традиционные для местного населения геометрические орнаменты в ковроделии (техника коллажа – курама), вышивке на одежде и при оформлении жилища, дополняются растительными, чьи генетические корни можно встретить в исламизированном орнаменте – ислими, пришедшем из Средней Азии.

Бухарцы имели самое непосредственное отношение к становлению тюменского феномена – длинноворсового ковра. Его генетические корни просматриваются в орнаментике. Бухарцы, а затем и сибирские татары для ковров брали коровью шерсть, придававшую поверхности жёсткость. Перенявшие ковроделие русские мастера постепенно отказываются от геометрического начала, используя только цветочные мотивы на чёрном фоне.

Традиции строительства глинобитных домов, принесённые бухарцами из Средней Азии, сохранялись в Сибири не долго. Для влажного сибирского климата больше подходили деревянные срубные дома, строительство которых сибирские бухарцы перени мали у местного населения. Интерьер жилища также постепенно приобретал черты, характерные для домов сибирских татар.

«… Бухарцы – богатые люди, живут они чисто и опрятно в прекрасно построенных деревянных домах, имеющих большие окна на немецкий образец, их комнаты украшены красивой резной утварью и дорогими китайскими коврами. Одеваются в красивую одежду, длинные широкие халаты запахивают подмышкой, завязывая их поясом. Одежда их сшита в основном из китайских тканей и шёлка…» – пишет неизвестный автор рукописи, хранящейся в публичной библиотеке далёкого Копенгагена.

Ембаевские юрты стали центром Бухарской инородческой волости Тюменского уезда Тобольской губернии, объединившем тринадцать деревень. Юрты Ембаевские до 1881 года были поселением с узкими кривыми улочками. Дома, близко расположенные друг к другу, разбросаны хаотично. Заборы между домами деревянные. Мечеть также деревянная.

MechetjК тому времени уже функционирует Магометанское духовное училище. В мае месяце 1881 года большая часть поселения сгорела. В огне сгорела и Мавлекаевская мечеть. Большинство жителей остались без крыши над головой. По просьбе населения Тобольским младшим окружным землемером Овешковым было проведено планирование села. По этому плану распланированы три прямых улицы: Береговая, Училищная (ныне Советская), и Карымшаковская (ныне Мусы Джалиля). Они пересечены семью проулками. Такое планирование сохранилось и в наше время. Были отведены площадки под строительство мечети, вместо сгоревшей. Мечеть была построена заново в кирпичном исполнении в 1884 году на средства зажиточного человека Кабира Муртазина и его родственников, она действует для прихожан и в наши дни.

По просьбе купцов братьев Сайдуковых отведена площадка под строительство Карымшаковской мечети, которая была достроена в 1888 году. Строилась по проекту архитектора Б.Цинке из кирпича. В проект были заложены медресе, библиотека, дом для путешественников (гостиница), столовая, общежитие для иногородних учащихся, дома для обслуги, и семьи муллы. На территории новой мечети были высажены сосны, кедры, лиственницы, ели, акации. Этот уникальный памятник архитектуры являлся и является украшением села Ембаево. Две каменные мечети в одном поселении это редкое явление для Сибири. По этому плану расширена была площадь под новые постройки Магометанского Духовного училища – первого медресе. Сегодня территория комплекса – действующий музей-заповедник истории сибирских татар.

В 19 веке Ембаевские юрты стали не только центром Бухарской волости, но и центром бухарской торговли. Богатые жители села Сайдуковы, Муртазины, Миршановы, Абдулловы имели свои магазины и лавки в Семипалатинске, Павлодаре, Верном (Алма-Ата). Часто выезжали в Среднюю Азию, Китай, посещали Нижегородскую и Ирбитскую ярмарки. Родоначальником торговцев Сайдуковых был Карымшак Сайдуков. В молодости он служил приказчиком, но впоследствии завёл собственную вывозную торговлю галантерейными товарами и скобяными изделиями с казахами. У кочевых казахов он скупал шкуры домашних животных, конский волос, шерсть, которые вывозил на Ирбитскую ярмарку. Благодаря удачной торговле он стал одним из самых богатых людей губернии. Основным местом его базирования была Тюмень, где находились склады и магазины. Крайними пунктами торговых сношений Сайдуковых на юге были Кульджа и Яркенд на территории Китая, на севере и западе – Ирбит и Нижний Новгород.

Помимо вышеупомянутых торговых фамилий стоит отметить купеческие семьи – Айтикиных и Ченбаевых. В 1875 году в Тобольске был основан «Торговый дом Ченбаевых», во главе которого стоял Мухаммед-Сафар Ченбаев. Компаньоном его был брат Худжат. Ченбаевы торговали мануфактурой, мехами, кожами, скотом, были завсегдатаями Ирбитской и Макарьевской ярмарок.

Бухарские караваны ходили из Средней Азии в Сибирь и обратно на протяжении более чем пятисот лет. Существует предание, по которому Ермак встретив в завоёванном им Искере первый караван из Азии, спросил у ведущего каравана: «Как добрался?», на что был ответ: «Дорога известна, будет покой, будет товар». Сегодня поезда и автобусы из Ташкента, Бишкека везут в нашу страну, зачастую нелегально, одежду и обувь, но главным поставляемым из Средней Азии товаром является дешёвая рабочая сила. Пришельцы из солнечных республик устраиваются на любую работу, в основном, они заняты в строительстве домов и дорог. Рахим – таждикский узбек, бывший учитель начальных классов, сменил мел и указку на мастерок и кирпич. Он уже пятнадцать лет подряд приезжает весной на заработки в Тюмень. С первого года пребывания он обосновался в Ембаево, позже к нему присоединился младший брат Мухаммед. Для него стало открытием, что село, ставшее для него вторым домом, основали его соплеменники из Бухары.

Вслед за перелётными птицами весной отправлялись в путь караваны из солнечной Азии на дремучий Север. До вогульских городков доводили свои «корабли пустыни» неутомимые караванбаши. С наступлением холодов уходили они обратно в тёплые края. Но многие из них остались в Сибири, обрели новую Родину. И живут теперь потомки бухарских караванбаши и ремесленников на разных концах пути перелётных птиц.

 

Марат АХМЕТОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *