Евгений БЕНЬ. МОЖНО ЛИ ВОДИТЬ ЗА НОС ИСТОРИЮ?

№ 2018 / 2, 19.01.2018

Обсуждение численности подвергшихся политическим репрессиям в СССР продолжается вот уже более 30-ти лет. Разброс цифр как поражал, так и по-прежнему поражает. По версии Солженицына, только число погибших с 1917 по 1959 год от политических репрессий, включая жертвы Гражданской войны, коллективизации, голода, депортации народов, составляет 55 млн. человек. По версии Комиссии А.Н. Яковлева, количество всех репрессированных с 1917 по 1946 год, имея в виду и период Гражданской войны, – 32 млн. человек. По версии общества «Мемориал», с 1917 по 1985 годы было подвергнуто политическим репрессиям 12 млн. человек, имея в виду раскулаченных крестьян и представителей депортированных народов. По официальной версии МВД СССР, с 1921 по 1954 год было подвергнуто политическим репрессиям 3 777 380 человек, расстреляно 642 980, выслано в лагеря и на спецпоселения 3 134 400 человек.

Полемика продолжается, а ведь те документы, которые ныне хранятся в архивах в открытом доступе и даже в факсимильном виде есть в интернете, позволяют свести различные относительно достоверные данные и сделать определённые выводы. Однако это требует систематической и трудоёмкой работы. Я – не архивист-исследователь, но некоторые более-менее определённые намётки, которые можно использовать специалистам, назову.

Вот копия с оригинала справки от 11 декабря 1953 года за подписью ИО начальника 1-го спецотдела МВД СССР Павлова «О количестве осуждённых по делам органов НКВД за 1937–1938 годы», несомненно составленная для служебного пользования. Её оригинал опубликован на авторитетном сайте – при том со ссылкой на портал «Архивы России». Внизу справки «чёрным по белому» написано, что с 1921 по 1938 год за «контрреволюционные преступления» арестовано 3 341 989 человек (общее число всех арестованных было 4 835 937). В то же время осуждено на различные сроки наказания 2 944 879 лиц, включая 30% из них уголовников. С 1921 по 1938 год расстреляли 745 220 человек. Если принять во внимание, что, исходя из этой же справки, осуждённых по политическим мотивам было примерно 70%, то в те же годы было расстреляно «политических» никак не менее 520 тысяч человек.

15 Benj2Вот ещё одна справка (тоже копия с оригинала) от 11 декабря 1953 года за подписью того же ИО начальника 1-го спецотдела МВД СССР Павлова «О количестве осуждённых по делам органов НКВД за 1939–1953 годы». Её оригинал – на том же сайте «ИстМат» также со ссылкой на портал «Архивы России». Согласно справке, с 1939 по 1953 год было осуждено «за контрреволюционные преступления» 1 115 427 человек, а «высшая мера» применена к 54 235 людям.
Получается, что в общей сложности только с 1921 по 1953 год по политическим мотивам было репрессировано уж никак не менее 4,5 млн. человек (во второй справке нет численности арестованных, а она всегда превышает число осуждённых). Под «высшую меру» из них попали не менее 570 тыс. человек. Но, как известно, из лагерей не возвращался в самом наилучшем случае каждый десятый «политический». А, следовательно, в общей сложности не менее 1 млн. человек погибли после ареста за «контрреволюционные преступления» только с 1921 по 1953 год.

За период с 1921 по 1953 год можно достаточно уверенно говорить примерно о более чем 4,5 млн. репрессированных «политических» и примерно 1-м миллионе их них погибших. Всё это без учёта данных о раскулаченных крестьянах, об умерших от голода на селе и о депортированных народах. Не верить названным справкам нет оснований – они составлялись явно не для публичного пользования.
Получается, версия «Мемориала» о 12-и млн. подвёрнутых политическим репрессиям с 1917 по 1985 год, имея ввиду и Гражданскую войну, и раскулачивание, и депортацию, и гонения в застойное время может и оказаться ближе других к истине. МВД СССР публично конкретно занижало «показатели», а Солженицын их астрономически преувеличивал.

Для исследователей пришло время всё это, наконец, вдумчиво и системно, а главное – объективно в приближении подсчитать. Это – кропотливая работа, но она вполне реальна с учётом наличия источников, и от неё не уйти…

 

* * *

Коренные москвичи, в отличие от жителей многих других больших городов, особо свидетельствуют о масштабных репрессиях в 1930-е и 1940-е годы. Тому есть объективное объяснение. Ядро живших в центре Москвы составляли в то время те, кто был вовлечён в систему управления советским государством, а к ним репрессивный механизм имел, как известно, самое прямое, в том числе карательное, отношение. Знаю это хотя и понаслышке (родился в 1960 в семье, поселившейся в Москве в 1915 году, и вырос в Тихвинском переулке, 10/12), но из самых первых рук – от очевидцев событий и от непосредственно вернувшихся из ГУЛага. (Один только пример для размышлений. Моя мама окончила школу на Сущевском Валу в 1938 году. В 41-м на фронт ушли не обученными бойцами 18 её одноклассников, 17 из них погибли. В её же классе, где учились в основном дети большевиков, из 32-х учеников  в 1937-1938 гг. репрессировали и расстреляли пап и мам 2-х детей, то есть получается – расстреляли 4-х человек.) Так что москвичей среди репрессированных – очень даже весомый процент. Какой – тоже ещё предстоит выяснить. В нашем дворе погибших от репрессий было немало и, однако, в разы меньше, чем не вернувшихся с войны, и я уверен: подобный «расклад» был и в других московских дворах.

 

* * *

 

Примечательны инициативы украинских историков, которые договорились до того, что предложили называть период пребывания Украины в составе СССР «советской оккупацией» и считать современную Украину лишь наследником просуществовавшей считанные месяцы в послереволюционное время Украинской народной республики.
По этому поводу уже прозвучали очевидные любому вменяемому человеку контрдоводы о том, что как раз советская власть прирастила в послереволюционные годы Украинскую ССР рядом областей (далеко не только Донбассом), что Львовский регион и Закарпатье вообще были присоединены именно к СССР, что Крым Хрущёв, не проводя своё решение через Верховный Совет СССР, по сути самолично подарил Украине. 

Но есть и ещё одна сторона медали. Именно выходцы с Украины, обвешивавшие свои мешковатые пиджаки наградами, были широко представлены в политической элите Советского Союза 1960–1970-x годов. Хрущёв и Брежнев – друг за другом во главе Политбюро ЦК КПСС. «Золотая моя столица, славный город Днепропетровск», – грустно шутили в Москве во времена застоя. В 1965–1977 годах председателем президиума Верховного Совета СССР был выходец с Незалежной Николай Подгорный (его сместил и сменил лично Брежнев). Председателем Совета Министров СССР в 1980–1985 годах был Николай Тихонов, уроженец Харькова, продвинутый по партийной лестнице в Днепропетровске.

В Политбюро ЦК КПСС «брежневских призывов» входили Андрей Кириленко (секретарь ЦК), Пётр Шелест, Владимир Щербицкий, Андрей Гречко, Дмитрий Полянский, упомянутый уже Подгорный. 

Председатели КГБ в те годы также были с Неньки – Владимир Семичастный (1961–1967), Виталий Федорчук (1982), Виктор Чебриков (1982–1988), а первым замом председателя КГБ с 1967 по 1982-й являлся близкий друг Брежнева Семён Цвигун. МВД Союза с 1968 по 1982 год возглавлял «днепропетровец» Николай Щёлоков, а вслед за ним – Виталий Федорчук. Щёлоков застрелился после отставки и обвинений в коррупции, Цвигун покончил с собой якобы из-за тяжёлой болезни, а на самом деле тоже из-за открывшихся злоупотреблений. И совокупных бессмысленных усилий всех этих «деятелей» не выдержала даже советская система, сломавшая хребет фашистской Германии.

Однако при сём опускаться до уровня представителей современной украинской «исторической науки» и заявлять об оккупации Москвы и России Украиной во времена советского застоя определённо не стоит. А вот абсурдность измышлений по поводу «оккупированной Украины» приведённые факты аргументируют сполна.

 

* * *

В застойные времена незабвенного Леонида Ильича партаппарат всё разрастался, и Москва целенаправленно пополнялась «бесценными» кадрами не только с Украины, но и с разных других уголков необъятной страны. В Политбюро на свой лад поняли ленинские слова о том, что в стране Советов «кухарки будут учиться управлять государством». Слово «учиться» было опущено за ненадобностью. В большинстве своём сами эти кадры после Брежнева быстро канули в Лету. Дети же их в застойные времена разбредались по разным школам в центре Москвы, а в двух школах (одна на Маяковке, другая в районе Проспекта Мира) этих детишек оказалось такое количество, что они образовали паразитарно-номенклатурную общность под названием «золотая молодёжь». Кто-то из этой общности позднее умер от наркомании и алкоголизма, кто-то успел поучаствовать в раздербанивании госсобственности в 1990-е. Теперь по большей части иных уж нет, а те далече… Хотя кое-кто бодрствует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *