ТРУДНЫЙ ВЫБОР

№ 2018 / 4, 02.02.2018

С точки зрения обычного прохожего, странное зрелище: гуляешь в воскресенье по Тверской, с которой ещё не сняли новогодние бирюльки, покупаешь себе уличный кофе на углу бульвара, закуриваешь – а на другой стороне толпа людей громко и недвусмысленно критикует власть и предстоящие выборы. И слышны лозунги, эти и схожие с ними, уже давно: то под крики заталкиваемых в автозак участников протеста, то, как в прошлое воскресенье, под вежливые просьбы полиции освободить площадь, – то под привычные «компот», «муть» и «судимость» с экрана телевизора. Обвинения либо глушатся полицейским натиском, либо не воспринимаются всерьёз. Иногда кажется, что они просто повисли в воздухе – и висят, висят, постепенно становясь тем самым воздухом, которым мы дышим.

28 января в Москве прошла забастовка против нелегитимных, на взгляд её участников, выборов президента РФ. Организатор акции, Алексей Навальный, был задержан, как это принято, полицией ещё на подходе к Тверской – и попросил сторонников не отбивать его, а продолжать акцию самостоятельно, потому что «вы не за меня боретесь, а за своё будущее». Потом Навального отпустили из отделения без составления протокола. По сравнению с антикоррупционным 26-м марта прошлого года, акция в Москве прошла очень мирно, никого, кроме Навального и сотрудников его штаба, не задерживали. «Перед выборами, что ли, не хотят позориться…» – услышал я ремарку из толпы, в какой-то паузе между лозунгами.

1 K Vasilievu

В толпе мне встретился известный политический деятель, оппозиционер, автор экономической программы Навального – Владимир Милов. Я успел задать ему несколько вопросов.

8 Milov– Владимир, в чём задача этой акции и каких последствий от неё вы ожидаете?

– Мы хотим показать, что большое количество людей недовольно тем, что реальной конкуренции на выборах нет и не светит ещё на ближайшие шесть лет. А у лидера страны есть достойный конкурент. Поэтому должно состояться честное соревнование: сторонники Навального с одной стороны, сторонники Путина – с другой. Сегодняшней акцией ничего не начинается и не заканчивается, мы будем продолжать до тех пор, пока честные демократические выборы всё-таки не пройдут в России.

– Каковы вообще, на Ваш взгляд, перспективы протестного движения в России? Насколько долгосрочны его задачи – 5, 10, 15 лет – может быть, значительно меньше?

– Это зависит от того, как мы сможем мобилизовать поддержку населения. Вообще, я начал бороться за свои принципы ещё в 2000-м, почти 20 лет назад. Потому бесполезно загадывать сроки. Сколько времени понадобится, столько мы и будем продолжать наши действия.

– Политическая программа Алексея Навального претерпела какие-то изменения, уточнения за последнее время?

– Я могу сказать, что эта программа нравится людям, она позитивна и убедительна. Против неё выступал, по большому счёту, только Андрей Мовчан, но человек, разоривший в 2009 году инвестиционный банк и с тех работающий на экспертной ниве, раздавая советы, – для нас не авторитет. А судя по многочисленным откликам наших сторонников, программа Навального реально отражает потребности страны в переменах.

– Как вы относитесь к кандидату в президенты Павлу Николаевичу Грудинину?

– Финансовой отчётности «Совхоза имени Ленина», которым управляет Грудинин, никогда не было в открытом доступе. Оценить, как работает его бизнес, на сто процентов непрозрачный – невозможно. А позиционирует себя Грудинин именно как бизнесмен. Я не хочу критиковать кандидата, но сказать о нём что-то определённое нельзя, пока этот вопрос не прояснится.

В общем, из слов Милова, протестное движение в России – это надолго. В чём, кроме горькой иронии, есть и свой горький серьёз. Просто так люди в нашей стране на площади не выходят. Если выходят – есть на то причины и проблемы, которые придётся решать столько, сколько потребуется. О Грудинине оппозиционер отозвался с вполне корректным недоверием, но о Павле Николаевиче – чуть позже.

Ближе к концу забастовки мне удалось поговорить с человеком со стороны. Это была девушка по имени Майя, студентка ВШЭ, оказавшаяся рядом с забастовкой и решившая не проходить мимо. Майя поделилась симпатиями к Явлинскому, о котором ей к тому же рассказывали друзья, знакомые лично – «он действительно принципиальный человек, я бы за него проголосовала», – критическим отношением к Навальному – сказав, что всё-таки считает его провокатором, – и поведала, что оппозиционно настроенной молодёжи в её вузе немало, особенно на журфаке, где она сама учится, а противоположный лагерь обосновался на историческом и филологическом факультетах, где много «мыслящих традиционалистов». На вопрос о перспективах протестного движения Майя сказала, что это вопрос на 10 примерно лет, и чтобы добиться поставленных целей, одного протестного движения мало – должны сойтись исторические, экономические, политические факторы. В общем, меньше 10 лет для истории – не срок. Что, конечно, правда.

8 boykot

Оттолкнувшись от прошедшей забастовки против выборов президента – подумаем, а какой у нас вообще выбор.

Из самых колоритных фигур. Жириновский – пришедший, кстати, на «забастовку» под конец мероприятия и пытавшийся агитировать за себя. Был едва не освистан. У Владимира Вольфовича, между прочим, есть предвыборная программа, с множеством пунктов, тщательно разработанная его штабом. Её не так просто понять рядовому избирателю, но вызывают некоторое уважение подробность программы, охват всех сфер жизни страны, упор на интересы государствообразующего народа. И что? Харизма и эпатаж Владимира Вольфовича, всегда перевешивавшие любые проекты ЛДПР по обустройству России, в последнее время тонут – и тянут все эти проекты за собой.

Зюганов. За обликом, поведением, манерой речи, публичной риторикой Геннадия Андреевича всегда читается «камбэк» в сторону Советского Союза. Это по-своему симпатично – не только пенсионерам, есть много и молодых, и зрелых, так скажем, людей, склоняющихся к коммунистическим взглядам, и в любом демократическом обществе эти взгляды должны быть представлены, должны иметь свою политическую силу, – но время, к сожалению, необратимо, и за ним надо поспевать.

Возможно, поэтому КПРФ и выдвинула в кандидаты на пост президента Павла Николаевича Грудинина. Интересная фигура, с достаточно здравыми и прогрессивными взглядами, с опытом успешного управления сельскохозяйственным предприятием – а страна у нас исторически во многом сельскохозяйственная, – но тут обнаружилась «непрозрачность» бизнеса Грудинина, которую он пока отказывается убедительно «опрозрачить». Понятно, вопрос сложный, отвечать надо грамотно – но недавно Павел Николаевич просто «психанул» и вытолкал настойчивого журналюгу, задавшего неудобные вопросы, из приёмной – пытаясь скрыть при этом от съёмки лицо с помощью открытого планшета. Видеоролик, в конце которого журналист показывает свой порванный плащ, попал в интернет. Что тут скажешь, абсолютно дурацкий инцидент, особенно во время предвыборной кампании. А то, что Грудинин говорил на экономических форумах до своего выдвижения – про то, что вся господдержка сельского хозяйства съедается крупнейшими агрохолдингами, использующими оффшорные схемы, про то, что снижение покупательской способности населения сводит на нет и так-то довольно химерические попытки поднять отрасль, – всё это звучало гораздо интересней и осмысленней, чем нынешний проект Национального бюро коррупции, озвученный кандидатом. Пока что очень небрежно и странно это звучит – Национальное бюро коррупции.

Явлинский. Нет особых сомнений в честности и принципиальности Григория Алексеевича, в его желании построить у нас свободное общество с сильной экономикой. Есть сомнения в том, что он когда-нибудь займётся масштабной работой с населением и будет фигурой хотя бы настолько яркой, какой был в 90-е.

Собчак с её программой «голосуйте за меня те, кто голосует против всех». Хорошо, что Ксения Анатольевна стремится быть голосом народного недовольства, для которого, недовольства, действительно масса поводов. Хорошо, что она стремится представлять собой новый тип женщины – самостоятельной, раскрепощённой, с либеральными взглядами, не боящейся общественного мнения, не боящейся «быть против». Всё это хорошо, но смущает слабая и неглубокая риторика, ориентированная преимущественно на эмоции и словно бы с такой слабиной и задуманная. И, к сожалению, репутация Ксении Анатольевны в широких и малопросвещённых слоях населения – не очень.

А также Сергей Миронов из «Справедливой России» и другие персоны, стабильно набирающие свои несколько процентов избирателей. Непонятно – при всём моём уважении к Явлинскому, например, и частично к Грудинину, – нужны ли вообще этим людям голоса народных масс, хотят ли они вообще царить в умах избирателей. А с избирателем, как говорится, своя подстава.

Избиратель у нас очень умный и всегда знает, что политики им манипулируют. Что они врут ради своей власти и богатства. Что все они там хороши, и не надо им верить. Поэтому самый активный претендент на пост президента, самый молодой и харизматичный политик, который провёл самую масштабную предвыборную программу, не стесняясь здорового гражданского пафоса, прямо обращаясь к живущему в людях желанию свободы и справделивости, не боясь, что это будет сочтено манипуляцией – да, я про Навального, – политик этот заслужил своей активностью, чутьём и смелостью репутацию провокатора. Что коррупция есть везде, это мы понимаем, а что политические действия порой невозможны без элемента провокации и протеста – с этим мы дела иметь не хотим. Не хотим выбирать из неидеальных вариантов, не хотим рисковать, не хотим доверять кому-то власть на свой страх и риск, под свою ответственность. Пусть всё как-нибудь выберется само собой, и победит сильнейший. Как будто уровень нашей собственной жизни – это побочное следствие чьих-то политических карьер. Либо, в такую же крайность – что-то совсем от политики не зависящее.

 

Николай ВАСИЛЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *