И ПТИЧКА ВЫЛЕТАЕТ… (стихи Владимира Макеева)

№ 2018 / 5, 09.02.2018

Огромный, как Портос, изысканный, как Арамис, и благородный, как Атос, – Владимир Валентинович Макеев – advocatus, что на латыни означает «призванный» спасать и защищать, как сказал о нём Игорь Шкляревский. Член Московской городской коллегии адвокатов. И поэт, поэт!

В добрую старую домобильную эпоху лучшим подарком взрослеющим детям, кроме велика, был фотоаппарат – «Любитель» или «Смена». Там и плёнки-то было не то, что у взрослых «Зорких» и «ФЭДов», не 36, а только 12 кадров. Экономь тут. А мир сразу начинает дразнить – так меняет всё рамка кадра. Каждый предмет, лицо, дерево, пятачок двора, свет утра в окне оказываются чудом, словно увидены впервые и всё кричит «Я! Я!». И у всякого пустяка лицо и имя.

О, если бы сохранить сейчас то «лицо и имя»! Как устыдились бы мы своего нынешнего скучного рассудительного зрения, увидев через окошко детского кадра счастливую полноту каждого мгновения жизни, и больше любили бы день за окном и каждого встречного, потому что и у них были бы лицо и имя. Но мы же в детстве вечны. Какая память? Зачем? И вот ни негативов, ни фотографий…

…А у поэтов есть счастливое преимущество – они умеют «снять» день «любителем» слова, увидеть «кадр» мгновения с детской яркостью и остановить его в строке. И благодарное детство не оставляет их и в зрелые лета.

Посмотрите эти несколько стихов. Ведь это те самые утраченные «кадры», которые случайно нашлись в старом, казалось позабытом, «альбоме» на чердаке нашей общей памяти.
Это нынче поднял планшет или айпат, и пожалуйте хоть сто кадров. А остаются от этого «богатства» только «цифра» и немота. А там ведь надо было dыдержку определить и выбрать диафрагму и пять раз в кадр заглянуть, чтобы остановить счастье поразившего мгновения. И как они верно «выставлены» тут поэтом. Никаких прибавок «от себя» – только тихий щелчок «затвора» памяти: Какое счастье – это мы. Ещё вчера.

Но, если сердце отзывается, значит и сегодня. И , Бог даст, будем и завтра.

 

Валентин КУРБАТОВ

 


 

Владимир МАКЕЕВ

 

8 Vladimir Makeev

 

Возвращение

 

Пироги подрумянились в печке,

Самовар, закипая, поёт.

 

Постаревший Степаныч на речке

Проверяет с утра перемёт.

 

Здесь, мальчонка, счастливейший в мире,

Я из блюдца прихлёбывал чай;

 

На часах я подтягивал гири,

Словно время дарил невзначай…

 

 

Лето в деревне

 

Воробьи на дворе чирикают,

Лето дышит в окно.

Хлеб, молоко с черникою…

Вечером в клубе кино.

 

 

Речной вокзал

 

Речной вокзал… Под вечер

Девчонкам на ходу

Мы назначали встречи

В сиреневом саду.

 

Здесь танцевали вальсы,

Крутили патефон

И робко целовались

У мраморных колонн.

 

Речной вокзал, мы оба

Немолоды и всё же,

Продрогший до озноба,

Здесь я себя моложе.

 

На белых теплоходах

Уже отбили склянки,

Но отражают воды

«Прощание славянки…»

 

 

Сёмга

 

Моему другу, автору «золотой блесны»

– Игорю Ивановичу Шкляревскому

 

Из Атлантических широт,

Пройдя по северной дуге,

Она по звёздам путь найдёт

К своей единственной реке.

 

В руках удилище поёт

И сталь крюков в её губе…

Она порвёт блесною рот,

Круги оставив на воде.

 

 

Чистосердечное признание
адвоката Макеева

 

Прокуроры, судебные приставы,

Вы меня не найдёте нигде.

Я сойду на какой-нибудь пристани,

Поболтаю ногами в воде.

 

Отосплюсь на ромашковой простыни

В золотистом жужжании пчёл…

Быть счастливым на свете так просто,

Мне и годы мои нипочём.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *