НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК

№ 2018 / 7, 23.02.2018

Новым председателем Союза писателей России стал Николай Иванов. Кто он такой?

Николай Фёдорович Иванов родился 8 июня 1956 года в Брянской области, в селе Страчево. Окончив в 1973 году суворовское училище, он поступил во Львовское военно-политическое училище. В 1977 году молодой лейтенант получил назначение в Псковскую воздушно-десантную дивизию. А уже через два года его перевели к десантникам в Каунас.

2 3 niz Nikolay IvanovВ 1981 году Иванов, имея на своём счету более пятидесят парашютных прыжков, был направлен в Афганистан. Позже о пережитом «за речкой» он рассказал в повести «Гроза над Гиндукушем». Эта вещь произвела сильное впечатление на одного из литгенералов Анатолия Ананьева, который дал команду заверстать прозу «афганца» в первый номер журнала «Октябрь» за 1985 год. Тогда же храбрый офицер был назначен для дальнейшего прохождения службы в журнал «Советский воин».

Оказавшись в Москве, Иванов решил попытаться вникнуть в причины афганских событий. Ему захотелось выяснить, кто и почему принимал в конце 1979 года решение о вводе наших войск в Афганистан. Молодой офицер разыскал первого командира 40-й армии Юрия Тухаринова, добился аудиенции у маршалов Сергея Ахрамеева и Николая Огаркова, а также сумел разговорить на подмосковной даче отставленного Горбачёвым со всех постов бывшего члена Политбюро ЦК КПСС Григория Романова. Позже сослуживцы помогли писателю встретиться с некоторыми засекреченными участниками штурма в Кабуле дворца Амина. Отталкиваясь от этих встреч, Иванов написал роман «Операцию «Шторм» начать раньше…».

В конце горбачёвской перестройки Иванов перешёл из журнала «Советский воин» в военно-художественную студию писателей, которой руководили бывший фронтовик Иван Стаднюк и поэт-афганец Виктор Верстаков. Тогда же к нему обратилась группа офицеров из Главного разведуправления. Разведчики поведали писателю о том, как они, опередив американцев, сняли со сбитого под Ираком американского самолёта оборудование и доставили его для изучения в Россию. Эта операция потом легла в основу повести «Чёрные береты» (параллельный сюжет этой книги – августовский путч 1991 года).

В 1992 году Иванов возглавил реформированный журнал «Советский воин», получивший название «Честь имею». Но вскоре началось противостояние между президентом страны Ельциным и российским парламентом. По мнению писателя, тогдашний глава страны грубо нарушил действовавшую Конституцию.

В той драматической ситуации Иванов решил, что каждый настоящий офицер должен встать на защиту парламента. Собрав коллектив журнала, он объявил, что отправляется к Белому Дому. Свою короткую речь писатель закончил словами: «Честь имею». Но, как известно, та кровавая бойня закончилась расстрелом парламента.

После октябрьский событий 93-го года Иванов вернулся в редакцию журнала. Однако нашёлся «стукач», который о поведении писателя во время противостояния парламента президенту доложил руководству министерства обороны России. Министр Грачёв дал команду немедленно уволить честного офицера из армии. Однако симпатизировавшие писателю кадровики не стали торопиться с оформлением бумаг. Они сообщили своему начальству, что не нашли правовых оснований для отставки Иванова, а на поиск других аргументов якобы нужно время. Короче, кадровики всё сделали для того, чтобы вопрос об Иванове затянуть и замять. Одновременно они предложили начальнику военно-художественной студии писателю Верстакову вернуть Иванова на имевшуюся полковничью вакансию офицера-писателя.

Впрочем, надолго замять скандал не удалось. Вскоре о хитростях кадровиков кто-то настучал главной советчице министра Грачёва – Елене Агаповой, которую генералы за глаза прозвали маршалом в юбке. Дама, когда всё узнала, впала в истерику и потребовала немедленно под предлогом отсутствия финансирования расформировать военно-художественную студию.

Агапова, видимо, рассчитывала, что после этого Иванов пропадёт. Но писателю на выручку пришёл славившийся своей неподкупностью генерал Алмазов. Он, не побоявшись навлечь на себя гнев лично Ельцина, предложил Иванову солидную должность в создававшемся тогда Департаменте налоговой полиции.

Вскоре сочувствовавшие бывшему воину-афганцу офицеры из органов внутренних дел предложили Иванову одну из его повестей «Чёрные береты» переиздать в библиотечке «Щит и меч», которая выходила в качестве приложения к журналу «Милиция». Однако сразу после выхода сигнальных экземпляров разразился новый скандал. Министр внутренних дел Ерин потребовал весь тираж книг пустить под нож. Но министр опоздал. Первые пять тысяч книг уже успели разойтись по киоскам. Под нож ушли оставшиеся десять тысяч экземпляров.

Сам того не сознавая, министр Ерин своим бездумным приказом сделать Иванову бешеную рекламу. С писателем тут же заключило договор издательство «Асириус», обязавшись в кратчайший срок переиздать повесть «Чёрные береты» и роман «Операцию «Шторм» начать раньше». Одновременно книги Иванова стало активно переиздавать и издательство «Эксмо».

Другая трагедия случилась с Ивановым сразу после перевыборов Ельцина. 21 июня 1996 года в 16.10 он во время служебной командировки в Чечню был захвачен в плен боевиками. Наша газета, когда об этом узнала, тут же стала бить в набат, опубликовав статью Петра Ткаченко.

Позже выяснилось: захватили Иванова в Старопромысловском районе Грозного, около посёлка Элеватор. Как рассказал тогдашний непосредственный начальник писателя генерал Николай Медведев, на место происшествия сразу вылетела группа наших оперативников из управления физической защиты. Как удалось выяснить, Иванова захватила группа из четырёх вооружённых бандитов, которая никому в Чечне не подчинялась, ни Масхадову, ни Завгаеву.

Медведев тогда по понятным причинам не сообщил нашей газете имени главаря банды, чтобы не помешать вызволению Иванова.

Бойцы из спецназа Федеральной службы налоговой полиции, проявив мужество, сумели установить точное место заточения Иванова, а затем через посредников вступили в контакт с бандитами. В начале августа они практически достигли договорённости с уголовниками об обмене Иванова. Но тут резко обострилась обстановка в Грозном, и все наши карты были спутаны. Всего за время плена Иванов сменил семь подвалов. И вот только 11 октября вечером Николай был вызволен.

Всего в плену Иванов провёл 113 суток.

Вскоре после своего освобождения Иванов заехал в редакцию «ЛР» поблагодарить за поддержку. Во время разговора за чашкой чая выяснилось, что даже в плену писателю удавалось делать кое-какие пометки, из которых потом родились беглые записки. Мы их дали в газете 25 октября 1996 года. Тогда же редакция на свою голову познакомила писателя с Валерием Ганичевым. Ну а потом мы первыми из номера в номер стали печатать повесть храброго офицера «Расстрелять в ноябре, или Вход в плен бесплатный».

Впоследствии Иванов обратился к истории развала Советского Союза. Ему удалось в Беловежской пуще разыскать свидетелей подписания позорного соглашения о роспуске СССР (одна из технических сотрудниц даже подарила ему машинку, на которой печатались трагические документы). О происшедшей драме планетарного масштаба Иванов потом написал несколько произведений.

Все ли книги Иванова равноценны? Нет. Есть у него и очень слабые вещи. Но сейчас не о них речь.

Наверное, лучше всего Иванову удались лирические рассказы о любви, которые он объединил в цикл «Женский пляж», подписав их «Капитан Н».

Сейчас Иванов взвалил на себя очень тяжёлую ношу, согласившись возглавить Союз писателей России. Хочется пожелать ему, чтобы всё у него получилось.

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *