РОСТЕХНАДЗОР КАК АБСОЛЮТНО БЕСПОЛЕЗНАЯ ПРОКЛАДКА. Этого, похоже, не отрицает даже очень высокопоставленный сотрудник надзорного ведомства

№ 2018 / 8, 02.03.2018

В дни февральских праздников на официальном сайте нашей газеты была размещена очень тревожная новость: «Почему Ростехнадзор и компания «МОЭК» в канун президентских выборов решили «покошмарить» писателей и литредакции».

В этом материале говорилось о том, что Межрегиональное технологическое управление (МТУ) Ростехнадзора незаконно решило задавить нашу газету судами и в итоге придушить одно из старейших литературных изданий, видимо, желая угодить то ли Московской объединённой энергетической компании (МОЭК), то ли каким-то другим тайным заказчикам, которым «Литературная Россия» встала поперёк горла. Естественно, статья была построена не на голых эмоциях, а на конкретных фактах. Не случайно, в первый же рабочий день после праздников – 26 февраля – в редакцию обратился заместитель руководителя МТУ Ростехнадзора Олег Кудинов и предложил главреду «ЛР» немедленно встретиться.

Отложив все дела, я тут же помчался в надзорный орган. Я по наивности думал, что руководство Ростехнадзора, осознав допущенные ошибки и перегибы, принесёт газете свои извинения и отзовёт все претензии. Но вместо этого я больше часа выслушивал лекцию г-на Кудинова о том, как тяжело живётся его ведомству. По словам г-на Кудинова, Ростехнадзор в нынешнем его виде – всего лишь посредник между хозяйствующими субъектами, якобы не имеющий никаких рычагов воздействия на те или иные организации. Но это чистой воды лукавство! Ростехнадзор у нас сегодня – это и царь и бог, который в состоянии закошмарить кого угодно, включая и законопослушных плательщиков.

Я прямо спросил у г-на Кудинова, почему подчинённая ему госинспектор отдела по надзору за системами теплоснабжения и гидротехническими сооружениями МТУ Ирина Гладких, составляя протокол о якобы допущенном нашей газетой административном правонарушении, за которое редакции грозит штраф в нехилую сумму – двести тысяч рублей, – не пригласила ни МОЭК, ни журналистов и руководствовалась только филькиными грамотами, полученными по почте от одного из руководителей филиала № 11 энергокомпании Дмитриевского, чей профессионализм уже давно вызывает у экспертного сообщества большие сомнения. А самое главное – почему госинспектор не захотела оторвать своё мягкое место от замечательного кресла и лично выехать на объект предполагаемого нарушения? Ответ меня потряс. Якобы сегодня ни один госинспектор не обладает соответствующими полномочиями.

Что за чушь?

Сегодня даже старшеклассники знают, что Ростехнадзор при наличии весомых оснований в любую секунду может обратиться в Прокуратуру за разрешением провести внеплановую выездную проверку. Что же мешало г-же Гладких или её начальству в нашем случае обратиться за подобным разрешением в районную прокуратуру? Г-жа Гладких помолчала, а г-н Кудинов честно признался, что прокуратура очень редко поддерживает соответствующие просьбы его сотрудников. Неужели г-н Кудинов тем самым хотел сказать, что прокуратуре плевать на безопасность теплосетей и теплоснабжения крупнейшего мегаполиса мира и поэтому там любые представления Ростехнадзора сходу отвергают? Может быть, проблема как раз в другом: что прокуратура после изучения представленных документов не находит оснований потакать непрофессиональным госинспекторам? И вот тогда Ростехнадзор, надо думать, пускается во все тяжкие и, почему-то слепо доверяя нерадивым сотрудникам МОЭКа, штампует непонятные протоколы, а – если вещи называть своими именами – с каким-то садизмом принимается кошмарить уже не только бизнес, но и средства массовой информации.

Особенно меня удручила следующая позиция г-на Кудинова и г-жи Гладких. Им почему-то плевать, как мне показалось, на то, получает ли редакция от МОЭКа тепло или МОЭК продолжает морозить журналистов. Мол, в их функции проверка МОЭКа не входит. Как я понял, даже на самую главную функцию Ростехнадзора – обеспечение безопасности теплоснабжения – им тоже чихать с большой колокольни. Позиция надзорного органа, если я правильно понял Кудинова, сводится к следующему: во всём слепо доверять бумагам МОЭКа и, главное, вовремя переправлять все эти бумаги в суд. Но если это так, то удивительно, почему сам МОЭК напрямую не обращается в суд, а использует прокладку в виде Ростехнадзора?

Теперь о том, из-за чего, собственно, и разгорелся несколько лет назад сыр-бор. В начале ноября МОЭК направил в редакцию какого-то своего наглого комиссара, не снабдив его даже никаким документом или письмом на право проведения каких-то проверок и тем более приостановку деятельности редакции. Этому комиссару было указано на дверь. Однако МОЭК до сих пор никак не прореагировал на факт незаконного вмешательства своего сотрудника в деятельность СМИ, хотя закон строго-настрого запрещает кому-либо из посторонних влиять на редакционную политику и тем более препятствовать реализации журналистских прав. Безосновательными оказались и претензии по долгам. Специально для Ростехнадзора публикуем ксерокопию счёта, который МОЭК выставлял нашей редакции за октябрь 2017 года. Там чёрным по белому указано, что задолженность редакции составляет 0,00.

3 MOEK LR001

Подобный же счёт был выставлен редакции и за ноябрь 2017 года. Если же эти счета были не верны, то при чём тут редакция? За это должно отвечать уже руководство МОЭКа, которое позволяет своим сотрудникам отправлять в редакции по электронной почте матерную ругань, а потом жалостливо уточнять: мол, у них работают молоденькие и неопытные люди. Так почему писатели должны отвечать за чужие грехи?

Во время нашей беседы Кудинов мечтательно вспоминал о временах Юрия Лужкова. Тогда в Москве, по его мнению, хотя бы регулярно менялись трубы, и больше было в вопросах теплоснабжения порядка, а теперь МОЭК только бумагами размахивает, а с трубами одни проблемы, поэтому резко участились аварии. Но если это так, тогда срочно надо менять многих начальников! А разве это функция газеты? Почему бы Кудинову и не инициировать для начала смену руководителей Московской объединённой энергетической компании (МОЭК)?

Очень возмущался Кудинов и принятыми несколько лет назад новыми федеральными законами, которые наделили Ростехнадзор некоторыми дополнительными функциями. Он вопрошал: почему «Литературная Россия» не воспрепятствовала тогда принятию этих некачественных документов? Интересная позиция. Газета теперь что, должна ещё и работать за министерства и ведомства, проталкивавшие те плохие, по мнению Кудинова, законы?! Если закон оказался плохим, то почему Кудинов не убедил руководителя Ростехнадзора Алёшина выйти к Президенту страны с инициативой пересмотреть существующую нормативную базу? А то получается, что теперь за грехи целого ведомства должна почему-то нести ответственность писательская газета. Не надо на писателей вешать свои проблемы! А так, господа хорошие из Ростехнадзора, вы сами подтверждаете, что вы, по сути, никто. А зачем обществу нужно содержать за счёт бюджета дорогостоящую, но абсолютно бесполезную прокладку?

На прощанье Кудинов заявил, что хоть он и лично направил все бумаги на нашу газету в суд, но, если суд сочтёт, что мы не должны платить штраф в 200 тыс. рублей и что во всех наших бедах виноват был МОЭК, то Ростехнадзор, так и быть, апелляцию на это решение подавать не будет. Надо же, какой широкий жест! Г-н Кулинов так и не понял, что этим своим заявлением он, по сути, проговорился, ясно дав понять, что подписанные им документы, мягко говоря, лукавы. И долго наше общество должно терпеть такое лукавство?

 

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *