ПОЧЕМУ ЕРМАК СТАЛ СВЯТЫМ У ТАТАР РАНЬШЕ, ЧЕМ У РУССКИХ (Мы — один мир)

№ 2018 / 8, 02.03.2018

На вопросы «ЛР» отвечает профессор исторического факультета Томского Государственного университета Людмила Ивановна ШЕРСТОВА .

– Людмила Ивановна, тема ассимиляции сегодня не так широко обсуждается как тема идентичности, в силу многих общественно-политических и экономических причин. В советское время ассимиляция была генеральной линией национальной политики, сейчас же идёт своеобразная «реконкиста» на этом фронте… Но что было в Сибири и Евразии вообще до выделения понятий «ассимиляция», «экономика» и прочих «дисциплин» мировосприятия?

– Приведу в пример элиты в государственных дорусских образованиях – например, княжество Кондинское интересно как зона ассимиляции. Кто описывал это княжество, видел, что существует и социальная дифференциация, помимо имущественной, выделяется элита, выделяются князьки. А это было хорошо знакомо России – князья и к царю обращались соответствующим образом. Восточная традиция, в этом нет ничего унизительного, но когда я говорю с тем, кто по статусу и 14 15 Lyudmila Sherstovaвозрасту выше меня, я должен несколько принизить своё положение. Это осталось поныне на рудиментарном уровне. И при этом мы оба понимаем, что отдаём дань ритуалу – но тогда обращались «боярин такой-то, холоп твой такой-то» — это был ритуал, а не самоощущение. Понятно, что когда европейцы в Москве смотрели на это, они заключали, что русские – рабы и холопы. Ничего подобного! Это был ритуал, а если мы пойдём дальше на Восток, то там в Китае мы найдём более интересные и архаичные ритуалы. Существовала традиция – сложилась он в Первом тысячелетии до нашей эры в эпоху Чжоу, «Мандат неба». Небо одинаково благосклонно ко всем, кто живёт на Земле, но правитель получает от неба особый мандат и, пока он управляет, одинаково относясь ко всем, кто живёт рядом с ним, то это – порядок. Но как только он начинает выделять знать, кого-то награждать слишком щедро или ведёт сам несоответствующий образ жизни – сразу начинаются эпидемии, набеги врагов. И это знак того, что он теряет «мандат неба», и тогда народ имеет право на восстание. Вы приведите мне хоть одну доктрину западную времён монархии, которая бы оправдывала восстание народа и давала бы ему право на смену династии! Здесь же это было разработано…

– Может, это было связано с ещё более архаической традицией разрозненных племён приносить в жертву «богоданных» царей или вождей? Коли богом (тотемом) прислан – так к нему как переговорщик и отправлен в случае неудачного наместничества…

– Это слишком далеко, ближе к Африке, и здесь-то уже другое, тут ощущается рационализация сакрального видения власти. Нам важно, что на всём евразийском пространстве, включая Европу, конечно же – действовала иная мировоззренческая традиция. Власть давалась от неба, небо – это бог, то есть все правители – от бога. Ставшие так или иначе, — ритуал тут не важен, – божьими помазанниками. С 16-го века, когда рационализм начинает развиваться в Европе, появляется «Государь» Макиавелли, тут происходит значительное событие в мировоззрении (общественном сознании, как сказали бы мы сегодня): нравственность отделяется от власти. То есть правитель может делать что угодно, он не подвластен (не подсуден) никому – вот где рождение формулы «цель оправдывает средства». Сравним с китайской рационализацией сакральности власти – и увидим полную противоположность. У нас же в Азии, и в России, по-прежнему сохранялось представление о связи власти и нравственности. Поэтому все восстания в России, связанные с поисками настоящего царя, появление самозванцев – с чем связаны? Это и был способ найти справедливого царя – конечно, он (царь) не мог относиться ко всем одинаково, но это значило, что власть должна быть нравственной. То есть мы сохранили то архаичное представление – как в Китае, как в Сибири, как у русских, у большей части – на ментальном уровне неразделимы справедливость и власть.

– Возможно, это знали и те господа антисоветчики в США и «дома», вроде Солженицына, которые вбивали клинья между КПСС и народом (который массово в партии состоял) – именно по линии «преступлений власти». Ведь численное преувеличение жертв репрессий тех же, жертв Великой Отечественной – явно било по нравственности власти. И тут цель оправдывала средства снова, только цель социально-регрессная – в итоге была не просто партия разгромлена (разложена, во многом изнутри), а и вся страна, цементировавшее её единое научное, атеистическое мировоззрение, оптимизм относительно коммунистического будущего. Всё это было низвергнуто через «безнравственность власти». А потом и цифры подкорректировались, и преступления нового строя сравнялись во многом с теми «ужасами тоталитаризма»…

– Конечно, это практически можно назвать национальной чертой. Не мучает же нынешних американцев то, что коренные индейцы тихо гибнут в резервациях и сейчас? Нравственность и власть – в России всегда живая тема. Вот кажется, бабки на завалинке, на кухне, на бытовом уровне обсуждают какие-то реформы: ухудшение медицинского обслуживания, слияние поликлиник по оптимизации, упадок образования… Но это очень глубоко в нас сидит! «Все под одним небом ходим» (вариант – «под богом»). Это значит, что и власть обязана так же вести себя с теми, над кем она поставлена (небом или народом – в данном случае не так уже важно), обязана быть справедлива. Поэтому для нас ещё среди европейских стран – нравственность не отделена от власти, от политики. И это сложно понять – почему слова «справедливость», «правда» имеют такое большое значение, даже когда вышли из «шапок» газет. Но ведь всё это в ещё большей степени имело значение для народов Сибири, и поэтому для них было важно часто то, что европейцу не понять сразу. Вот шли в Сибири войны – завоевание Сибири Ермаком. Первая битва у Ермака состоялась на Туре, с Епанчёй. После того, как он победил Епанчу, тот разместился западнее и стал строить город… А когда Ермак победил Кучума, к нему уже стали перебегать князьки, которые ранее служили Кучуму. И самый массовый поход Ермака в 1598-м году — к ставке Кучума, — был интересен нам тем, что в нём приняли участие около 150 представителей западносибирской элиты, тюркской и татарской, уже в качестве российского войска.

– Как у Александра Македонского в Индии. Это можно обозначить шутейной формулой – «чем дальше в лес – тем толще партизаны», войско вбирает в себя всё более «покорённых» народов, в результате чего часто теряется и смысл похода, и качество войска меняется…

– Совершенно верно – и это характерно для всех завоевателей! А у нас, опыт московский, ордынский никуда не делся. Как наши князья служили у ханов Орды, так позже беглые из орды начинали служить у нас… В чём здесь дело? Почему от него, от Кучума побежала элита? А она увидела, что «небо его оставило». И значит, служить против того, кого не принимает небо – это уже не преступление против неба. Часто, не понимая этого, говорят, что в Азии понимают и уважают только силу. На самом деле всё гораздо глубже тут лежит на ментальном уровне.

– Кстати, сами товарищи из Азии с этим категорически не согласны – что их только сила берёт. Ни КНР, ни КНДР не примут такой формулы – причём КНДР это доказывает и сейчас в противостоянии с США, и новоевропейский рационализм многое скрывает от империалистов в образе врага…

– Но мы-то по-европейски думаем, что силу применим – и победим. А не победим ментально! Не понимаем истоки этого явления: сила должна быть справедливой. Киприан, которого назначили в Тобольске митрополитом, в 1622-м году приехал и пытался создать новую трактовку похода Ермака, это отражено и в летописи. Киприан проповедовал, что Ермак боролся с «басурманством». Взятие Сибири – как борьба против басурман, иноверцев, то есть… Но ведь самое интересное, что русские люди, которые жили тогда в Сибири – такого не помнили! Выпал поход Ермака. И если его помнили – это Небольсин сообщает уже в 19-м веке, – то только татары его и помнили. Причём именно татары его захоронили так, что мы не можем поныне найти могилу Ермака. Почему? Потому что когда татары нашли его труп и пытались надругаться над телом, тыкали копьями, то, как гласит легенда, кровь шла из его тела – то есть он был ещё живой, и сияние поднялось над ним… Когда русские узнали об этом – пытались найти, но татары перепрятывали Ермака несколько раз. Вот такая загадка истории, такая бережность к «завоевателю». Поэтому мы и не знаем поныне, где Ермак захоронен.

– Спасибо большое, Людмила Ивановна, за ещё одну интереснейшую экскурсию в древнюю Сибирь и Евразию!

(Другую часть интервью читайте в нашем журнале «Мир Севера», №1 за текущий год)

 

Беседовал Дмитрий ЧЁРНЫЙ

 

ТОМСК – МОСКВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *