Сергей ИВКИН. ЗАПИСЫВАЮ МУЗЫКУ БУКВАМИ

№ 2018 / 15, 20.04.2018

В Новосибирске выступили лидеры Уральской поэтической школы – Инна Домрачева и Сергей Ивкин. Творческие встречи с поэтами из Екатеринбурга прошли в ГПНТБ СО РАН и баре «Открой рот». В библиотеку, на заседание литклуба Студия 312», гостей пригласили поэты Антон Метельков и Святослав Одаренко. Новосибирцы услышали новые стихи Ивкина и Домрачевой и узнали об особенностях литературной жизни Урала. Одаренко представил две очередных книжки-малышки, только что вышедших в серии издательской инициативы «Здесь» – лирический сборник Сергея Ивкина «Пять миллионов листьев тому назад» и книгу детских стихов Инны Домрачевой «Магистр йода». В ходе встречи Ивкин ответил на вопросы поэта и журналиста Юрия Татаренко.

– Как и когда проявилась ваша творческая натура?

23 sergei ivkin– В 5 лет меня вытащили из пожара, прижимающего к груди коробку карандашей, потому бабушка решила, что это указание на то, что буду художником (улыбается). Меня просили рисовать всё подряд, потом отдали в художественную школу. После неё стал студентом Свердловского государственного архитектурного института. Закончил РГППУ по специальности «Преподаватель декоративно-прикладного искусства». Многому научился, но больше всего мне нравится иллюстрировать поэтические книги. В 15 лет случайно попал на заседание лито в своей родной школе. Услышав, какие стихи там пишут, я сказал себе: «Уж я-то напишу что-нибудь гораздо лучше, чем эта чушь!» Принёс свеженаписанное, его одобрили. В самом начале 1997-го отправил в журнал «Юность» подборку из восьми стихотворений, и два из них были опубликованы. Как сейчас помню, это были какие-то пляски на костях Александра Башлачёва, один из текстов назывался «Время молчания N». В то время я совсем не понимал, что такое настоящая поэзия. Когда замечательный редактор Алла Николаевна Поспелова предложила мне подготовить к изданию дебютную книжку, то из 400 стихотворений она рекомендовала оставить 4 строчки, сказав: «Вот из них и следует растить поэзию». Серьёзное отношение к литературе у меня начало вырабатываться в 2006-м, когда я пришёл в лито под руководством Андрея Санникова при журнале «Урал». Вскоре Андрей Юрьевич перевёл нас в частный семинар «Клуб «Капитан Лебядкин». Это был жёсткий литературный тренинг. Ленивых и бесперспективных Санников выгонял безжалостно, но мне удалось выдержать его диктатуру. А с 2006 по 2012 годы я уже сам вёл занятия в литобъединении. Считаю, что публичный разбор стихов – непродуктивен, он слишком близок к сведению счётов. Замечание должен делать мастер с глазу на глаз. Самое важное для молодого поэта – научиться видеть свои тексты редакторскими глазами.

– Может ли поэт прокормиться стихами?

– Было время, зарабатывал деньги гаданием и живописью. Гадать меня научила крёстная в пионерлагере, где она работала вожатой. Гадал на картах, рунах, кофейной гуще… Несколько лет спустя моя девушка поставляла на сеансы своих многочисленных подруг – деньги текли рекой! (улыбается). В 1996 году Евгений Касимов организовал фестиваль-конкурс гимнов Екатеринбурга – с весьма достойными призовыми. Но мне блеснуть в этом жанре не удалось. Сейчас я член жюри литпремии имени Бажова, получаю гонорар. Но для меня это работа – дело чести. Резюмирую: стихи денег не приносят.

– Существуют ли для вас зоны табу в творчестве?

– Периодически устанавливаю себе самые разные ограничения. К примеру, был период полного отказа от использования в стихах обсценной лексики. Сейчас я понимаю: любое табу это провокация самого себя на его немедленное нарушение. В своих стихах я нередко смешиваю силлаботонику и верлибр. Не вижу между ними принципиальных различий. Главное, чтобы твой текст был поэтичен. Обычно стихотворение пишется сразу. После чего полтора месяца отводится на карантин, текст вылёживается. Финальная стадия работы – тщательная шлифовка.

– Что бы вы ответили на реплику: «Простите, я не понимаю вашу поэзию!»?

– Подобные фразы я слышу раз в неделю, выступая на поэтических вечерах (улыбается). Мне кажется, я пишу очень понятные стихи – в сравнении, к примеру, с такими авторами-земляками, как Руслан Комадей, Ярослава Широкова, Владислав Семенцул. Я записываю музыку буквами – надо просто услышать её.

– Никогда не пробовали ли себя в прозе?

– Было дело (улыбается). Написал повесть «Рай для патриарха» о буднях поэтического фестиваля, напечатал, всем понравилось, но я понял, что ещё раз потратить полгода каждодневной работы на текст в двадцать страниц просто не в силах. Шлейф моей жизни – стихи. А прозу приходится толкать впереди себя…

– Какую роль хотели бы сыграть в кино?

– Ставрогина. Роман Достоевского «Бесы» по-прежнему актуален. Сегодня формирование группы ложной значимости, создание сект и банд – привычная часть жизни. И тут важную роль играют личная ответственность и эмоциональная трезвость. А Ставрогин всё прекрасно понимает, но ему скучно, он развлекается – это очень интересный персонаж с точки зрения своего внутреннего устройства. Самое сильное впечатление в кино у меня от Кустурицы, его фильм «По Млечному пути» – абсолютный шедевр.

– Вопрос из области литературной географии: Урал ближе к Москве или Новосибу?

– Урал как брат Новосибу! Я у вас впервые, но на литфестивалях в Красноярске, Иркутске, Тольятти успел познакомиться лично с такими замечательными новосибирскими поэтами, как Антон Метельков, Святослав Одаренко и другие. Главное имя поэтической Сибири для меня – Егор Летов. Город на Оби мне безумно понравился – и прежде всего манерой горожан разговаривать, слегка подкалывая друг друга. Ирония и самоирония – ценнейшие качества. Рад, что здесь они сохранились – в отличие от того же Екатеринбурга.

– Различаются ли мечты поэта Ивкина и Сергея Ивкина?

– Начнём с того, что поэта Ивкина очень не любит художник Ивкин, это конкуренты в борьбе за свободное время Сергея Ивкина, который мечтает только об одном – выспаться. Это счастье выпадает крайне редко. Для художника Ивкина главная радость жизни – рисование. А Ивкин-поэт мечтает о нескончаемых путешествиях…

К слову, одна из недавних поездок мне запомнилась случаем на вокзале. Завершился фестиваль поэзии в Иркутске, на котором я вёл трезвый образ жизни. Позволил себе расслабиться лишь перед поездом домой. Проводница отказалась впустить меня в вагон, но провожающие меня коллеги успокоили её: «Это же поэт Сергей Ивкин, он очень устал после насыщенной программы выступлений на фестивале!». Проводница изумилась: «С нами поедет тот самый Ивкин? Проходите!» Так что мечты сбываются не только у поэтов, но и у проводниц (смеётся).

 

Беседовал Юрий ТАТАРЕНКО

Фото Катерины СКАБАРДИНОЙ

 


Сергей Ивкин родился в 1979 году. Поэт, художник, критик. Лауреат фестивалей «Пилигрим» (Пермь, 2003), «Новый Транзит» (Кыштым, 2006), финалист Первого уральского слэма «Естественный отбор» (Екатеринбург, 2002), премии «Илья» (Москва, 2007). Лауреат фестиваля «КУБ» за совместный с Ниной Александровой поэтический спектакль «Тавтономия». Один из редакторов журнала поэзии «Плавучий мост». Автор восьми книг стихов («Пересечение собачьего парка» (2007), «Без оценок» (2008) и др.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *