РУССКИЙ КАЛЕЙДОСКОП, или Судьба одного провинциального храма (Мы — один мир)

№ 2018 / 15, 20.04.2018

В маленьких городках российской провинции особенная достопримечательность, как правило, церковь. Чаще – полуразрушенная, реже – восстановленная. В пензенском уездном городке Керенск (ныне Вадинск) до революции разносили благовест по округе аж шесть храмов! Да на восточной окраине располагался монастырь с четырьмя церквями! Город, которому почти 380 лет, настоящий центр православия. Керенская засечная крепость, послужившая началом населённого пункта, прикрывала Москву с юго-восточного направления от набегов ногайцев, башкир, калмыков. В цепи маленьких городков-крепостей, опоясывающих столицу, в семнадцатом веке появляется Керенск. Имя от речки Керенки, на берегах коей поставили. Казаки, стрельцы, пушкари приходят на службу государеву. И словно грибы, растут храмы.

Первый керенский храм – соборная церковь Михаила Архангела, географический и исторический центр города-крепости. Первые поселенцы строят её сразу же после крепостных стен. Не может душа русского без Божьей благодати, получаемой в храме Господнем!

Тот храм, как и остальные его «сородичи», был деревянным. Купец Алексей Меляков в восемнадцатом веке сооружает здесь каменный под именем Успения Божией Матери. Со временем культовое сооружение становится красой и гордостью Керенска. Один из уцелевших доныне городских символов. Мецената, не имевшего детей и построившего ещё три местные церкви, похоронили в приделе святого чудотворца Николая. До революции о Мелякове напоминала мемориальная доска с надписью «Жития ево было 45 лет».

Uspenskyi sobor Kerensk

В 30-е склепы с захоронениями Мелякова и других именитых граждан осквернили. Коммунары, мечтая о господском золоте, потревожили останки знаменитых пращуров керенцев. Соборную церковь перепрофилировали в… кинотеатр. Во время работ по реконструкции пытались взорвать северную стену. Безуспешно. Двухметровая по толщине стена устояла.

Успенский храм и его служители во время Пугачевского бунта сыграли ключевую роль в обороне крепости. Краевед Александр Старцев писал: «Три раза подступали к стенам города пугачёвцы, но все три приступа отбили с большим уроном для атакующих. Особенно опасны были пушки, поставленные на колокольне Успенского собора и угловых башнях восточной стены, которые беспрерывно стреляли по столпившимся в беспорядке мятежникам».

Протоиерей Николай Любимов в статье «Керенский Успенский собор», опубликованной в газете «Пензенские епархиальные ведомости» в 1891 году, свидетельствовал, что «те три пушки» в качестве реликвий стояли на колокольне в его время.

Императрица Екатерина Великая в «Высочайшем манифесте Керенским жителям» благодарит их «за верность законному правительству и храброе, мужественное сопротивление разбойничьей шайке самозванца Пугачева». На крест колокольни Успенского собора повелевает поместить символическую золотую корону.

В Успенском соборе в 1838 году крестили урождённую княжну Любовь Куланчакову – мать писателя Александра Куприна. Отец её, Алексей Николаевич Куланчаков занимал должность уездного землемера. Мать, Елизавета Григорьевна, из дворян Александровских, также служивших в Керенске. Бабушка оказала определённое влияние на внука. Фамилия её использована в автобиографическом романе Куприна «Юнкера», главный герой которого Александров. Особое отношение у писателя к родовым корням матери. В том же романе «Юнкера»: «…бешеная кровь татарских князей, неудержимых и неукротимых его предков с материнской стороны, толкавшая его на резкие и необдуманные поступки, выделяла его среди дюжинных юнкеров». Князья Куланчаковы – керенские потомственные дворяне из обрусевших татарских мурз.

Отец писателя, мелкий чиновник из соседнего Наровчата, умирает от холеры, когда Куприну нет и двух лет. На мать ложится вся тяжесть воспитания. Она, по словам писателя, «обладает сильным, непреклонным характером и высоким благородством» и в ней присутствуют «инстинктивный вкус и тонкая наблюдательность». Удивительная женщина родилась в Керенске и окунали её при крещении в святую соборную купель!

С Керенском и его главным храмом отчасти связано имя писателя-сатирика Салтыкова-Щедрина. В 1866 году Михаил Евграфович, будучи председателем Пензенской губернской казенной палаты, по делам службы дважды (в феврале и августе) посещает Керенск. Салтыков-Щедрин в здании земской управы на Почтовой улице принимает просителей с жалобами. Посещает Успенский собор, Тихвинский монастырь, городской сад, казначейство. Уездный городок нравится писателю «чистотой улиц, обилием фруктовых садов, сирени и пахучего жасмина, а главное, кротостью и приветливостью населения».

На Успенский собор выходил фасадом дом с балконом и садом уездного предводителя дворянства Сергея Петровича Вышеславцева. Его внук, Роман Гуль, известный писатель русского зарубежья, детские впечатления о Керенске, городской площади с расположенной на ней соборной церковью запечатлевает в романе «Конь Рыжий» и мемуарах «Моя биография». Сын Сергея Петровича и дядя писателя, Михаил Сергеевич Вышеславцев или «дядя Миша», являлся уездным комиссаром Временного правительства. Осенью 1918-го Вышеславцев-младший попал под волну массового красного террора. Вместе с семью керенскими дворянами и купцами дядю по пути якобы на суд в Пензу расстреляли в Побитом лесу – урочище на окраине городка. По другой версии, чекисты и чоновцы «врагов трудового народа» закололи штыками, добив прикладами самых жизнестойких.

09 pam znak kerensku011

Рядом с апсидой бывшего Успенского собора, являющегося ныне библиотечно-культурным центром, памятник в честь основания Керенской крепости. Гранитная стела с мемориальной табличкой напоминает жителям и гостям райцентра о его героическом прошлом.

 

Валерий КАПЛЕНКОВ

 

г. ПЕНЗА

 


Валерий Капленков – журналист и политолог. Окончил в 1990 году журфак Воронежского госуниверситета, стаж работы в пензенских газетах – 20 лет. Работал корреспондентом, заведующим отделом, заместителем редактора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *