ДЕШЁВЫЕ ПРОДУКТЫ ДЛЯ ПЕНСИОНЕРОВ – ШИРМА, за которой нарушаются интересы москвичей, неприкосновенность культурно-исторического памятника и права старейшей в Москве литературной прессы

№ 2018 / 16, 27.04.2018

Этот материал хотелось бы начать с обращения к москвичам и особенно – к жителям Преображенки. Дело уже давно идёт к тому, чтобы Преображенский рынок, который усилиями активистов района, при содействии партии «Яблоко», вроде бы удалось отстоять в 2016 году – перестал существовать даже фиктивно, а кусок монастырской земли под ним отошёл к кому-то из крупных столичных застройщиков. Процесс этот запущен, повторюсь, давно и очень влиятельными людьми. Чтобы остановить его, москвичам необходимо продолжать активные гражданские действия – и добиться поддержки с самого верха. Даже не от мэра Москвы Собянина, где-то в окружении которого, вероятно, и находятся люди, чьим интересам мешает не столько рынок, сколько назначение земли под ним, – а разве что от Администрации Президента РФ или от Патриарха Русской Православной церкви.

Почему существование рынка – фиктивно? 

Рынок построен в 1932 году на территории Преображенского монастыря. После развала Советского Союза начался – вроде бы – процесс возврата земли под рынком монастырю. По инициативе бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова договор аренды от 1998 года между рынком и тогдашним землеохранным управлением Москвы был заключён до 2008 года. За этот десятилетний срок рынку предлагалось найти себе другое место и освободить монастырскую землю. Что подкреплялось соответствующим постановлением, которое после ухода Лужкова с поста мэра, конечно, было отменено – в том пункте, где рынку полагалось покинуть территорию исторического памятника. Надо отметить, что кадастровое назначение земельного участка, занятого рынком – «для размещения объектов торговли», – и держится юридически на том договоре аренды до 2008 года и частично отменённом постановлении Лужкова. А также ещё на одном постановлении, но гораздо более странном, о котором чуть позже.

RynokPreobrazh

В 2016 году жители Преображенки обнаружили, что на публичной кадастровой карте района, выложенной на сайте Росреестра, назначение земли под рынком изменилось – и гласило: «для многоквартирной застройки». Подняв шум при содействии «Яблока», прежнее назначение удалось вернуть. Однако, никаких комментариев по поводу того, кто и каким образом смог изменить запись на сайте, за один день, без взаимодействия с архитектурно-градостроительным комитетом – не прозвучало: ни от правительства Москвы, перенаправившего обращение по этому поводу «яблочника» Сергея Митрохина в комитет, ни от самого комитета. Собственно, быстрота и таинственность этого прецедента на сайте Росреестра уже делают рынок чем-то большим, чем то, что он номинально собой представляет.

Вернувшись в настоящее, мы обнаружим, что ГУП «Преображенский рынок» теперь переименован в ГУП «М. Прогресс», и это предприятие занимается управлением столичной недвижимостью, а не торговлей. Наша газета узнала о переименовании от службы безопасности двуликого ГУПа, написавшей официальное письмо в редакцию «ЛитРоссии» с просьбой освободить помещение на Цветном бульваре, где мы находимся, для проверки его технического состояния. Чем это грозит, было понятно сразу: выдворением на улицу. Для этого даже необязательно признать помещение непригодным для использования и снести. Достаточно капремонта, который обычно длится около 100 суток. Оказывается, даже не продлённый вовремя договор аренды имеет юридическую силу, и срок его действия от этого не прекращается – а вот капремонт, как мы узнали от юристов, может этот срок обнулить и сделать договор недействительным. В общем, за 100 суток капремонта арендаторы помещения рискуют его потерять. И это грозит не только нам – а, похоже, любым арендаторам в центре столицы.

Небольшое журналистское расследование сразу же привело к интересным наблюдениям. На первой же странице сайта закупок ГУП «Преображенский рынок» – он же «М. Прогресс», прежнее название удивительным образом соседствует с нынешним, – я нашёл два любопытных тендера. На обследование технического состояния двух зданий: на Петровском бульваре, 5 (исторический объект, бывший доходный дом Ренквиста-Глиэра) и на Малой Сухаревской площади, 6, стр. 2, где до недавнего времени располагалась Гильдия художников Москвы. Позвонив в Гильдию первый раз, я узнал, что она уже не работает с художниками. Позвонив второй раз, минут через пять – что Гильдии здесь нет, и звонить больше не надо. Через неделю после этого информация о данных закупках Преображенского рынка исчезла с сайта или была скрыта поглубже. Не правда ли, это как-то рифмуется с изменениями записи в Росреестре – и с переименованием ГУПа, при сохранении вместе с тем его прежней деятельности и прежнего названия.

А теперь – снова в прошлое, недалёкое.

Есть два удивительных, не лезущих ни в какие ворота решения, принятых относительно Преображенского рынка, которые заставляют предположить за ними интересы крупных инвесторов-застройщиков – и невнимательность тех членов правительства Москвы, у которых эти инвесторы добиваются разрешения на строительство, к законному назначению столичных земель.

Решение первое. С того момента, когда на Преображенском рынке пошла чехарда директоров – начавшаяся ещё перед директором 2015-го Саидом Решедовым и дошедшая до нынешнего руководителя Алексея Донченко, человека из сферы городского имущества, славящегося тем, что предприятия в его руках постепенно ликвидируются,– в общем, примерно с 2014 года рынок был выведен из оперативного управления Департамента торговли города Москвы, руководящего всеми остальными рынками, и переведён в полное управление Департамента имущества. Случай уникальный и без теневых, так скажем, обстоятельств необъяснимый. Впрочем, только он и объясняет тот факт, что теперь торговым объектом руководит – наконец-то, через четыре года – человек от Департамента имущества.

Решение второе. В 2013–2014 году Росохранкультура – ведомство, в этих же годах ликвидированное, – выпустило постановление, согласно которому земля непосредственно под рынком перестала быть историческим памятником. То есть – посреди монастырской территории, на которой, по сути, нельзя делать ничего, кроме как заниматься вопросами монастыря или его реставрацией – появился участок, где можно, в принципе, делать всё, что угодно. Вплоть до многоквартирной застройки. В результате чего розничная торговля Преображенского рынка, с 2008 года не имеющая под собой твёрдой юридической почвы, эту почву приобрела. Вернее – её закреплённое законодательно отсутствие. Решение, что интересно, было принято и вступило в силу через два дня после того, как Росохранкультура, как ведомство, прекратило существовать по соответствующему указу президента. Попытки активистов-общественников оспорить это решение несуществующего ведомства привели к тому, что муниципальные власти пригрозили им лишением статуса общественников и возможности участвовать в делах города. Мол – не лезьте, вам сказано, в эту историю.

И, наконец, вишенка на торте. Согласно давнему законопроекту, утверждённому указом президента РФ, государственные унитарные предприятия, в число коих входит Преображенский рынок, должны быть ликвидированы или приватизированы. То есть, в последнем случае, превращены в акционерные общества. Для того, чтобы приватизироваться, ГУП должен иметь своё имущество. В случае с Преображенским рынком, без земельного имущества о приватизации не может быть речи. Соответственно, землю под рынком, лишённую статуса исторического памятника, теперь можно оформить как землю рынка. После чего ГУП можно превратить в акционерное общество. А потом – купить его вместе с землёй, хватило бы только денег и влияния в определённых кругах.

И это приводит к мысли, что нет, на самом деле, никакого Преображенского рынка. А есть долгосрочный план крупных московских инвесторов, при негласной поддержке правительства Москвы, по приобретению земельного участка в престижном, пусть и не центральном, районе столицы. Хорошего, прибыльного куска земли, обременённого не столько рынком, он давно не проблема – а монастырём и старообрядческими общинами. А ещё есть масса других участков, и даже в самом центре города, один из которых «обременён» редакцией старейшей в Москве газеты писателей, не намеренной сдавать культуру – как и старообрядцы не намерены сдавать веру, – под «многоходовки» крупного бизнеса в обход закона.

 

Николай ВАСИЛЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *