За державу обидно

№ 2018 / 18, 18.05.2018

Прочитал статью из воспоминаний покойного академика А.Д. Сахарова. Она так и называется, «Объект». Прочитал и задумался. Архивы Сахарова безвозвратно вывезены его супругой Еленой Боннэр в Америку (с личного разрешения Бориса Ельцина). Вывезла она и продала архивы Сахарова, как оказалось, вместе с совсекретными сведениями по разработке сверхоружия советскими физиками-ядерщиками. А ведь А.Д. Сахаров не в одиночестве создал это оружие, водородную бомбу, и имя его все знают. Но многие ли знают фамилии: Харитон, Щелкин, Духов… И многие ли знают, что некоторые базовые разработки сверхоружия были проведены задолго до назначения А.Д. Сахарова руководителем проекта. Последовательно проектом руководили и Зельдович, и Тамм. Именно они и возглавляли особую группу на сверхсекретном «Объекте».

В прессе же в своё время страсти забушевали именно вокруг «гениального» (и вдруг осознавшего угрозу для мира именно от СССР), – непогрешимого А. Сахарова. Сахаров, как многие подозревают, попал под влияние Е. Боннэр, и тотчас оказался у всех на слуху именно оттого, что осудил с её, Боннэр, подачи и своё изобретение, и общую мировую угрозу именно от СССР, а не от США, уже применявшую атомные бомбы в Японии и непосредственно на людях. Публично покаялся физик-ядерщик и в том, что именно «он разработал». Занялся вдруг журналистикой и философией. Харитон же и другие разработчики по этой шумихе вокруг Сахарова остался и вовсе в тени. И вот недавно стало известно: вывезен и продан «архив», и не кем-нибудь, а Е. Боннэр. И вот Б. Ельцин «лично» одобрил это решение вдовы Сахарова. (Как и вывоз многих архивов, собранных во время Второй Мировой. В 90-е годы вывезены были и материалы государственных архивов литературы, искусства, военные архивы). «А на Россию мне на…» (и далее непечатное слово), – сказала вдова, уезжая.

1 3 saharov bonner

Елена Боннэр и Андрей Сахаров

 

Американцы знают цену архивам. Как часто и сегодня звучит это: «продано в Америку». Продают библиотеки и коллекции. Продают специалистов, или, как говорят, «мозги» и даже совесть. Нет сомнений, что вывезен был не только архив Сахарова (а под видом архива, принадлежавшего лично Сахарову, – и нечто ещё, что могло и не принадлежать ни А.Д, ни Е. Боннэр. Вывезено ли то, что стало доступным ему в силу допуска к секретным материалам и разработкам группы физиков, ведущих проект атомной и водородной бомбы – теперь трудно судить. И вот как только у Елены Боннэр появилась возможность безбедно существовать в Америке на доллары, вырученные за эти архивы, она тотчас же воспользовалась этой возможностью. У нас и сегодня так размыты границы собственного и государственного, а в то «святое» (по выражению Н. Ельциной) время – и тем более. Как же не воспользоваться.

Вошедший во власть на волне «борьбы с привилегиями», Б. Ельцин изумил впоследствии ненужной и лишней роскошью, пристрастием к власти, к имуществу – удивлял даже видавших виды миллиардеров из Европы, из Америки. Основным условием передачи власти его – были гарантии, что никогда ни он, ни его семья не подвергнется ни осуждению, ни взысканию по старым счетам.

Проследить взгляд на Россию тех, кто не связывал, да и не думал никогда связывать свою судьбу с «этой страной» – вовсе не безынтересно. Три миллиона долларов от Березовского Б. на поддержку «центра Сахарова» – именно Е. Боннэр, не задумываясь, передала в фонд Америки (но не в России). Вот от имени А. Сахарова написанная статья (во времена «бучи», неразберихи, когда империя СССР доведена была уже «до ручки», до самого края М. Горбачёвым), – и я читаю строки этой статьи из записок архива Сахарова. Удивляюсь той величайшей наивности этих строк, той навязанной ему и предвзятой оценке, которая так явно выражена и свойственна была весьма своенравной его супруге. И, если с Е.Г. Боннэр многое было ясно, то – как же относился к народу СССР сам А. Сахаров, так ли, как указывала ему супруга? Что он думал о людях своей страны?

Странно читать его статью «Объект». Немногое, в том числе и эта статья, что была вывезена Е. Боннэр в Америку, и это не составляет никакой тайны, – лишь открывает глаза многим из тех, кто и до сих пор возносит до небес этого правдолюба, приходит с почтением на его годовщины в его «Центр», радуется некой отмстительной силе, которая исходит от выставок «поп-арта» в этом самом «Центре», от экспозиций «нового искусства», ярмарок, биеннале, выставок подобных «осторожно религия», и проч. Вот эта статья…

«Город, в котором мы волею судьбы жили и работали, представлял собой довольно странное порождение эпохи», – пишет А.Д. Сахаров в этой статье. Крестьяне окрестных нищих деревень видели сплошную ограду из колючей проволоки, охватившую огромную территорию. Говорят, они нашли этому явлению весьма оригинальное объяснение – там устроили «пробный коммунизм».

1 3 sakharov 2Сахаров пишет с горькой снисходительной улыбкой: глупые, нищие… Ну, что с них взять? Так думал не только покойный Сахаров и Боннэр, так думали многие сытые и довольные представители этой «сверхшарашки». Крестьяне и рабочие вынуждены были всё туже затягивать пояса ради вот таких конструкторских бюро, этаких многих и многих «объектов»: под Красноярском, Новосибирском, Свердловском, Ленинградом, Томском, ради этих академгородоков – и знаменитых на весь мир, и в то же время таинственных…

Какой «пробный коммунизм» имели в виду «крестьяне окрестных нищих деревень»? Может быть, научные разработки в чреве «Арзамаса-16»? Нет, они, эти нищие маленькие люди, – знали и точно называли «пробным коммунизмом» шарашки и людей, там работающих. Материально обеспеченных, с полным набором лучших продуктов, иной одежды, с путёвками в лучшие санатории и дома отдыха в Судаке и в Гаграх… Люди эти, изобретатели, несомненно, хорошо работали (и работают). Они тогда знали, за что они работают, а главное – во имя чего. Грузчики, выезжающие на отдых, работники «интеллектуальной сферы», болтавшие по пьяному делу «сотрудники» – многие из них говорили, проговаривались. Рассказывали, смакуя подробности своего заслуженного достатка, хвастались, как неплохо они живут, хотя и работа нелёгкая.

Словом, маленьких «нищих» людей мало интересовали исследования и их назначение, «а – жили не тужили». Последнее выгребали у этих презренных «нищих». Сам академик А.Д. Сахаров пишет как бы мимоходом, не придавая «пробному коммунизму» особого значения, и напрасно… Были люди и даже рядом с Сахаровым, активно нацеленные (уже и тогда) на архивы и на побег в Америку. Такие дальновидные, предусмотрительные, они уже и тогда, не жалея академика, продвигали его – и на протесты, и на голодовки, и на «написание» статей, и на ошеломительные выступления с трибуны съезда народных депутатов СССР. Так за счёт чего же, за счёт кого и во имя чего собирались и приберегались архивы жизни и работы Сахаровского Центра? Ответ, очевидно, ясен.

«Несомненно, что очень высокий (по общим нормам) уровень зарплаты, правительственные награды, другие знаки и привилегии почетного положения тоже были существенным поддерживающим элементом». Сахаров отмечает это как бы и не без удовольствия. Жили хорошо в этих «городках». Об этом рассказывали с оглядкой по сторонам всюду: на отдыхе, в ресторанах, на кухне… И точнее выражения, чем «пробный коммунизм» – невозможно найти. Это многие знают и помнят. Знали и тогда.

В частных разговорах под экзотический шум зелёно-голубой набегающей волны где-нибудь у Чёрного моря, а то и лучше, на Балтийских побережьях или на «Золотых песках» Болгарии, с сухими и сырыми винами работники «среднего машиностроения» хвалились: «Нет, а у нас…» И никто из них не говорил главного: стоит ли эти дела делать, в шарашках то есть, а если стоит, то для чего? Откуда берутся такие привилегии, «уровень зарплаты», правительственные награды, – как о том и писал А.Д. Сахаров в воспоминаниях: «Объект»?

Сам же Сахаров об «объекте» пишет с точки зрения совершенно другой: «пробный коммунизм» он открывает для нас не взглядом «нищих», а и не думая вовсе о «жратве» и о «шмотках». Это его не волновало: «Этот «пробный коммунизм» – «объект», он и представлял собой некий симбиоз из сверхсовременного научно-исследовательского института, опытных заводов, испытательных полигонов и «большого лагеря».

Пусть простят меня за поговорку нищих крестьян, и у меня, у русского, всегда так – за живое берёт… 
И что непонятно было и тогда, то непонятно простому люду и теперь: надо ли было городить огород? Стоила ли овчинка выделки? А если есть и будут «безъядерные державы», живут, не имея атомных бомб, и хорошо живут – лучше, достойнее нашей «перестроившейся» страны, – живут во сто крат богаче, то зачем нам, «нищим», смотреть на эти «городки», «объекты» (таков подтекст статьи академика Сахарова А.Д.)? Но, если стоит ядерная наука того, стоит экономии всеобщей и «подтягивания ремней», и это не так, и на самом деле, то «объекты» – дело важное и государственное, то стоит игра свеч. Но, зачем же тогда перевирать в печати, притворяться, выкручиваться и проклинать тому же Сахарову, и Е. Боннэр – зачем проклинать и «развенчивать» социализм, противостоявший капитализму, однополярному миру, проклинать то именно, чему было отдано многое в СССР, если не всё? Неужели не могут или не могли учёные и правительство решить очень важное дело – защиту государства СССР, а именно: дело-то начато было давно. Есть научный потенциал. Накоплен он десятилетиями, и есть полувековой опыт – если он не будет передан сыновьям и внукам, то этот опыт и эти знания умрут. И чего ради водили строить «объекты» заключённых под конвоем, выгребали у крестьян хлебушек подчистую, у рабочего выворачивали карманы? Для того ли, чтобы «проклятое государство» сдать без остатка и вывести архивы в США?

«Вы нужны России!» – так высокопарно, стараясь казаться значительным, с медью в голосе сказал Б. Ельцин, – и подмахнул указ о создании двух федеральных ядерных центров. Подписал. А воз как был, так и остался на месте. Вот что я прочитал в «Российской газете» того же года, в год подписания Ельциным очередного «указа». Учёные-ядерщики признавались, что… «Без личных хозяйств, – говорил в интервью один из разработчиков, – просто трудно прожить – у нас семьи, дети…» Вот оно, «святое время 90-х», вот она, конверсия по Горбачеву-Ельцину. Всегда у нас так: лучше перегнуть, чем недогнуть. Тьму проклинаем, свечу не зажигаем. И какое при всём том разное отношение к делам народа: и к учёным, и к простому народу. Полное равнодушие правительства. Подписал, и забыл. Три «ипостаси» идут совершенно разными дорогами.

Тот же Е. Б.Н., и это хорошо известно кругам близким к оборонке (всё тому же «среднему машиностроению»), – подписал следующим росчерком пера, после исполнения воли экспансивного желания Елены Григорьевны Боннэр и разрешение на вывоз архивов, за которые так дорого заплатил народ СССР, – он подписал указ и о совместной работе (в силу недофинансирования секретных «объектов») – работы с нашими «американскими друзьями». Именно с этого времени Боинги оснастили нашими сверхсекретными приборами обнаружения противника, их космические аппараты получили второе дыхание и новые старты и силы… Ожил и попытался вновь взлететь многоразовый космический американский межпланетный аппарат. Подвела обшивка. Но он взлетит. Взлетит обязательно и теперь даже без участия России. Потому что Пентагон, и это принято уже в законодательном порядке, выделил деньги на возможность «войны из космоса». Вопрос: против кого?

Сегодня вроде власть взялась за наукограды. Путин дал команду сделать прицел на инновации. И что же? Разработки долгосрочные, вложения крупные, а наш бизнес этого не любит. Десять лет тому назад, в 2007-м году прошло совещание в С-Петербурге по этим вопросам. Было высказано мнение за объединение наукоградов: Серпухов, Пушкино (Ленингр. обл.), Оболенский р-н, Сколково, наконец… и т.д. Но людей науки продолжают заинтересовывать материально и «вывозить» за рубеж предложениями работать на другие страны. Например, очень активен малый и средний бизнес в Германии. И вот российские «объекты» вынуждены из-за недофинансирования предлагать Германии сотрудничество (на нашей территории) со значительным вливанием «их» затрат в нашу науку?

Мы, как бы это по-русски сказать, разулись, развесили портянки по плетням и сушим. И куда идти – мы не знаем до сих пор. И никто не ведет нас вперёд. Страна не движется вперёд. Этот разброд и шатания дорого нам будут стоить. В конце концов, мы дождёмся – и нам скомандуют «встать!», и скажут, куда идти, и тряпки мы свои побросаем.

Однажды Америка предложила России сократить всё ядерное оружие (односторонне). И тактическое и стратегическое. Без классификации, всё. Казалось бы, какой решительный шаг! Но и здесь подлог. Америке, окружённой океанами, крайне выгодно лишить Россию именно всего оружия. И в особенности – стратегических ракет дальнего действия. Тогда Америка станет и вовсе недосягаема, а значит, может диктовать любые условия. Кроме того, такие предложения говорят нам, как далеко ушла эта самая Америка в изделиях нового высокоточного оружия. Лукавство американских «разоруженцев» слишком явно, чтобы не заметить. И, как знать, если бы не вывезены были архивы разработок СССР, и не только Боннэр, – посмели бы применять к России «санкции», угрозы, и прочее? И положение, пожалуй, не было бы столь аховым. Но президенты ушедшей поры у нас неподсудны. Были и остаются. И чем же заслужили они столь широкие преференции? Тем ли что подписывали разрешительные бумаги отъезжающим и вывозящим архивы и миллиарды долларов из России? Чем заслужили и сами отъезжающие такое доверие? Мы этого не узнаем никогда.

А за державу обидно. Обидно.

 

Василий КИЛЯКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *