Поэтический альбом: Александр РУХЛОВ

№ 2018 / 18, 18.05.2018

Александр Рухлов родился и вырос в городе Кургане. Кандидат филологических наук, диссертация посвящена целостному анализу художественного мира поэта Леонида Губанова. Первый сборник стихов – «Мосты времени», 2010 год. В 2017 году в Санкт-Петербурге отдельным иллюстрированным изданием вышла в свет уличная поэма «Шпана».

 

7 Rukhlov foto

 

* * *

Хочешь – я буду прост, даже проще, чем дважды два.

Как дважды один – хочешь? – я буду прост.

Хочешь – уйду, мокрый снег заметёт следы и слова,

Если вдруг надоел, если вдруг – словно в горле кость.

 

Хочешь – останусь, не хочешь – прогонишь прочь.

Криком хочу разорвать небеса, ощетинившие звёздный ворс,

Но, скривив равнодушно холодные губы, осенняя ночь

Щедро сплюнет мой август в грязную асфальтовую горсть.

 

Я бы плюнул, отрёкся, зарёкся, не важно – сума, тюрьма…

Дважды один: нет тебя и почти потерял себя.

То ли просто закончилось лето, то ли схожу с ума…

Очень просто: стою на морозе, сигаретой в ноябрь дымя…

 

 

ОДИССЕЙ

 

Я Одиссей. В крови шумят века.

И долог путь, и годы кровожадны.

Я шёл без карт, но шёл наверняка –

На шум одежд прозрачных и прохладных.

 

Ветра безумствуют. Разбиты корабли

О рифы острые, затерянные в море.

Зачем я уходил на край земли

И оставлял тебя одну рыдать у мола?

 

И я ко дну пускаю сундуки,

Где скрыта с глаз поверженная Троя.

Я тишину хочу кормить с руки

В той бухте, о которой знают двое.

 

Кругом лишь невозможный горизонт,

Где небеса и волны бьются лбами.

Сквозь голоса сирен иду на зов,

Зову тебя солёными губами.

 

И я приду – назло отливам всем

И поцелуям женщин нелюбимых.

Я растеряю всех в пути. Я – Одиссей.

Одной тобой в кромешной тьме хранимый.

 

 

СЕРЕДИНА СЕРДЦА

 

Где-то в самом сердце февраля,

Где кусаются пронзительные ветры,

В тишине с тобою говоря

Через города и километры,

Там, где слышно шорохи времён,

Взмахи рук и шёпот поцелуев,

Голоса потерянных племён,

Где-то в самой середине полнолунья,

Где пульсируют созвездья, как слова

В рукописях свежих и нетленных,

Где душа сильней всего жива,

Посреди миров и меж вселенных,

Что лениво, но упрямо ждут,

Чтобы вечность рассчиталась с ними,

Под часами, что стоят и вечно врут,

Приближаясь к часа середине, –

Я не сплю. И сны слетаются на свет.

И графит готов до дерева стереться.

Ты со мной, хоть рядом тебя нет, –

Где-то в самой середине сердца.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *