У ОЧАГА МУДРОЙ ПОЭЗИИ

№ 2006 / 35, 23.02.2015

В жизни мне приходилось встречаться, дружить со многими известными и неизвестными, но душою богатыми людьми. В период моего становления как человека и поэта они дали мне надёжную руку, пожелали удачи в дальней, нелёгкой дороге. Одним из них, самым уважаемым мною, был и остаётся народный поэт, лауреат литературной премии Дагестана имени Сулеймана Стальского, мыслитель, гуманист, Человек с большой буквы Юсуп Рамазанович Хаппалаев, уроженец лакского древнего аула Хурукра, расположенного у подножия высокой двуглавой горы Вацилу. Этот аул когда-то славился своими мастерами: златокузнецами, чеканщиками, ювелирами. Здесь его отчий дом, прошло детство, покоится прах родителей. Отсюда он сделал свой первый шаг к большому творческому пути.
Первый шаг, первые стихи… С чего начал будущий народный поэт Дагестана?
На этот вопрос Юсуп Хаппалаев сам ответил, когда мы беседовали за чашкой чая у него дома.
– Всем лакцам известно имя писателя-драматурга Минкаила Алиева. Он был моим учителем родного языка, – рассказывает Юсуп Рамазанович. – Когда я учился в четвёртом классе, он дал ученикам задание написать стихотворение о Первомае. Написал и я. Похвалил. И эти стихи были напечатаны в лакской районной газете «Зах1матчи» («Трудящийся»).
В 1932 году Юсуп Хаппалаев учился в одногодичном лакском педагогическом техникуме в Кумухе. Отрадно, что и здесь родной язык преподавал Минкаил Алиев.
В шестнадцатилетнем возрасте Хаппалаев окончил педтехникум и был отправлен работать учителем в отдалённый крупный лакский аул Кули. Работая учителем, он никогда и ни при каких обстоятельствах не переставал думать о стихах. Ещё теснее стал сотрудничать в районной газете. Писал о сельских тружениках и о том, как местные комсомольцы борются с кулаками. «Тогда совсем иное было отношение к так называемым кулакам, – признаётся Юсуп Рамазанович, – а они, оказывается, были самыми работоспособными, умными людьми, которые своими руками выращивали хлеб и другие продукты, содержали скот. У них отбирали всё богатство, считая их кулаками».
В 1933 году зима была суровая. Были случаи воровства скота, хлеба, людям жилось трудно. У учителей в комнатах не было даже чем топить печки. Мать прислала Юсупу железную печку, а дрова, кизяки достать было трудно. Когда всем людям жилось плохо, то к кому обращаться за помощью? Учителя через непроходимый снег пробивали тропинку в лес и рубили деревья. Жить-то надо было.
Так прошёл год. Юноша стремился к учёбе. Те знания, которые он получил в одногодичном кумухском педтехникуме, были малы. Юсуп уговаривает мать и поступает учиться в педагогический институт в Махачкале. С ним учился и сын Сулеймана Стальского, Мусаиб, жили в одной комнате, оба писали стихи. Тогда на весь Дагестан и страну гремело имя его отца Сулеймана Стальского.
Студенты пединститута часто ходили на литературные вечера. Юсуп, будучи ещё в Кумухе, был знаком с Эффенди Капиевым, который был старше его на десять лет. А в Махачкале он захаживал к нему домой и слушал, как Эффенди читал в собственном переводе на русский язык стихи Махмуда Батырая и других поэтов, песни народов Дагестана. Там же он познакомился с Абуталибом Гафуровым, Ибрагимхалилом Курбаналиевым, Гамзатом Цадасой и другими поэтами старшего поколения.
– Абуталиб был тихий, спокойный, – рассказывает Юсуп Рамазанович. – Он очень любил рассказывать сказки и играть на зурне. А Ибрагимхалил был буйным, весёлым, но очень надёжным. Гамзат Цадаса при первой же встрече восхитил меня умом, человеколюбием. Как он заботливо относился к молодым литераторам, направляя их на правильный путь!
Будущий поэт в эти годы много работает над собой. Пишет стихи и сотрудничает в газете. В период летних и зимних каникул он ходит пешком по лакским аулам, собирая фольклор. Из уст мудрых аксакалов записывает в тетрадь стихи и баллады, предания и новеллы, причитания и плачи, готовит книгу к изданию.
В это время Хаппалаев пишет Эффенди Капиеву: «Работаю над героическим эпосом о Муртазали, сыне нашего Сурхай-Хана. Собираю сказки и легенды и одновременно пишу. Материал богатый и очень ответственный. Я чувствую, насколько серьёзна тема…»
В ответном письме Капиев советует молодому поэту: «Мне нравится, что ты серьёзно углубился в народный горский эпос, черпаешь материал и темы оттуда, из глубины народной памяти. Только не замыкайся совсем… Не забывай (да ты, наверно, и сам хорошо знаешь), что историческая тема должна перекликаться с современностью… должна растить наш хлеб…»
В 1941 году выходит в свет первая книжка стихов Юсупа Хаппалаева. Но эта радость оказалась недолгой. Наступила нежданная для всех беда. Началась война.
Как и другие деятели культуры Дагестана, Юсуп Хаппалаев тоже внёс свой достойный вклад в победу советского народа над врагом. Комиссар оборонительных сооружений, он одновременно со своими стихами, клеймящими врага, такими как «Ночь в Махачкале», «В Альбурикенте», «Ты не дремлешь, не спишь», «Нет, мне жизни не жаль», «Дагестан», «Звёзды счастья» и другими, выступает по радио, на страницах газет, призывает дагестанцев защищать Родину, помочь бойцам Красной Армии.

К северу колонны с гор текут.
Фронт и тыл сплотились жаждой мести.
Небо – мост, и море – мост. И тут
С Волгой мы и Сталинградом вместе.
И стоит мой вольный Дагестан,
Как гранит – его джигитский стан.

Тяжёлым ударом для Юсупа Хаппалаева в этот период стала смерть учителя и наставника Эффенди Капиева, который сделал огромный вклад в развитие многонациональной дагестанской литературы. Хаппалаев долго переживал эту потерю. В стихотворении, посвящённом Эффенди Капиеву, он пишет:

У подножия Машука
Есть родная мне могила.
Молодого земляка
Там война похоронила.

Далеко схоронен прах,
Но близки и те места нам.
Дух его живёт в горах
И долинах Дагестана.

С 1949 по 1964 год Хаппалаев работает ответственным секретарём Союза писателей Дагестана. В трудный для страны и республики этот послевоенный период он очень много делает для укрепления этой организации, поддержки и развития отношений между литературами разных национальностей.
В это время в Дагестане, а также в московских издательствах выходит много его книг стихов и поэм, таких как «Горячее сердце друга», «Лирика», «Кремень и фиалка», «Семена ложатся в борозду», «Я песчинка с горы», «Долг» и другие. На русский язык стихи Хаппалаева переводят такие мастера слов, как Я.Козловский, Н.Гребнев, И.Озерова, Я.Хелемский, Н.Соколов, Л.Щасной, В.Звягинцева, В.Державин, М.Максимов и другие.
Впервые я встретился с Юсупом Хаппалаевым в 1961 году на совещании молодых поэтов и писателей Дагестана в Махачкале. Потом, когда уже близко знал его, часто бывал у него в доме в Махачкале на улице Магомеда Гаджиева, 3. Незабываемыми остались в памяти дни, когда на литературные мероприятия, на вечера поэзии приезжали в Махачкалу гости – писатели и поэты из Москвы, Ленинграда, Нальчика, Грозного, Тбилиси, Баку, Чебоксар, и они – друзья Юсупа Рамазановича – навещали его и прекрасную гостеприимную супругу Шамсият Абдурахмановну. Произносились тосты, звенели бокалы. И хозяин дома и гости говорили о дружбе и братстве народов и литератур.
Интересно, что Хаппалаев начинал как переводчик. В предисловии к «Избранному», вышедшему в издательстве «Художественная литература», известный критик, литературовед Наталья Капиева отмечала: «Не знаю, что сохранилось от ранних его опытов, но знаю, многое он перечеркнул. Примечательно одно: первыми он опубликовал не оригинальные стихи, а переводы Низами, Лермонтова, Хетагурова, Стальского». Около 25 лет он работал над переводом поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре».
Семидесятые годы прошлого столетия были примечательны для писателей страны гор тем, что они через вновь созданную организацию в Союзе писателей – Бюро пропаганды художественной литературы – получили возможность группами поехать к труженикам сёл, к рабочим заводов и фабрик и организовать встречи с ними.
В одну из этих поездок мне удалось побывать с Юсупом Рамазановичем в моём родном ауле Гочоб. Как родного сына встретили его аульчане. По традиции на его широкие плечи надели чёрную горскую бурку. И до сих пор гочобцы вспоминают: «Юсуп Хаппалаев побывал на этой горе, пил воду из этого родника». Его приняли у нас почётным гражданином аула Гочоб и почётным членом колхоза имени Каира Дамадаева.
Когда мой отец, Газимагомед – известный чабан нашего колхоза, и народный поэт Дагестана Юсуп Хаппалаев сидели за чаркой бузы у нас дома у очага, отец рассказал ему одну историческую легенду про аул Гочоб и как его захватили разбойники, послав по речке оленя со сломанной ногой. Юсуп Рамазанович жадно слушал его и восхищался мужеством людей наших гор. А по возвращении домой в Махачкалу он написал балладу об олене со сломанной ногой.
Через пару лет я поехал учиться в Москву на высшие литературные курсы Союза писателей СССР, где в своё время учился и Ю.Р. Хаппалаев. В один из осенних дней Юсуп Рамазанович заходит ко мне в общежитие литературного института. Оказывается, он возвращался с Дней советской литературы в Хакасии. В те годы его часто приглашали на такие праздники, потому что был очень популярен в стране как поэт, и круг его друзей был очень широким. За чаркой вина мы беседовали. Он рассказывал о том, как любят на севере наших поэтов. О своём друге, чуваше Педере Хузангае, не уставал говорить. Потом велел мне принести коробку, которую при входе в комнату он поставил в углу. Открыл и вытащил громадный торт. Подобного я ещё ни в каких кулинарных магазинах не видел.
У меня слов не было, а сердце клокотало: «Вот настоящий друг и человек!»
Много прошло времени с тех пор. Юсупу Рамазановичу Хаппалаеву – народному поэту, мыслителю – уже девяносто лет. Но коварная болезнь приковала этого мудреца, гордость Дагестана к постели…
Как бы жестока ни была порой к людям судьба, а творения их, как благородное наследие, остаются потомкам, живут вечно. Не об этом ли думал народный поэт Дагестана Юсуп Хаппалаев, когда писал эти строки:

Года проверят истинность заслуг,
И выявит беда, кто лучший друг.
И оценить, как жизнь вокруг прекрасна,
Всегда заставит роковой недуг.

Абдулла ДАГАНОВ г. МАХАЧКАЛА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *