АУ, КУДА ДЕЛИСЬ ПРОЗАИКИ?

№ 2006 / 35, 23.02.2015

Дагестан – республика поэтов, а не прозаиков. Русскоязычная дагестанская проза, взращённая на методе соцреализма и давшая Магомеда Хуршилова, Хизгила Авшалумова и прочих в разной степени достойных прозаиков, после перестройки потеряла направление и почву под ногами. Написанного «в стол» и «возвращённой» литературы в верной консерватизму республике не очутилось почти или даже совсем. Поэтому действительными участниками литпроцесса оказались поэты, которых в Дагестане во все века было много.
Проза вся ушла в публицистику, благо того требовала сама литературная ситуация: зачем народу ещё не устоявшаяся по качеству художественность, когда есть проблемы насущные, хлёсткие, и говорить о них порою даже опасно. Жанр сатиры, иносказания, журналистских порокобичеваний очень привился, а одно из многих сопровождающих эпитетов писателя слово «правдолюбец» вдруг стало основным его нареканием. Вазиф Мейланов, Багаудин Узунаев – основные представители правдолюбцев, но к прозаикам их, само собой, не причислишь, хоть и пишут они большей частью прозой.
Молодые кадры есть, но для кадров – молодых и опытных – нужна площадка. За неимением сформированной системы русскоязычных литературно-художественных журналов со своими полюсами и уклонами вся имеющаяся текучка печатается в журнале «Дагестан», да и тот к моему ужасу успел за короткое время трансформироваться в официозный экономико-политический ресурс. Художественная литература поэтому либо перебивается самоизданными брошюрами стихов, либо страницами обычной периодики. Все понимают, что журналами нужно заняться, и серьёзно, но нахождение на государственных дотациях, видимо, обходится долей свободы. На фоне московской многоплановости и расколотости неживая целостность дагестанской литературы выглядит по меньшей мере нездорово. Спокойствие и отсутствие альтернатив мышления – это не есть жизнь.
Поэт и переводчик Фазир Джеферов до отъезда в Москву организовал было литклуб «Верба», но и «Верба» и «Неолит» – это всё поэты, поэты талантливые, молодые, профессиональные. Из прозаиков знаю лишь физика Абутраба Аливердиева, который публикуется в сети и пишет сказки и фантастику («У Лукоморья», «Колдун» и т.д.). Причём даже не пытается задать новую ноту, свежий темп, введя, к примеру, в свои фэнтези мотивы дагестанской мифологии, которые были бы более интересны, чем пустые повторения за Киром Булычёвым.
Вадим Керамов, студент Литинститута, пожалуй, наиболее представительный из современных русскоязычных прозаиков. Это ещё не говорит об абсолютном качестве, но об относительном вполне говорит. Попытки искривить махачкалинскую действительность (опять тяга к сатире, аллегории), любовно поиздеваться над ней вперемежку с комическими этюдами-впечатлениями об учёбе в Литинституте или лирическими рассказиками о свиданиях вылились в самоизданную книжку «Муха». Однако слона из мухи не стало. Начинающий талантливый прозаик, тонко чувствующий своё отличие, своё творческое Я, амбициозный и неуверенный одновременно, вдруг понял, что он не прозаик. Год назад Вадим Керамов окончательно переквалифицировался в поэта, и нынче даёт авторские встречи и концерты в клубах Москвы.
Случилось это внезапно и, видимо, безвозвратно, несмотря на то, что он, ещё занимаясь прозой, постоянно обдумывал её кухню, постигал, находил и, видимо, очень желал постичь её законы и теорию. Это видно и из рассказа «Муха», давшего название сборнику, где творческие муки молодого человека за листом бумаги запараллелены с движением серой мухи по комнате. Видно и из опубликованного в «Дагестане» эссе «О трёх стилях», где он делится взглядами на то, как надо и как не надо писать. Что ж, одним хорошим совершенствующимся поэтом стало больше, но такой нужный республике прозаик скрылся. Возможно, просто пережидает.
Поэзия, эмоционально завязанная на действительности, всё же больше от неё отрывается, тогда как проза всегда к ней ближе. Дагестанская действительность, видимо, пока располагает только к нехудожественным обличениям, очеркам (к примеру, тюремным, как у Махача Магомедова), либо сказкам о Колдунах и Иванках, совершенно к жизни республики не относящимся. Получается, русскоязычной качественной прозы в Дагестане нет, и говорить, следовательно, не о чем.
Всё это нужно решать, товарищи! Немедленно решать!
Алиса ГАНИЕВА
г. МАХАЧКАЛА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *