ГРОЗА ВРАТАРЕЙ АНАТОЛИЙ ФИРСОВ

№ 2007 / 4, 23.02.2015

Мы уже неоднократно на страницах нашего еженедельника рассказывали о становлении характеров выдающихся тяжелоатлетов, футболистов, гимнастов и прославленных хоккеистов, которые вписали свои имена в летопись отечественного спорта. Большой спорт – это не развлечение, а важнейшее государственное дело. Поэтому президент России (кстати, мастер спорта по дзюдо), беспокоясь о здоровье нации, сказал: «Нам нужно, чтобы в стране была мода на спортивный образ жизни, в результате чего мы можем стать самой спортивной державой». Болельщиков всегда волновало соперничество и противостояние между атлетами разных стран мира на пороге третьего тысячелетия – в год олимпиады. Ведь каждая золотая медаль, завоёванная на международных соревнованиях, это достойный вклад в укрепление авторитета России. И сегодня обратились к нашему постоянному собеседнику, всезнающему, заслуженному мастеру спорта, рекордсмену мира и Европы Евгению Пеньковскому.

– В прошлых материалах мы с тобой, Евгений, бегло ознакомили наших читателей с великими штангистами Юрием Власовым, Василием Алексеевым, легендарными ледовыми рыцарями Евгением Мишаковым и Александром Рагулиным. Вспоминали о стремительных взлётах и драматических падениях. К горести, не каждому из них судьба дарила «козырную карту». Ты долгие годы «варился» в этой среде и знаешь не понаслышке этих замечательных людей, отдавших молодецкую силу во имя спорта. Что можно поведать о выдающемся хоккеисте, трёхкратном чемпионе Олимпийских игр, бессменном капитане ЦСКА Викторе Кузькине? – Я дружен с ним с лейтенантской поры, когда он ещё не был чемпионом. Как у всех нас, у Виктора было трудное детство. Отец погиб на фронте. Мать работала санитаркой в больнице имени Боткина. Так что воспитывала его улица. Чтобы быть справедливым по отношению к своему другу, повторю слова великого тренера Виктора Тихонова, который недавно по спортивному телеканалу охарактеризовал Кузькина так: «С удовольствием вспоминаю те годы. Кузькин – профессионал в любом игровом амплуа, но хочется отметить самобытность Виктора и в тренерском деле. Характер у него хороший. А главной чертой остаётся редкая убеждённость. И если он видел и чувствовал, что я мог сделать неверный ход или шаг в руководстве командой, то благодаря его помощи мне удавалось избегать ошибок. Недавно тепло отозвался о Викторе Кузькине двукратный олимпийский чемпион Вячеслав Старшинов: «Виктор совсем не похож на ветерана, ибо в свои шестьдесят с хвостиком лет стартовая скорость осталась почти на том же высоком уровне, не говоря о технике отбора и владения шайбой». О его подвигах на ледовой арене написано много. Не стану их повторять. А вот любопытный эпизод приведу. – Скажите, Кузькин, почему вы не пишете мемуары? – задал вопрос зарубежный журналист. – Как это не пишу?! Пишу и скажу по секрету, что уже почти закончил своё литературное произведение. Надеюсь, оно станет бестселлером! Остаётся только спонсоров найти. В крайнем случае, к японцам обращусь. Я у

них тренером работал. 

– И как же оно будет называться? – «Пятьдесят лет с рюкзаком за спиной!» – загадочно и с пафосом произнёс Кузькин. – Очень оригинальное название. А каким же тиражом? – Миллион двести тысяч, – уточнил без тени смущения автор будущей книги. – Ну и ну! Это же какой гонорар, уму непостижимо! – Почему непостижимо? Всё очень просто – один миллион двести тысяч евро! Жена посчитала. Она у меня умная, стоматолог, так что не только зубы умеет считать! Находчивый и весёлый Григорьич до сих пор выходит на лёд командой «Ветераны России», чтобы окунуться в свою звёздную молодость.

– Газетные полосы не позволяют подробно и обстоятельно писать о наших кумирах. Мне бы хотелось, чтобы ты, Евгений, повёл речь о трёхкратном олимпийце, грозе канадцев, удивительно симпатичном народном любимце Анатолии Фирсове.

– Великий Тарасов давно заприметил выступающего за «Спартак» старательного, огневого, играющего то в защите, то в нападении юношу призывного возраста. Это был Анатолий Фирсов. Так он появился в одной тройке с Леонидом Волковым и Валентином Сенюшкиным. Тренер не мог не нарадоваться точным броскам и молниеносным щелчкам. Да и Анатолий оправдывал доверие. «Пахал» по-чёрному, до седьмого пота… И большая слава пришла к нему поздно, в двадцать шесть лет. В эти годы иные уже заканчивали спортивную карьеру. А у Фирсова, если выражаться языком поэзии, занималась заря! Мастер, одним словом!

– Мне кажется, весь его облик выражал доброту.

– Он искренне делился своим опытом. Когда в команду пришло молодое поколение, то он взял двух «салажат». Им едва исполнилось восемнадцать лет. И он учил своему коронному приёму и финту «шайба – конёк – клюшка – гол». Обучал знаменитому «щелчку» через всю площадку. Так было создано перспективное звено, о котором хорошо сказал известный комментатор Николай Озеров: «На чемпионате мира в Югославии впервые была заявлена новая тройка Анатолия Фирсова. Молодые ребята старались во всю силу. В трудной игре с канадцами при счёте 2:1 в нашу пользу, когда обстановка скользила как «медуза», Викулов, обыграв трёх защитников, вышел один на один с вратарём Мартином и поставил победную точку в финальном матче. Победили мы – 3:1.

– Две огромные личности – тренер Тарасов и хоккеист Фирсов, несомненно, чародеи, и этот дуэт навсегда вошёл в историю мирового спорта. Он до конца был понятен только узкому кругу специалистов. И, как я понимаю, Анатолий Фирсов не разочаровал тренера?

– Знаешь, по данным экспертов, Анатолию до сих пор принадлежит национальный рекорд пребывания на хоккейной площадке во время одной игры – 42 минуты чистого времени. Этот уникальный рекорд зафиксирован научной бригадой в ходе финального матча на Кубок СССР в сентябре 1973 года. Команда ЦСКА встречалась с челябинским «Трактором», который перед этим разгромил «Спартак» со счётом 9:4 и находился в прекрасной форме. В начале остросюжетной игры армейцы явно недооценили соперников. Но грянул гром! И в последнем периоде им для победы требовалось забить минимум три шайбы. Фирсов, находясь в приличном возрасте, чуть старше 32 лет, был к этому моменту не просто игроком, а играющим тренером. И зрители увидели фантастическую игру. Фирсов один сделал по воротам «Трактора» двенадцать бросков!!! С его передач были забиты победные голы. Мужество и мастерство Анатолия привели армейцев к 

заслуженному успеху – 3:2! 

– Получается, «железное» здоровье помогло выстоять в борьбе?

– Нет. У него появилась язвенная болезнь. Врачи подтвердили диагноз, и он лёг в госпиталь. Через сорок дней пребывания в койке Фирсов без всякой тренировочной подготовки отправился в составе сборной за океан, в Канаду. Чтобы втянуться в ритм, Тарасов с Чернышёвым предложили ему тренироваться и восстанавливать силы в ходе турнира, пропустив первые три матча, и дебютировать только в четвёртой, основной, игре, которая должна проходить в обстановке небывалого ажиотажа в столице Канады. От хозяев ждали только победы, так как первые три были полностью ими провалены – 2:4, 0:7, 3:8. Фирсову было поручено действовать преимущественно в атаке и вдали от бортов, избегая оборонительных действий и столкновений, дабы уменьшить нагрузку. В течение получаса Фирсов со своей сменой выходил на лёд десять раз. Он забил шесть безответных шайб! И только после этого триумфа был насильно отправлен тренерами на скамейку. Этот театр одного игрока произвёл ошеломляющее впечатление! Такое, что тренер «Бостон Брюинз» пришёл в перерыве в раздевалку для обсуждения с Тарасовым условий покупки за десятки миллионов долларов хоккеиста под номером одиннадцать – Фирсова. А в том сезоне команда «Брюинз», ведомая Бобби Орром и Филом Эспозито, с победным подъёмом уверенно шла к Кубку Стенли. Но тогда время и люди были иными…

– После ухода из большого спорта как складывалась судьба Анатолия Фирсова?

– Жизнь свела меня с Фирсовым, когда он вернулся из Польши, где прослужил несколько лет. Его назначили на должность инструктора-методиста в один из отделов ЦСКА. Я был старшим тренером команды тяжёлой атлетики. Среди сослуживцев он пользовался огромным уважением. Его доброта и сердечность к людям не имела границ. Он мог любого утешить в горе, дать взаймы денег, заведомо зная, что тот не отдаст. Однажды я ему сказал: «Толя, доброта бывает наказуема». На что подполковник Фирсов ответил: «Возможно, Женя, ты и прав, но когда я ушёл из хоккея по возрасту, а потом через полгода вернулся, мои партнёры, помня отношение к ним, помогли адаптироваться к нагрузкам, обрести игровую форму. Благодаря им под занавес я в третий раз завоевал звание лучшего нападающего чемпионата мира в 1971 году». Добавлю ещё один штрих – кавалер ордена Трудового Красного Знамени и двух орденов Почёта долгое время передавал свой бесценный опыт начинающим хоккеистам ДСШ. Даже был народным депутатом СССР первого созыва…

– Добрые слова ты, Евгений, находил, когда рассказывал о форвардах, защитниках славной армейской дружины и сборной страны, но забыли о вратаре, трёхкратном олимпийце, орденоносце Владиславе Третьяке, бессменном и надёжном страже ворот, который впитал опыт и мастерство знаменитых вратарей Николая Пучкова и Виктора Коноваленко. Каким было его вхождение на спортивный олимп?

– Можно сказать, молниеносным. В восемнадцать лет он призвался в спортроту, именуемую у военных почему-то «халявой». Трудился витязь ворот в поте лица. Вскоре о нём заговорили, когда наши хоккеисты стали регулярно встречаться с профессионалами. Яростные баталии в суперсериях развеяли миф о непобедимости канадских «профи», и в этом была большая заслуга Третьяка. О «Кубке вызова» делился своими воспоминаниями сам Владислав: – Все три встречи устроители из коммерческих соображений решили провести в нью-йоркском «Мэдисон сквер-гарден», вмещающем, как известно, 17,5 тысячи зрителей. Основу команды составляли игроки «Монреаль канаднене» во главе с тренером этого клуба Скотти Боуменом. Многие звёзды НХЛ заявили в прессе, что лучше они умрут, чем уступят русским на этот раз. Первый матч начался с того, что мне забросили две шайбы подряд. Мы проиграли со счётом 4:2. На следующий поединок вышли гораздо собранней, по-спортивному злыми. Тон задавал Борис Михайлов, но первый период закончился не в нашу пользу – 2:4. Правда, у ребят создалось впечатление, что мы всё равно сильнее, и второй и третий периоды были за нами. И мы выиграли 5:4! Третий матч разгромили 6:0!!! Так бесславно, в сухую «профи» не проигрывали. На лицах их читалась траурная скорбь… Хочется добавить, что в нескольких городах Канады есть улицы, названные в честь Владислава Третьяка. В музеях имеются стенды, посвящённые нашему соотечественнику. А совсем недавно его избрали в российский парламент, где он стал депутатом Госдумы третьего созыва… Добро не забывается…

 

Беседу вёл Аршак ТЕР-МАРКАРЬЯН На снимках: 1) хоккеисты олимпийцы Борис Михайлов и Виктор Кузькин (публикуется впервые); 2) Анатолий Фирсов; 3) «Оседлаю я горячего коня» – Виктор Кузькин везёт Александра Рагулина (публикуется впервые).

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *