ПРАВДА О МАДАМ МАО

№ 2007 / 11, 23.02.2015


До эмиграции в Америку вся жизнь Анчи Мин была заполнена коммунистической партией Китая, во главе которой стоял могущественный Мао Цзэдун. Коммунистическая империя, которую он создал, существует до сих пор. Её история хранит немало тёмных мест, но в современном Китае не любят ворошить собственную историю и вспоминать о прошлом. Именно поэтому книги Анчи Мин, в которых переплетается и её личная трагедия, и ужасы кровавой «культурной революции», запрещены в Китае. Анчи Мин никогда не думала, что станет профессиональной писательницей, однако сегодня её произведения издаются во всём мире на десятках различных языков, и каждая её книга имеет неизменный успех.

– В России недавно был издан ваш роман «Стать Мадам Мао»…
– Для меня это, конечно, большая честь. Я очень рада.
– Что заставило вас обратиться к такой противоречивой исторической фигуре, как Цзян Цин?
– В Китае Мадам Мао – Цзян Цин – считают монстром, олицетворением зла. Я же хотела представить эту женщину в человеческом облике, попытаться многое переосмыслить. Я хотела, чтобы перед читателем открылся процесс жуткого перевоплощения: как женщина, обладая таким незаурядным характером, становится убийцей.
– Как можно объяснить происхождение знаменитой «культурной революции», во главе которой встала Мадам Мао? Какие цели преследовала сама Мадам Мао?
– Посредством «культурной революции» председатель Мао планировал расправиться со своими политическими оппонентами. Мао был завоевателем, и в 1949 году он захватил Китай. Однако его методы управления страной обернулись настоящей катастрофой. В 1960 году люди в сельской местности умирали от голода, в то время как другие сводили счёты с жизнью, только чтобы этот ужас поскорее для них закончился.
Моя семья тогда тоже голодала – нам практически нечего было есть. Моей младшей сестре было два года, и она едва держалась на ногах. Когда я училась в школе, нас как-то отправили смотреть русский фильм – в образовательных целях. Он назывался «Ленин в 1918 году». Когда дети вышли из кинотеатра, все повторяли одну фразу, услышанную в фильме: «Будет молоко и будет хлеб».
Одним словом, возвращаясь к Мао, становится очевидно, что он был не в состоянии управлять страной. Для того чтобы пресечь любую попытку его сместить, Мао решил расправиться с заместителем председателя Лю Шаоци и Дэн Сяопина. Для Цзян Цин революция давала возможность сохранить их распадающийся брак с председателем Мао. Ведь до встречи с ним она была самой обычной конкубиной (незамужней женой. – Ред.). Она прекрасно сказала о роли, которую ей приходилось играть: «Да, я – собака Мао. Когда Мао приказывал мне укусить, я кусала». Она стремилась привлечь внимание Мао, и готова была ради этого убивать.
– Цзян Цин не была красавицей. И вместе с тем она была четвёртой женой председателя Мао. Что их связывало?
– Безусловно, между ними была и любовь. Несмотря на то, что она была всего лишь третьесортной актрисой из Шанхая, в окружении Мао её считали редкой красавицей. И Мао не смог перед ней устоять.
– Как вы думаете, какой была бы история Китая без Мадам Мао?
– Председатель Мао всё равно привёл бы Китай к упадку, даже без Мадам Мао. Ход истории мог несколько измениться, если бы она была высокообразованной женщиной.
– Кто или, может быть, что стало причиной того, что, что мадам Мао направила свою силу во зло?
– Она была уверена, что единственная её цель – доставить удовольствие председателю Мао. Однако он, вопреки всем её надеждам, не отвечал на её любовь взаимностью. Он просто её использовал и не сделал ничего, чтобы обеспечить ей защиту после своей смерти. Поэтому в каком-то смысле она была и жертвой, и убийцей одновременно.
– На ваш взгляд, когда для Мадам Мао было всё кончено – она находилась в тюрьме и её приговорили к казни, – она в чём-нибудь раскаивалась?
– Я так не думаю. Она действительно любила председателя Мао, она ему поклонялась и безгранично доверяла ему. Её трагедия в том, что она была настолько влюблена в мужчину. Но это был её выбор, и ей было не в чем раскаиваться.
– Судьба Цзян Цин была изначально крайне непростой: деспотичный отец, слёзы матери, постоянное чувство страха. Всё это, безусловно, отразилось в дальнейшем на её характере. Но могла ли из неё получиться справедливая, добрая правительница?
– Нет. У неё испорченный характер, и это крайне опасно. Она была бы ужасной правительницей.
– Говорят, человек должен знать и уважать историю своей страны. Как вы смотрите на историю коммунистического Китая?
– Нам ещё предстоит узнать всю правду – её необходимо будет усвоить и переосмыслить. В наших школьных учебниках до сих пор не рассказывается о том, что же произошло на самом деле. Если вы спросите у молодых людей, знают ли они о «культурной революции», они вряд ли смогут что-нибудь ответить. Нам предлагают «забыть о прошлом и двигаться дальше».
– Современный Китай сильно отличается от того Китая, когда коммунизм переживал свой пик?
– Китай меняется к лучшему. В этом нет никаких сомнений. Политические лидеры современного Китая – жертвы «культурной революции» председателя Мао. Они делают всё, что в их силах, для развития Китая, и народ их поддерживает. Но при этом правительство ведёт себя осторожно при любом упоминании имени Мао и «культурной революции». В конце концов, председатель Мао стоит у основания коммунистической партии Китая. И если открыто признать просчёты Мао, то что в таком случае можно будет сказать о самой партии?
– Китай в настоящее время развивается быстрыми темпами. Вместе с тем это практически единственная страна, где сохранился коммунистический строй и которая достигла таких успехов. Как вы думаете, почему?
– В коммунистической партии есть грамотные люди, которые проводят реформы и заботятся о китайском народе. Надеюсь, что им удастся претворить эти реформы в жизнь. Для развития экономической системы потребуются политические изменения. Мне кажется, перемены потихоньку будут происходить, возможно, и в самой партии.
– Говорят, история время от времени повторяется. Как вы считаете, возможно ли, чтобы в современном Китае к власти пришла новая Мадам Мао?
– Нет. Китайский народ этого не допустит. Благодаря «культурной революции» мы достигли политической зрелости. Пусть даже это единственное, что мы получили в результате.
– Как вы считаете, чем можно объяснить популярность ваших романов? Ведь вы пишете об истории своей страны фактически для стороннего читателя, которому чужда китайская история.
– Я не могла и предположить, что мои книги станут настолько популярными. У меня нет никакого секрета. Я много работаю, и у меня очень высокие требования к себе. Что касается китайского народа, то его всегда интересовали книги, в которых рассказывается правда о председателе Мао и Цзян Цин. Но эти книги сейчас запрещены в Китае.
– Какая судьба могла быть у ваших книг, если бы они были изданы в Китае?
– Китайский народ очень тревожат мои книги. Люди не хотят, чтобы в остальном мире знали о том, что происходило в нашей стране. Они этого стыдятся и считают, что лучше не выносить сор из избы и не придавать это широкой огласке. Однако, с моей токи зрения, дело не столько в китайской истории. Это история человечества, и нам всем стоило бы извлечь из этого урок.
– Известно, что вы очень серьёзно подходите к написанию своих произведений. В них больше развито художественное или историческое начало?
– Я просто беру фигуру с интересной судьбой, которая имеет значительное историческое значение.
– Российская история во многом похожа на историю Китая. В ней также немало потрясений и трагических моментов. Не считаете ли вы, что российский читатель может лучше понять ваши книги?
– Мне бы хотелось в это верить. У нас действительно очень много общего.
– Эмигрировав в США, вы самостоятельно выучили английский язык. С чего бы вы посоветовали начать изучение китайского языка, китайской культуры?
– Старайтесь искать значение между строк и доверяйте только фактам. Китайская культура чрезвычайно богатая, разнообразная и по-своему очаровательная. В то же время она может быть обманчивой.
– Какие у вас планы на будущее? Не хотели бы побывать в России?
– Надеюсь и дальше использовать свой писательский потенциал. На самом деле, выход моих книг в России меня в значительной степени вдохновил. Мне бы очень хотелось приехать в Россию. Мой отец научил меня и мою дочь петь русскую песню «Подмосковные вечера». Надеюсь, когда-нибудь я увижу Россию собственными глазами.
Подготовили
Владимир ЯДУТА и Мария ЛУКИНА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *