В КРАСКАХ МУЗЫКА ИГРАЕТ

№ 2007 / 16, 23.02.2015
В КРАСКАХ МУЗЫКА ИГРАЕТ

     Бельчикова Т.М. Переулок 
     

***

     


     «Вспомни во гневе о милости», – 
     Бога просил Аввакум. 
     Знал, что душою не вынести 
     непостигаемых дум. 
     Знал, что нахлынут халдеи, 
     знал, что падёт Вавилон… 
     Худо в родной Иудеи 
     будет, – предсказывал он. 
     Бога рискуя обидеть, 
     вёл с ним такой разговор: 
     «Боже, зачем же мне видеть 
     войны, убийства, раздор?!» 
     И лишь однажды услышал 
     то, что Всевышний изрёк: 
     «Верой, отпущенной свыше, 
     жив и пребудет пророк…» 
     Знал Аввакум, что ответить, 
     но убоялись уста… 
     Было ещё шесть столетий 
     до появленья Христа. 
     

     

***

     


     Над нами возвращались журавли 
     и всей своей усталостью кричали. 
     Мы их так долго взглядами вели, – 
     да-да, вели, вели, а не встречали. 
      
     Как будто впрямь показывали путь 
     над лугом, над рекою, над болотом, – 
     куда теперь им лучше повернуть, 
     куда потом лететь за поворотом. 
      
     Со встречным ветром вот и мы в борьбе, 
     как журавли, наверное, устали… 
     Любимая, не кажется ль тебе, 
     что взглядами теперь всю стаю тянем 
      
     туда, где дышат волнами поля, 
     где озеру уютно за лесами, 
     где ждёт и нас родимая земля 
     тропинками, обрывами, крестами… 
     

     

***

     


     Даль или синь предрассветная, 
     белые призраки гор… 
     Скиния ветхозаветная – 
     церковь, палатка, шатёр? 
      
     Вижу, иль всё-таки видится 
     то, что нельзя различить? 
     Вот она бережно высится – 
     с памятью не разлучить. 
      
     Помню бесстенную, белую. 
     Свечи, хотя не темно. 
     Помню ковчег, что над стелою, 
     помню и хлеб, и вино. 
      
     Это лишь для причащения 
     тем, кому свет оставлять… 
     Господи, нету забвения – 
     скинию вижу опять. 
     

     

***

     


     Жизнь для жизни и вправду короткая, 
     но поэт стать собой успевал… 
     «Ой ты, Русь, моя родина кроткая!», – 
     как Есенин, никто не сказал. 
      
     Не слова это вовсе, а магия. 
     Что им годы и что им века… 
     Жизнь, и впрямь до безумия малая, 
     оказалась ему велика. 
      
     И так просто, так явственно видится, 
     что её ни о чём не моля, 
     в ленинградской унылой гостинице 
     всё до точки сжимала петля. 
      
     Но остался не сплетней да водкою, 
     а строкой, что от счастья светла: 
     «Ой ты Русь, моя родина кроткая!» 
     Дай-то, Бог, чтоб такой и была. 
     

     

***

     


     Наверно, в этом и моя вина – 
     пойму однажды, всё-таки заплакав, – 
     по ту и эту сторону окна 
     мир никогда не будет одинаков. 
      
     Не станет он таким, как я хотел, 
     и с этим надо всё-таки смириться. 
     Но снова там, где шорох пролетел, 
     мне душу окликающая птица. 
      
     О чём она, о чём она, о чём? 
     И как её там ветер не сбивает?.. 
     В квартире этой мир и за окном 
     одним и тем же миром не бывает. 
      
     Я слышу зов: «Не ври себе, не ври 
     и сам себя сомнением не мучай!» 
     Ах, птица, птица, душу не зови! 
     Я форточку прикрыл на всякий случай 
     

      
      
     

Изяслав КОТЛЯРОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *