ЛАДКА

№ 2007 / 16, 23.02.2015

Добрую тысячу километров она едет по России на чужой машине, без документов. Её останавливают на постах ГАИ, она рассказывает свою историю – мужики в форме смеются и отпускают её (с Богом!). Она садится за руль и едет дальше. Ей уже за тридцать, но она, что называется, в цвете лет и неплохо выглядит и модно одевается. Полное её имя – Лада. Близкие её называют Ладкой. Полтора года назад она познакомилась с молодым мужчиной по имени Вадим, серьёзным, спортивным и, как и она, разведённым. У неё – дочь, у него – сын. Она воспитывает ребёнка сама, он забирает его у своей бывшей жены на два-три часа по выходным. Она расширяет себе жильё, меняя с доплатой малометражную «хрущёвку» на двухкомнатную квартиру в новострое. Он снимает себе аналогичную площадь этажом выше. Оба работают. Она – бухгалтером в рекламной фирме, он – специалистом по программному оборудованию на автомобильном заводе. Им бы венчаться в церкви или расписаться в загсе, узаконив свои отношения, и нарожать детей; но Вадим с этим предложением не торопится, а Ладка не настаивает, видя неготовность к решительному шагу своего друга. Его всё устраивает, а её нет. Но она из природной деликатности пока не говорит ему об этом. А он будто даже не понимает, что ей как женщине нужно. В будние дни по вечерам, проверив у дочки уроки и приготовив ужин, она смотрит сериалы по телевизору либо читает книги; а он, не обременённый заботой о чьей-то успеваемости и «готовкой» на кухне, посещает спортивный зал, где занимается культуризмом или, попросту говоря, качает себе мышцы. Мир их интересов разен и единственное, что могло бы их объединить, это общие дети! Но как это объяснить тугодуму Вадиму – Ладка пока не знает, и до поры до времени терпит. До поры до времени… Терпит, терпит… Пока не подворачивается однажды экстраординарный случай. На перепутье второго года их отношений поздней золотой осенью Вадиму вдруг взбрело в голову продать свою машину марки ВАЗ в городе Санкт-Петербурге, до которого из их районного мегаполиса в кавычках одной езды только тысячу семьсот километров. Можно было, конечно, осуществить эту затею и на местном рынке, но Ладкин друг с чего-то взял, что выгоднее это будет сделать в северной столице, дескать там и клиентов больше, и цены выше. Следует заметить также, что оба они были прекрасными водителями, с продолжительным, не в один год, стажем. Ладка вела машину днём, а Вадим ночью по пензенско-рязанскому участку, в автомобильном атласе обозначенному как трасса М-5, узкая и загруженная, с бесконечной вереницей «фур» и «легковушек» при двухрядном движении. В общем, не езда, а мучение. Но ничего, выехав в пятницу вечером, к обеду следующего дня они уже подбирались к Москве, а там с двадцатиминутной развязкой «на кольцевой дороге» пошли прямым ходом на «Питер», по которому ещё рассчитывали погулять полдня, продав машину, прежде чем вернуться обратно в родную Самарскую область самолётом. В пути почти не разговаривали, обменивались случайными фразами, заливали на заправках бак до отказа бензином и гнали дальше, чтобы успеть к пункту назначения вовремя. А тут вдруг ранним утром перед самым прибытием, вдохнув простора околоневских магистралей, Ладку как понесло… Толи напряжение сказалось, толи ещё что (?), но она Вадиму всё высказала: «Мне, – говорит, – друг и помощник нужен. – И тотчас спрашивает: – А ты мне кто?» А он ей со всей своей спортивной невозмутимостью выдаёт: остановись, мол, у ларька – я куплю пепси-колу. Изжога что-то с беляшей мучает. Зря мы их, наверное, у бабок на трассе купили. – Да таким равнодушным тоном это произносит, будто не понимает её или вовсе не слушает. Как по сеансу космической связи, с интервалом в вечность с ней разговаривает (знай своё лопочет!) В точности как в известном чеховском рассказе получается: кто-то про душевные муки от всего сердца шепчет, а кто-то с томной миной про севрюжку с душком невпопад ему отвечает. Ну разве можно стерпеть такое? Разве тут сдержишься – да не в жизнь! По требованию-то она ему, конечно, остановила – дала выйти. А дальше уже порулила одна – в обратном направлении, развернув «десятку» посреди оживлённого проспекта под громогласные возмущённые сигналы и ругательства, до которых, правда, ей не было в тот момент никакого дела. И куда же? В город N, откуда они и приехали! Вадим только рот успел раскрыть в недоумении… Вот уж воистину не знаешь, когда тебя женщина бросит. И доехала – одна! Вполне успешно! И без всяких сопроводительных бумаг на управляемый ею транспорт. (Документы-то остались у Вадима, с час ещё переминавшегося с ноги на ногу в пятистах метрах от автомобильного рынка.) А Ладка как ехала, так и ехала, веселя тормозящих её по пути следования блюстителей порядка с полосатым жезлом в руке. И ведь отпускали же – без всякой мзды! – миловидную нарушительницу. Что значит, человеческий фактор. Поставила машину на стоянку и стала ждать Вадима, почему-то вернувшегося только через трое суток – с ввалившимися глазами и трясущимся подбородком. Словно с сильного перепоя! – Проходи. Без малейших объяснений забравшего у неё квитанцию от временной парковки и ключи от своей собственности. И больше не появлявшегося уже… и, видимо, покинувшего её на веки вечные. Такие вот дела! А как же Ладка? Ладка, Ладка… Ладка живёт, как и раньше, со своей дочкой в двухкомнатной квартире – самостоятельная женщина! – и, когда подруги спрашивают её о Вадиме, отвечает им без тени сомнения и упрёка всегда одинаково и лишь с сожалением в голосе: – Ну что мужики? Нейтральная физиология. Два раза в месяц… и больше не надо. И чувствует затылком, как украдкой посмеиваются над ней, откуда-то прознавшие про эту историю лукавые слушательницы.

Сергей МИНИН

г. САМАРА

 

 Сергей Минин родился в 1964 году. Окончил Литературный институт, участник совещания молодых писателей в Москве (1990 год). Дважды был осуждён. Публиковался на правозащитных сайтах – «За права RV», «Майский архив», «Новый ГУЛаг». В данное время находится в заключении в ИК-10 Самарской области.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *