В ЧЕСТЬ СВЯТЫХ ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ

№ 2007 / 23, 23.02.2015


На моём столе лежат камни: гранит – светло-серый и хмурого, мрачного цвета, похожий на каменный уголь. Они теперь всегда радом со мной, как неугасимая лампада, неусыпаемая Псалтирь. В светло-сером, если вглядеться, поблёскивают кварцевые вкрапления – зеркальца. Кажется, что держишь в руках маленькую Галактику и узнаёшь созвездия. Вероятно, так оно и есть: места посмертного мученичества останков Царской Семьи мистически звучат во Вселенной, как непрестанно вопиёт Небу Голгофский холм.
На моём столе лежат камни: гранит – светло-серый и хмурого, мрачного цвета, похожий на каменный уголь. Они теперь всегда радом со мной, как неугасимая лампада, неусыпаемая Псалтирь. В светло-сером, если вглядеться, поблёскивают кварцевые вкрапления – зеркальца. Кажется, что держишь в руках маленькую Галактику и узнаёшь созвездия. Вероятно, так оно и есть: места посмертного мученичества останков Царской Семьи мистически звучат во Вселенной, как непрестанно вопиёт Небу Голгофский холм.
Камни эти я собрала возле жерла «Ганиной ямы», теперь печально известной каждому, наверное, российскому христианину. Вокруг неё всё пространство изрыто ямами: золотая лихорадка сводила с ума уральских старателей. Но в памяти людей сохранилось название только этой ямы. Сначала в честь некоего подрядчика Гавриила, откупившего рудник полтора века назад. Однако вместо золота нашли здесь железную руду, а как выработали, то и шахту забросили. Заливало её дождями да талой водой, зарастала она травами.

Сейчас – возле неё оградка и Поклонный Крест. Человеческое слово бессильно передать, ЧТО чувствуешь, стоя у края будто адовой бездны, где бесновались нелюди, увеча останки детей, их матери, Государя. Страдалица-земля триады принимала их в своё лоно, захлёбываясь невинной кровью, как в ветхозаветные времена, когда Господь сказал Каину: «…голос крови брата твоего вопиет ко Мнe от земли… которая отверзла уста свои принять кровь брата твоего от руки твоей…» Земля, как и вода, помнит всё, что вершилось на ней.
В год двухтысячелетия христианства было принято решение о создании мужского монастыря на месте злодеяний, на Ганиной Яме. И тогда земля сама показывала, где быть храмам. Вот что рассказывается в монастырском «Путеводителе». «Ещё во время строительства первого, Царского храма при земляных работах были обнаружены несколько кострищ, где, по-видимому, сжигались тела святых. Эти предположения подтверждались различными чудесными явлениями, очевидцами которых были насельники и строители монастыря. Так, в нескольких десятках метров от Поклонного Креста люди наблюдали свечение; на некоторых фотоснимках отчётливо проявлялось пламя костра. Место словно бы само указывало, где должен быть построен ещё один храм».
В том же «Путеводителе» приводится удивительная фотография, снятая во время посещения Ганиной Ямы Святейшим Патриархом Алексием II. Из земли, через фигуру стоящего патриарха, излучается сноп золотисто-зеленоватого света. Именно в этот день, на этом месте Первосвятитель дал своё благословение на создание на Ганиной Яме монашеской обители. А 1 октября был заложен краеугольный камень в основание храма в честь Святых Царственных Страстотерпцев. Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий так определил смысл созидательной миссии: «Монастырь будет из дерева… На этом месте созидается Новая Россия… которая была до отречения Государя. Именно с этих мест, где уничтожались останки Царской семьи, мы думаем, начнётся восстановление нравственности, духовности, восстановление былой славы нашего Отечества!»
Теперь земля приемлет здесь не кровь, но покаянные слёзы. Семь дивных храмов преобразили зловещее место. Тёплого цвета деревянные срубы церквей, изумрудной зелени купола и крыши, архитектурный стиль во всём разнообразии старинного русского зодчества. Словно Град-Китеж всплыл со дна озера Светлояр. И «имиже веси судьбами» вернулись святыни, принадлежащие Царской Семье, в место их сугубого поминовения.
Одна из них – Крест-мощевик, содержащий частицы святых мощей сорока угодников Божиих. Он был подарен Дому Романовых князьями Шаховскими в конце 18-го века. С 1917 года его тайно передавали из одних благодатных рук в другие. Спасение святыни люди считали важнее спасения собственной жизни. И вот шесть лет назад, 19 мая, в день рождения Николая II, по Екатеринбургу прошёл небывалый в истории епархии Крестный ход. Крест-мощевик передали монастырю на Ганиной Яме. Теперь он пребывает в храме Святых Царственных Мучеников, перед их иконой. С его помощью вершились и вершатся чудесные исцеления, которые заносятся в монастырскую летопись. Мироточило даже ламинированное изображение этого Креста. А у глухонемой девочки, приложившейся к его фотографии, начал восстанавливаться слух.
Вокруг главного храма возведены ещё шесть во имя святых, чьи имена были особенно близки Царское Семье.
Датой рождения, 19 мая, и судьбой своей Николай II во многом повторил путь Иова Многострадального. Государь всегда понимал предначертанность этих трагических совпадений.
Книга Иова в Ветхом Завете повествует, что сатана поспорил с Богом о том, что «непорочный, справедливый», не причастный злу Иов отречётся от Бога, если отнять у него близких его, и богатства, и здоровье. И отнято было всё. «Но человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх». И когда понял Иов, что «намерение Господа не может быть остановлено», и ничего не разумеющий не может помрачить Провидение, то отрёкся от обид своих на Бога и «раскаиваюсь, – сказал, – в прахе и пепле».
Николай II никогда не отрекался от Бога. Но, как Иов, был «обречён на страшные испытания». Это выдержка из беседы Царя с Н.А. Столыпиным. «Сколько раз я применял к себе слова Иова: «То ужасное, чего я ужасался, то и настигло меня…»
Вереницы паломников идут от храма к храму по скорбной земле, словно по прижизненным вехам последнего Государя. От Иова – к святителю Николаю Чудотворцу. Семнадцать куполов, семнадцать крестов – в память роковой даты – 17 июля – встречают непрерывное шествие людей к церкви святого, чьим именем был наречён Николай Романов. И не чудо ли, что именно этого места достигла икона Николая Мирликийского, принадлежавшая Царской Семье. Тайно передал её Ипатьевский узник послушнице Ново-Тихвинского монастыря, которой было разрешено приносить Августейшей Семье продукты. Почти невероятно, что ей, прошедшей через все мытарства советских репрессий, удалось сохранить эту икону – образ небесного покровителя Царя. В 60-е годы прошлого века старая к тому времени монахиня, бывшая послушница, передала её священнику Иоанно-Предтеченского собора о. Владимиру Ведерникову. В то время он, неизлечимо больной раком, словно воскрес, исцелённый, молясь чудотворной иконе. И через сорок лет, когда созрело время, передал образ Угодника Божьего Николая в дар монастырю на Ганиной Яме.
И вот – не диво ли, не знак ли благорасположения свыше, что настоятель этого монастыря зовётся Николай Романов. Так отроду, видимо, ему приуготовлено было служить в этом святом месте.
«Будет царь, который меня прославит…» По слову преп. Серафима Саровского, сбылось предсказание: Николай II принял самое деятельное участие в канонизации Серафима Саровского. В 1903 году императорская чета посетила саровские торжества» А ещё через год, по молитвам новопрославленного святого, у Николая и Александры родился долгожданный Наследник.
Почти через сто лет после этого события будет прославлен и возведён в сан святых и тот, «кто прославил убогого Серафима», предвидевшего, что Бог Царя возвеличит». Имена их сойдутся ещё раз – на уральской монастырской земле – в посвящённых им храмах.
Один за другим – всего за три года, словно сами по себе, из земли, выросли семь храмов. Два из них – Богородичные, во имя икон Иверской и Державной Матери Божией. Ещё один – посвящён игумену земли русской св. Сергию Радонежскому.
Так на зловещем урочище, на адском месте, возникают святые обители; земля, воздух, воды очищаются покаянными, омытыми слезами молитвами. Мы обратили внимание, как приезжий из Петербурга всё вглядывался в стволы берёз. Берёзы здесь высокие и стройные, точно мачтовые сосны.
– На некоторых, видите, кора лопнула крестообразно.
Действительно, стволы испещрены чёрными крестиками, явными на атласно-белой бересте.
И до глубокой осени вокруг Ганиной шахты цветут кусты белых и розовых лилий.
Весной 1918 года из Тобольска Великой Княжной Ольгой было тайно передано верным людям духовное завещание последнего Российского Императора.
Обращено оно было не только к соотечественникам – современникам, но и к вам, их потомкам.
«Отец просит передать всем тем, кто Ему остался предан, и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мстили за Него, так как Он всех простил и за всех молится, и чтобы помнили, что зло, которое сейчас в мире, будет ещё сильнее, но что не зло победит зло, а только любовь».

Алина ЧАДАЕВА
г. ВЕТЛУГА, Нижегородская область

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *