ЛОМЕХУЗЫ КАК ЯВЛЕНИЕ СМИ

№ 2007 / 28, 23.02.2015


Весной 93-го Станислав Гагарин, последний из могикан советского детектива, подарил мне свой роман «Вторжение». Пересказывать сюжет не буду, но вот что в том его романе запомнилось, так это аллюзия по поводу жуков, называемых «ломехузами».
Эти насекомые забираются в муравейник, поворачиваются на спинку и начинают выделять наркотическую влагу из специальных желёз на ножках.Весной 93-го Станислав Гагарин, последний из могикан советского детектива, подарил мне свой роман «Вторжение». Пересказывать сюжет не буду, но вот что в том его романе запомнилось, так это аллюзия по поводу жуков, называемых «ломехузами».
Эти насекомые забираются в муравейник, поворачиваются на спинку и начинают выделять наркотическую влагу из специальных желёз на ножках. Несчастные муравьи, забыв обо всём, бросаются её слизывать и тут же дуреют. Накачав их этой дрянью, жучки отправляются поедать муравьиные яйца.
Эту грустную историю из жизни насекомых писатель пытался переложить в социальный контекст. Получилось неплохо, хотя книжка, в общем, не прозвучала. А жаль, про ломехузов полезно было знать всем – не только праздным эрудитам. Ведь они продолжают свою неутомимую работу – и у нас, и в масштабах глобального человейника. Приезжают в своё Останкино, ложатся на спинку и начинают шевелить ножками, источая дурман…

***

Если рассматривать творчество и бизнес Леонида Якубовича с точки зрения энтомолога, то перед нами – один из примеров вопиющего «ломехузианства». Его «Поле чудес» (с намёком на завершение – «в стране дураков») – один из инструментов декультурации населения. И, видимо, в попытке оправдаться за монструозность телепередачи Якубовичу нужно постоянно выскакивать из этого амплуа – то в небеса лезть со своими проектами, то с небес на бренную землю. С последним, кстати, всё куда хуже.

В конце нынешнего мая, аккурат в Духов день, Л.Я., продюсируемый небезызвестным А.Пимановым, двинул в эфир на 1-м канале фильм о Михаиле Евдокимове в жанре «поминального расследования». Набитый цитатами и «синхронами», полный многозначительных аллюзий, этот опус не содержал и грана истины. Его пафос был ориентирован на то, чтобы убедить малокультурную часть телеаудитории (целевой аудитории Якубовича) в том, что Евдокимов, сменив лавры пародиста на терновый венец управленца, в борьбе за народное дело незамедлительно пал жертвой «коррумпированных местных кланов».
В этом спешно скроенном кинце «ломехузианство» его создателей проявилось во всей своей откровенной «насекомости». Если попытаться реконструировать его главную цель, то станет ясно: на фоне посмертного «окумиривания» Евдокимова была задача сварганить и продать нечто обличительно-разоблачительное, принять позу «борца с провинциальными негодяями» и поднаварить собственного политического капитальца.
Кинцо скроено из двух тем, образующих антитезу, – благостно-трагической (народного кумира, нёсшего людям добро) и злодейской, переходящей в инфернальную (злой воли «провинциальных негодяев» – каких прежде столичная пресса именовала «князьками», «царьками» и т.п.)
Что характерно, об «ожесточённой травле» Михаила Евдокимова как главы администрации Алтайского края говорили исключительно актёры и шоумены. Некто продюсер А.Пастушный – с лицом лукавца – утверждал, будто бы в Алтайском крае за некое «добро» Евдокимову предлагали взятку в 50 млн. долларов, но тот её отверг.
Это, безусловно, чистый вымысел, и его легко опровергнуть. Чему удивляться, ведь люди, подобные Пастушному, только вымыслами и живут. Во-вторых, Пастушный даже не потрудился проделать это сколь-либо убедительно и спутал уровень взяткоёмкости глубинки со столичным.
По всему фильму агрессивным рефреном – с претензией на некую документальную реконструкцию последних дней Евдокимова – утверждалось, что «за ним следили», что были «прямые угрозы». Но о каких «прямых угрозах» губернатору вообще можно говорить, когда у него под рукой столько силовых структур – враз скрутят и повяжут любого «прямого угрожальщика»…
Автор фильма Леонид Якубович «поставил на голову» и ситуацию с сопровождением». В то злополучное утро, когда глава администрации края отправлялся в село Полковниково на чествование Германа Титова, ему якобы специально не дали машины сопровождения – положенного по губернаторскому чину эскорта. Так, мол, готовилось покушение на его жизнь…
Но ведь чушь же собачья! В крае всем было известно, что у Евдокимова с генералом Вальковым, главой местной милиции, были приятельские отношения. Но и с учётом этого обстоятельства Евдокимову стоило немалого труда (а возможно, и не одного стакана коньяку) убедить последнего снять «сопровождение» – то есть джипы с мигалками. Евдокимов популистски рассудил, что мигалки повредят его имиджу «борца с привилегиями».
Странно было видеть в этой компании «радетелей светлой памяти Михаила Евдокимова» мастера сцены Александра Михайлова. Актёра талантливейшего, но ни бельмеса не разбиравшегося в реалиях Алтайского края. (И хотя сам автор в своё время через друзей просил его как друга Евдокимова вступиться за местный литературный журнал, гибнущий от рук его зама, нынче стало ясно, что влияния у него было не больше, чем понимания существа вещей в Алтайском крае.) Актёра вообще легко запутать: вчера он на одной трибуне с опальным экс-министром печати Борисом Мироновым, громящим «жидов», а сегодня с Леонидом Якубовичем…
Ну а когда Александр Михайлов сказал, что при Евдокимове в крае впервые собрали высокий урожай… Ну, батюшки-светы, спасай, крестная сила… Так бы и плюхнулся в ноги: любимый вы наш Александр Михайлов, оставайтесь вы лучше все артистами… не лезьте не в своё… и без вас все уже давно разломехузили… Или вам так хорошо заплатили за эту фразу про высокий урожай, что нельзя было отказаться? Но ведь у людей в Алтайском крае тоже есть телевизоры, они ведь тоже смотрят…

***

А если всё не так, то что же было-то? – вопросят простолюдяне. А было вот что. Михаилу Евдокимову и во сне не привиделось бы «идти на губернаторство», а тем паче вступать в ожесточённые политические баталии за это место. Подговорили дружки из крупной угольной корпорации. (По одной из версий, они когда-то и продюсировали его приход в «Аншлаг» к Регине Дубовицкой.)
В конце 90-х и далее глава администрации края А.А. Суриков (председательствуя в межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение») вёл активную борьбу с угольщиками и посредниками, поставлявшими некачественный уголёк на южносибирские ТЭЦ. Добивался квотирования нужных объёмов. Считается, что угольные бароны тогда и придумали ему в пику всенародного любимца Мишу Евдокимова. Давай, брат, отыгрывай… (По информации тех лет, деньги на предвыборную кампанию пародиста шли от корпораций «Ростов-уголь», «Алтай-уголь»…)
Управленец и политик с большим стажем, человек сильный и с инстинктом патриота, Александр Суриков долгое время и в стенах Совета Федерации вёл борьбу с Центробанком, настоящей бедой России тех лет – с его непрозрачностью, неконтролируемыми страной «потоками», «траншами». Сам из строителей, он многое сделал для края – и прежде всего противопоставил государственнический подход хищничеству ельцинского назначенца Райфикешта. После Райфикешта недолгое время во главе края был Л.Коршунов, которому несколько недоставало волевых качеств и при котором однажды огромная часть хлебов ушла под снег.
В то время край был в «красном поясе» России, и в 1996 году Суриков пришёл во власть под знамёнами левых и аграриев. Спустя четыре года его выбрали главой повторно. В рабочем кабинете у него висел портрет Ленина, вместе с тем он был прагматиком и без «умеренных рыночников» в команде не обходилось. Без плутовства в душе, характера нордического, он думал прежде об интересах края. Именно при нём краевая прокуратура стала выводить на свет тёмных фигурантов по делу «Аргунова – Мамедова». (В эпоху Райфикешта представитель ЦБ по Алтайскому краю Аргунов выдал некому Мамедову кредит в несколько миллиардов рублей, который тот, как оказалось, не собирался возвращать. Ситуация, вообще говоря, была знаковая…)
Именно в эпоху Сурикова – при всей «чубайсятине», при ценовом диспаритете и проч. – удалось остановить у последней черты сельское хозяйство в крае. После райфикештовской порухи он – в содружестве с А.Назарчуком (главой алтайских депутатов, убеждённым аграрником, которого Москва когда-то выкурила с должности министра сельского хозяйства России) – во многом преуспел в восстановлении посевных площадей, удержании поголовья скота, налаживании потребкооперации, агропромсоюзного дела. В краевой собственности с боем удерживались пакеты ведущих предприятий, были программы развития, решались социальные вопросы – в общем, дело шло вопреки вредительству ломехузов из центра.
Так ли уж всё было без греха? Да нет, конечно же. Эпоху ведь не перекроишь, и уж тем более – когда закройщики в Москве и Вашингтоне…
Да и контрпропаганда делала своё дело. В крае появились московские пресс-эмиссары в виде «МК на Алтае», местный подвид «Комсомолки». Двусмысленностями и намёками полнилась и пресса местных либералов в издательском холдинге Пургина. Да вот и по телеку постоянно ломехузили из центра, что во всём «местные царьки» виноваты… А ещё и сам Суриков после общения с ВВП стал потихоньку дрейфовать от ослабевших левых и аграриев в сторону «Единой России», что раскололо его с А.Назарчуком и оттолкнуло часть электората.
И вот когда, растолкав мелюзгу, в соперники Сурикову выбился рубаха-парень Миша Евдокимов, народу захотелось именно такого. Захотелось всего и сразу.

***

После избрания Михаила Евдокимова прошло недолго – у многих наступило прозрение. А с ним и разочарование. Тогда – четыре года назад – Евдокимов привёз в край людей с сомнительной репутацией и посредственных руководителей. Потом менял их каждые два месяца – в общем, чехарда…
Спустя год после избрания Краевой совет народных депутатов (А.Назарчук, которого Якубович в своём «кинце» подписал «политическим противником» Евдокимова – смотрите, вот, мол, кто стоит за той автокатастрофой…) выразил новому главе края вотум недоверия. Стала очевидной полная неспособность нового руководства управлять краем, она же и привела к дестабилизации экономики. На горизонте замаячил её коллапс. Заметьте, недоверие выразили не «чиновничий клан» и не бизнес-элиты», а законодатели. За край обидно стало – это раз. Плюс сложившаяся конъюнктура на самом верху, дававшая «добро» на такие акции, – это два.
Безапелляционное мнение Якубовича о том, что ВВП некогда поощрил великого пародиста к исканию политической карьеры и краевого губернаторства, не подкреплено реальными фактами. Совсем наоборот: прецедент с избранием Евдокимова как раз и побудил ВВП «свернуть демократию» в стране, отменить выборность глав субъектов федерации. «Проект сворачивания» был развёрнут практически сразу же после избрания Евдокимова. Тот был харизматиком-внесистемником, и наверху забили тревогу. Если бы заработала телевизионная «фабрика губернаторов» (к немалому восторгу ломехузов), очень многим замыслам государственников в их постановке новой «корпоративной демократии» пришла бы полная хана… Да, Евдокимов из народа, он лучший во всём шоу-бизнесе. Но что если чуждые России силы потащат в политику всех этих голозадых певцов и певичек, которыми так и кишит нынешний голубой экран?
Судьба обратила Михаила Евдокимова из комиков в трагики значительно ранее того возраста, в котором такие трансформации обычно и происходят в актёрской судьбе. Евдокимов понял, что попал между молотом и наковальней. Между молотом верховной исполнительной власти и железным упором народного протеста, которого не миновать. Неужели его, всенародного любимца, ждёт такой позор?
Ситуация – не позавидуешь. В этом и была причина его депрессии. А слова «батька, меня, наверное, грохнут» и сложились в некое красивое разрешение всего этого месива из переживаний…
Это было поистине отчаянное время для великого артиста, полная безнадёга. Когда-то ему говорили: не робей, ты будешь просто тамадой – и никаких проблем, а мы за тебя всё сделаем. А теперь и эти разводят руками и пятятся к дверям и разбегаются, боясь президентского гнева… Он осознал всю глубину пропасти между даром лицедея и опытом государственника… Это могло бы привести и к катарсису – повинись перед народом, сними с себя губернаторские вериги, люди простят и ещё сильнее полюбят… Ведь ты им нужен как сама душа народная, пусть и не как разум…
Возможно, он и раньше всё это понимал – уже после подсчёта голосов. В крае помнят, как он только на четвёртый день появился в администрации – и потом картинно охал в своей речи, ещё не оправившись от стресса, подменяя междометиями аналитику…
Это была роковая ситуация. Сильный, мятущийся человек, распространяющий вокруг себя это поле глубокой безнадёги, мог взвинтить и психику тех, кто его окружал в последние дня. Неосознанно мог…

***

Итог: ситуация на трассе Бийск – Барнаул, столкновение с праворулевой машиной Олега Щербицкого. (Там две из трёх такие.) Автомобилисты всей России, разобравшись в обстоятельствах катастрофы, провели мощную кампанию и спасли невиновного мужика от многих огорчений. Только идиоты способны поверить в версию покушения. Но, видимо, Леонид Якубович – такой же автомобилист, как и лётчик.
Зачем сочинителям «кина о Евдокимове» нужен был весь этот претенциоз – уже не вопрос. Нужен был. Нужен – из удовольствия безнаказанно измарать в грязи глубинку, родовую опору России, которой она только и живёт. Нужен, чтобы дурить головы миллионам и без того уже обломехуженных обывателей. Нужен – чтобы отваживать мужика от урн для голосования: всё равно добра не жди, а выберешь своего, так его со свету сживут… Нужен – чтобы можно было взобраться на котурны, принять важную осанку и сказать: он пал в неравной борьбе, но есть ещё люди чести – и это мы, Якубович и Пиманов…

Геннадий СТАРОСТЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *