Вотчина рода Киняминых

№ 2007 / 38, 23.02.2015

Решено: я еду в юрты Кинямины. Чтобы пополнить свои знания об этом крае, перелистала второй том «Тобольского Севера», помня, что его автор лесничий Дунин-Горкавич в своё время исследовал здешние места по Большому Югану, вбирающему в свой бассейн более тридцати притоков и ручьёв, и где находились десятки хантыйских селений – юрт.
Дунин-Горкавич характеризует юганскую территорию как не очень богатую пушным зверем, но рыбную. Люди держали в загонах не только оленей, но и лосей, занимались коневодством. Похоже, больше никто в Югре лосиным производством не занимался, а сейчас – тем более. 116 юрт (небольших селений, где проживало по одному роду. – Авт.) насчитал Дунин-Горкавич. Некоторые роды исчезли с лица земли – Кокины, Мохтикины, Раксакины… Другие фамилии приумножили свою численность. Кинямины – довольно большой род…

Звоню тебе с дерева…

До Киняминых, оказывается, можно доехать на машине, но такая поездка весьма походит на прыжки по кочкам: прыг-скок, прыг-скок… Лес кажется сказочным: ещё не растаявший, но осевший снег, вечнозелёные ели, сосны. Тишину разрывает рокот вездехода. И вот он затормозил возле нашей машины. «Куда едешь?» – спрашивает мой спутник Владимир Когончин водителя. «На болото, позвонить надо», – отзывается Егор Кинямин. Когончин понимающе кивает. Чтобы позвонить из юрт по сотовому телефону, надо выехать на открытое место или забраться на дерево. Такая вот невероятная телефонная связь по-югански.
Поговорив с главой общины, Кинямин развернул свой снегоход и поехал в юрты. Они располагаются на берегу речки Ай-Мохтик-сап, в окружении сосновых лесов. Само название речушки – Мохтик (чебак) – говорит о её рыбности. Но почему селеньице называется юртами? В словаре написано, что «юрта – переносное конусообразное жилище кочевников», но ханты на Юганах давно живут оседло, да и слово это тюркского происхождения, а ханты относятся к финно-уграм. Загадка.
Кинямины встретили нас многоголосым собачьим лаем. Здесь живут пятнадцать семей – Кинямины, Кельмины, Каймысовы… В отличие от множества хантыйских селений с низкими избушками здесь стоят в основном добротные большие дома. О том, что раньше в потолочные окна вставляли льдины, как повествуется у Дунина-Горкавича, даже старики не помнят. И внутри помещения выглядят вполне цивилизованно: обои на стенах, ковры, но в шок меня привела микроволновая печь. Я даже подумала, что она здесь для дизайна, но потом увидела морозильную камеру, электромясорубку, телевизоры… Секрет изобилия бытовой техники прост: в юрты пришла постоянная электроэнергия. Только вот плата за блага цивилизации очень велика – под нефтяные разработки ушло немало родовых земель. «Сейчас столько передач по телевизору смотрим, так хоть на охоту не ходи», – невесело шутит немолодой Иван Спиридонович Кинямин.

Оставаться единоличником не выгодно

А места здесь богаты на зверя, ягоды и грибы. Вначале мужчины решили было остаться единоличниками и сами продавать таёжное сырьё. Потом присмотрелись к общине «Яун-ях» и поняли, что выгоднее делать это через неё. К тому же она снабжает и припасами для охоты, и продуктами.
Община приобрела для жителей юрт электросушилку для грибов, шиповника, листьев брусники. Сейчас она аккуратно упрятана под навес от снега и дождя. Когда поспевает шиповник, в лес идут все, даже дети, сдают по мешку сухих ягод. Грибы сушат. А в урожайные годы заготавливают горы кедрового ореха. Осенью клюкву сдают тоннами. А недавно Кинямины обзавелись и мини-пилорамой, конечно, за деньги общины, так что дома можно строить из собственного пиломатериала. Сейчас новый дом ставит Евгений Кинямин.
Довольны люди помощью общины. Дробь, капканы, патроны – всё есть для охоты, а недавно привезли муку и картошку. Ещё на одно нужное социальное дело потратился «Яун-ях» – оплатил зубопротезирование и лечение от алкоголя всем желающим.

Таёжный огород

Не так давно здешние аборигены не знали вкуса овощей. Цивилизация и в этом отношении проникла в жизнь хантыйского селеньица. Кинямины расположились на незатопляемом берегу. Вода рядом, и почему бы не попробовать заняться овощеводством? Одна семья, за ней другая, третья вскопали грядки, посадили, как их научили, картофель. Вырос, и очень вкусный. Тогда женщины рискнули развернуть тепличное хозяйство. Помидоры, огурцы тоже вызрели. Александра Игнатьевна Кинямина не только научилась выращивать картошку, но и хранить её в подполье. Рядом с огородами – традиционные лабазы, одни ставят на привычные деревянные «ноги», под другие подставляют пустые бочки. И везде конуры собак – верных помощников мужчин на охоте. Почтительное отношение ханты к собакам ещё подметил Дунин-Горкавич. В лесу есть молельные места, где люди проводят обряды перед охотой.
Убранство комнат в домах походит на городское: мебель добротная – диваны, стулья; цветы в горшках, шторы на окнах. Уютно. Строчит швейная машинка. Александра Игнатьевна шьёт какую-то одежду. Дочь Лена примеряет бисерную полосу к цветному халату. Склонила голову, присматриваясь: жёлтый с синим и красный хорошо сочетаются, и улыбнулась, довольная обновой.
Не только взрослые женщины знают рукодельное ремесло, но и девочки. Дочери Егора – Юле лет десять, но и она занята делом. Достав отцовские нырики (башмаки из лосиной кожи), внимательно осматривает их: ей показалось, что требуется починка. Я не встретила в юртах ни одного человека без работы, только Альбина Каюкова качала люльку с шестимесячной дочкой Танюшкой.

Хантыйские традиции и цивилизация

Блага цивилизации здесь прекрасно уживаются с древними хантыйскими традициями. Никто уже не ставит летние чумы из бересты, её заменил брезент. Но чтобы он не промокал, его пропитывают рыбьим жиром – испытанным хантыйским средством.
«Буран» лучше оленя или лошади, но его надо ремонтировать и беречь от непогоды. Евгений Кельмин с другом заканчивают ремонт, вытаскивают нарты из-под лабаза и собираются ехать в лес. Обычная картина для юрт. Жизнь в лесу продолжается.
Альбина ГЛУХИХ
г. ХАНТЫ-МАНСИЙСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *