СОЦИАЛЬНАЯ КРИТИКА: А ЕСТЬ ЛИ НЕОБХОДИМОСТЬ?

№ 2015 / 2, 23.02.2015

Общение в тени библиотек, столь отрадное в далёкие 60-е прошлого века, сменили социальные сети. Одним из способов продвижения медийных персон и ресурсов стали именно они – социальные сети дают сегодня то, что так необходимо любому проекту или творческому человеку, а именно – аудиторию. И если раньше выход в люди был целым приключением, то сейчас достаточно запустить мобильное приложение, чтобы оказаться в центре событий и стать их полноценным участником.

 

Каким образом это всё относится к литературному процессу и социальной критике, которую так активно хоронят уже много лет? Хотя бы тем, что само понятие «социальная критика» требует по определению главного – аудитории, которой она адресована. Староформатные бумажные способы взаимодействия с читателем с каждым годом утрачивают свои рубежи, особенно это заметно по молодой аудитории. Единственный способ быть услышанным сегодня для критика, помимо традиционного журналистского (роль обозревателя), – найти свою аудиторию в привычной для неё среде обитания – социальных сетях. Главное преимущество подобного способа взаимодействия – мгновенный отклик читателей.

Эту возможность сразу оценили известные писатели и публичные люди, которые раньше вели свои блоги в живом журнале. В начале 2000-х ситуация немного изменилась, и основная активная, читающая аудитория ушла в Facebook, молодая – Вконтакте, и многие ушли именно туда, вслед за аудиторией, общением, читателем. И если многие поступки, связанные с выражением активной жизненной позиции: организацией правозащитных мероприятий, их консолидации и проведения, лучше помогал решить Facebook, то Вконтакте стал скорее полигоном для литературных и журналистских экспериментов.

Постепенно роль дешифровщика реальности перешла к тем, кто волен говорить свободнее, понятнее, не ориентируясь на формат издания, порой какие-то языковые нормы и регалии, не будучи зависим от мнения других. Это чаще всего люди молодые и мало пока заботящиеся о том, как и на что им выплачивать кредиты по ипотеке и чем питаться в ближайшие несколько месяцев. То есть те, кто не зависит от зарплат, имеет некоторое количество свободного времени и желание поделиться своим мнением с другими. Во многом это связано с тем, что увлечение литературой постепенно становится всё более маргинальным занятием, а существование такого человека, как литературный критик – побочной деятельностью, наряду с основным – редактурой, журналистикой, преподаванием в ВУЗе, репетиторством.

Причин, почему социальная критика большей частью ушла в ту же социальную журналистику и онлайн, не много, но все они примерно понятны: в эпоху массового потребления критика как таковая стала всё более функциональной и сервильной, сейчас о ней просто нечего сказать. Зачастую её роль сводится лишь к тому, чтобы посоветовать, какие книги стоит прочесть в выходные, а какие взять с собой в отпуск. И социальное ушло из критики в журналистику, где можно рассуждать о проблемах современности, но безотносительно явлений литературы.

Одной из предпосылок подобного ухода и различия стало разделение социальной критики и аналитики в рамках критического исследования. Многие авторы придерживаются мнения, что зачастую в текстах одно идёт в ущерб другому, то есть страдает прежде всего аналитическая часть в угоду антропологии, социологии и другим категориям, вторичным по отношению к письму, технике и манере писателя и его творчеству, о котором ведётся речь. Тем не менее, все эти разговоры привели только к тому, что социальной критики как таковой практически не осталось, а исследование природы творчества взяли на себя литературоведы. То есть, фактически, всё стало максимально функционально, и разговор о природе и специфике творчества просто стал никому не нужен, кроме очень узкого круга специалистов.

Сегодня можно уже спокойно констатировать тот факт, что разговор о литературе в любом ключе стал немного непривычным занятием для большинства людей. Зачастую он сводится просто к обсуждению свойств слона слепыми, когда один оценивает его, исходя из того, что держит в руках хвост, другой – ногу, а третий – хобот. Так и тут, зачастую книга оценивается по количеству страниц, либо мегабайт в электронном формате, степени занимательности и интересности. Возможно, поэтому уже который год по опросам населения самым популярным писателем в стране остаётся Дарья Донцова, тут всё просто и понятно с объёмом, логикой и занимательностью.

Другое дело, что незаметно для большинства людей растёт и увеличивается количество обзоров и рецензентов книг именно в социальных сетях, которые пишут обычные читатели, зачастую  та же молодёжь. Например, Живой журнал ежемесячно делает подборку по популярным обзорам как художественной литературы, так и нон-фикшн. В инстаграме растёт количество людей, ведущих свои профили именно как обзоры книг. Иными словами, люди сами ищут способы взаимодействия и общения о том, что их интересует. Правда, пока их увлечение продолжает оставаться хобби и большей частью просто разговорами о прочитанном, не переходя на иной, более качественный уровень.

Меняется и интернет: если до конца 2014 года социальные сети оставались отличным полигоном для общения со своей аудиторией журналистов ведущих СМИ и публичных персон, способом выразить свою точку зрения, то после введения поправок Закона о СМИ всё станет немного иным. Любые высказывания журналистов в соцсетях будут приравнены к мнению редакции, и не трудно догадаться, какие изменения тогда произойдут, и что коснутся они прежде всего думающей аудитории. Фактически это означает уход из соцсетей всей журналистики, что скажется на общении людей, отношении к реальности. Именно в таких условиях значимым становится мнение человека, не привязанного к каким-то организациям и свободно выражающего своё мнение.

При этом «социальное» как категория актуализируется в таких жанрах, как театр и кино, здесь оно проявляется более очевидно, зачастую благодаря изначальному замыслу режиссёров, которые просто находят способ поговорить со зрителем, о том, что важно для всех сегодня. И дискуссии о современном театре, как и кино, продолжают оставаться едва ли не самыми актуальными, они затрагивают нашу жизнь, повседневность, самые острые её проблемы. Это заметно и по отклику властей на происходящее, стоит вспомнить хотя бы закрытие Театра.DOC, политику государства по отношению к киноиндустрии.

Социальный критик сегодня – это зачастую колумнист, писатель, ставший критиком, журналист и порой даже политический деятель, то есть медийная личность, имеющая свою точку зрения, способная эту точку зрения проводить и полноценно артикулировать. Но, к сожалению, это не всегда поведенческая модель, с совокупностью признаков, которым хотелось бы подражать, определённым складом ума и характера, способным оказывать влияние на остальных. Хотя для этого сегодня фактически есть всё – необходимые площадки, широкая аудитория, множество инфоповодов и произведений, которые бы стали толчком для разговора о жизни и человеке в окружающей нас действительности, задавали бы вкус, моду, диктовали общественные настроения. Социального, как и любого другого, критика не существует, это призвание, поскольку сегодня нет такой должности и штатной единицы, и непонятно, где она вообще может быть – в тех же СМИ в ней нет необходимости, как и в толстых литературных журналах, аудитория которых, к сожалению, с каждым годом становится всё меньше. Хотя есть те, кто готов и занимается критикой параллельно с постоянной работой. Но, к сожалению, с течением времени становится понятной та простая причина, почему существование социальной критики сегодня – это скорее хобби узкого круга людей, несмотря на все возможности, которые предоставляет медийное пространство. Любая критика сегодня – это побочный продукт деятельности человека, имеющего возможность ей заниматься, чаще всего литературных редакторов журналов или издательств, когда у них есть возможность поточно читать рукописи современных писателей и находить там что-то достойное обсуждения. В остальных случаях, критика зачастую сводится к хобби скучающих преподавателей словесности, писателей или журналистов, то есть, по сути, – саморепрезентации себя через текст. В рамках социальных сетей сегодня такое взаимодействие имеет какой-то смысл – диалог как попытка найти истину, взаимодействие различных точек зрения, спор, создание круга аудитории, с которой можно просто поговорить о значимых вещах. А вот в толстых литературных журналах критика всё больше напоминает крик одинокого человека в подушку, или разговор с самим собой шёпотом в библиотеке, где говорить вслух просто запрещено.

К сожалению, в современном сознании образ литературного критика так и остался насквозь пропахшим нафталином напоминанием о Виссарионе Белинском в пыльном парике. Исправить это легко, но некому, как некому стать голосом для живой аудитории, которая всё ещё хочет читать книги, общаться с теми, кто может им что-то посоветовать, объяснить, рассказать, повести за собой, увлечь, помочь разобраться, сделать жизнь интереснее, ярче, богаче, идейнее, осмысленнее. Хочется крикнуть, как в мультике «Король лев» – «Someone? Anyone?», но мы же знаем ответ.

Марта АНТОНИЧЕВА,
г. САРАТОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *