ТЁПЛЫЙ СВЕТ

№ 2015 / 2, 23.02.2015

Поэтам старшего поколения сложно перейти на новый язык. Да и нужно ли? Возможно, сохранить свой, пусть негромкий, но искренний голос – более достойный выбор, чем с головой окунаться в текстовые эксперименты, стараясь «догнать и перегнать».

Новый сборник Василия Овсепьяна называется «Грустный человек». Для грусти причин много: возраст, сомнения в себе, переосмысление жизненного опыта. Когда человеку грустно, он часто идёт на природу. Картинка, которую видят глаза – вне времени и возраста.

Роса дрожит на согнутых ветвях.

Все берега запутались в осоке.

И солнце, как прожектор, по протоке

гуляет, отражаясь в зеркалах.

То, что много раз видел каждый, обычный солнечный день на реке, много раз описанный, настолько, что несколько намёков – и мы сами вместе с автором там, на реке, на запутавшихся в осоке берегах. Или – ещё дальше.

И первый всплеск ленивого леща,

как след весла на полусонной глади.

И вновь клюёт не у меня – у дяди,

в штормовке с капюшоном палача.

 

Мой друг метает хлеб под поплавки,

надеясь на капризную удачу.

Но ловятся похожие на сдачу

«заплатки» и гольяны-сопляки.

В стихах Василия Овсепьяна много воспоминаний и эмоций, когда вроде бы стандартная картинка настолько полна тактильными ощущениями, что согревает. Закрываешь глаза и вспоминаешь.

Дрова трещат –

                   доходит до стрельбы.

Они с огнём готовы потягаться.

Им нравилось в поленнице валяться,

не вылетая дымом

                             из трубы.

А я замёрз, мне хочется тепла.

И печь гудит,

              поверьте,

                          не со зла.

Всё стихотворение выстроено на контрасте бьющегося пламени в печке, где очень горячо, всё трещит, пылает и уничтожается, и внутреннего холода человека, которому «хочется тепла». Смерть поленьев и бешенство втиснутого в тесную печурку огня оборачиваются мягким теплом, рядом с которым так приятно замечтаться, повспоминать… Взгляд поэта одушевляет и поленья, которым «нравилось в поленнице валяться», и печь, которая «гудит, поверьте, не со зла». Они – часть жизни, неотъемлемая и важная.

Или вот, из другого стихотворения:

 

И дни проплывали, как лодки.

И в холод ценился огонь.

И, словно лучи, самородки

мою обжигали ладонь.

Золотые самородки, обжигающие ладонь, словно солнечные лучи – в тактильных ощущениях скрыта цветовая гамма. Яркий блеск золота на солнце, блеск реки, блеск кусков породы под ногами. Обожгло – радостью, удивлением перед маленьким чудом природы, за которое отдано столько сил. 

Анастасия РОГОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *