С ПАМЯТЬЮ ПО ЖИЗНИ

№ 2007 / 47, 23.02.2015


Первая моя встреча с «Литературной Россией» состоялась осенью 2001 года – и не сказать, чтобы очень радостная. Хотя для начинающего автора о таком поводе для знакомства можно только мечтать
Первая моя встреча с «Литературной Россией» состоялась осенью 2001 года – и не сказать, чтобы очень радостная. Хотя для начинающего автора о таком поводе для знакомства можно только мечтать: «ЛР» напечатала интервью с неизвестным поэтом Ольгой Рычковой, приехавшей в Москву из сибирского города Томска. Беседовал со мной томский филолог и журналист Андрей Сотников, он же и проявил инициативу, опубликовав интервью в столичной газете. Всё бы замечательно, но расшифровка диктофонной записи получилась слишком произвольной: мой собеседник почему-то предпочёл сформулировать мои ответы по-своему, не удосужившись согласовать интервью перед выходом в свет. Обуреваемая противоречивыми чувствами (с одной стороны – чертовски лестно, с другой – всё-таки обидно), я отправилась в редакцию. Однако встретивший меня Вячеслав Огрызко – тогда ещё зам. главного редактора – с присущей ему ухватистой силою сразу повернул эмоции в деловое русло: пожалуйста, газета готова напечатать твои мысли и твои слова. А, ты на Высших литературных курсах, семинар критики? Так, будущий критик, у нас как раз затевается дискуссия о творчестве молодого прозаика Романа Сенчина, через неделю приноси отзыв. Польщённая, ошарашенная (мне, только-только поступившей на ВЛК, предложила сотрудничать центральная газета!) и нагруженная произведениями Сенчина, я отправилась творить первую свою рецензию для «ЛР».
За два года учёбы на курсах в газете появились и другие мои отзывы, рецензии, статьи и стихи («ЛР», к счастью, – из тех изданий, которые не боятся печатать нераскрученную литмолодёжь и смотрят на текст, а не на писательские чины и регалии)… Потом на какое-то время (когда я работала в «Литгазете») наше сотрудничество прервалось, хотя я оставалась читателем «ЛР».
Позволю себе лирическое отступление, посвящённое «Литгазете». В одном из последних её номеров обнаружилась заметка некоего Д.Тёмина, посвящённая биографическому справочнику «Женщины Москвы-2007», в котором из-за технической ошибки в статье «Рычкова Ольга Александровна» была помещена старая информация. В частности, там указана моя должность «редактор отдела «Литература» издания «Литературная газета», взятая из предыдущего справочника «Женщины Москвы-2006». Лично для меня по-прежнему считаться сотрудником «ЛГ» – приятного мало, но не впадать же из-за такой ерунды в истерику. А вот «Литгазета» впала. Взволнованный Д.Тёмин поспешил сообщить всему читающему человечеству: «На стр. 70 с изумлением обнаружили автобиографические сведения литературного критика Ольги Рычковой. Не оспариваем право издателей выбирать героинь «Женщин Москвы» (хотя, признаться, об особых заслугах Рычковой в литературной критике мало кому известно). Но обращаем внимание главного редактора каталога Дмитрия Силкана и всех заинтересованных лиц. Ольга Александровна Рычкова, представленная как редактор отдела «Литература» «Литературной газеты», в штате нашей редакции никогда не работала. С «ЛГ» была связана договором, который закончился 30 июля 2006 года. И хотя кредо Рычковой «Ни о чём не сожалеть», мы всё же вынуждены это самое сожаление выразить – и ей, которая примером в жизни считает Уинстона Черчилля, и уважаемым координаторам издания, которых в выходных данных значится пять». Позволю себе довести до сведения г-на Тёмина, что работать редактором можно и по договору. Что я и делала в «ЛГ» с 1 февраля 2005 года по 30 июня 2006 года. В договоре (точнее, договорах) чёрным по белому написано, что «Исполнитель» (то есть я) оказывал «Заказчику» (то есть «ЛГ») ряд услуг, в перечне которых первой строкой значится «редакторская работа материалов Раздела «Литература». А как называется человек, выполняющий редакторскую работу? Д.Тёмин, вероятно, и не догадывается, что это именно редактор, а не мойщик окон или столяр-краснодеревщик. Что касаемо Черчилля, то, возможно, на его месте должен был быть главный редактор «ЛГ» Юрий Михайлович Поляков. Тогда бы г-н Тёмин, наверное, об этом не сожалел. Но, увы, женскому сердцу не прикажешь… Кстати, об особых заслугах Д.Тёмина в литературной критике мне тоже мало что известно. Точнее, совсем ничего. Да и в выходных данных газеты его фамилия не значится – а есть ли мальчик? Может, это фантом? Или тоже редактор, который работает не в штате, а по договору? Но в любом случае, не волнуйтесь вы так, г-н Тёмин, из-за опечаток в чужих биографиях – глядишь, и проживёте долго-долго, как «Литературная газета». Которая за 170 с лишним лет прошла большой путь «от Дельвига до Полякова» (так назывался «круглый стол» «ЛГ» с читателями на сентябрьской книжной выставке-ярмарке). А на таком пути память потерять легче лёгкого, да и не только память…
К чему это я? Разумеется, не к сведению счётов со старейшим российским периодическим изданием. А к тому, что «Литературной России» я желаю здравствовать тоже очень долго. И при этом сберечь и память, и ум, и честь, и совесть, и здравый смысл.

Ольга Александровна Рычкова родилась 25 апреля 1970 года в Томске. В 1992 году окончила экономический факультет Томского университета. Позже поступила на Высшие литкурсы, где занималась в семинаре критики у Владимира Гусева. Первый поэтический сборник «Каждый охотник» выпустила в 1997 году. Сейчас работает в «Независимой газете».
Ольга РЫЧКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *