УЧЁТНАЯ КНИГА

№ 2007 / 47, 23.02.2015


Имя Ювана Шесталова я слышал с детства. В общем-то, по-настоящему и были на слуху в 1980-е всего два современных тогда писателя-северянина: Юрий Рытхэу и Юван Шесталов. О них говорили по телевидению, их книги издавали большими тиражами, в том числе и в издательстве «Детская литература». Но биография Шесталова была мне до недавних пор неизвестна, творчество ограничивалось несколькими сказками и стихотворениями. И потому когда в руки попала монография Светланы Динисламовой «Творчество Ювана Шесталова», я стал читать её с любопытством. Хотелось узнать, во-первых, кто же такой Шесталов, а во-вторых, – как пишутся книги о писателях-современниках, ведь эта форма литературоведения сегодня не в чести: в основном предпочитают подробнейшим образом разбирать творчество классиков. О современных же обходятся статьями, книги их анализируют в рамках рецензий.
Сразу отмечу, что автор потрудился над сбором материалов на славу. Действительно. Книга изобилует сотнями цитат исследователей творчества не только Ювана Шесталова, но и вообще культуры народов Севера, монография снабжена подробным библиографическим списком; досконально разобраны этапы писательского пути героя книги. Казалось бы, прочитав её, можно понять и полюбить произведения Шесталова, увлечься его творчеством…
Конечно, литературоведение, это наука, и как у каждой науки, у неё есть свои законы, своя система, свой язык. И может быть, для специалистов в области литературы, для знатоков монография Светланы Динисламовой стала событием, огромной помощью в работе, но у меня, рядового читателя, профана в литературоведении, она вызвала разочарование. В ней нет самого важного, что должно быть в любом труде, пусть даже научном, – увлекательности.
Вот этого-то, увлекательности, книге и не хватает. Точнее, она её полностью, к сожалению, лишена. Вот так, например, начинается глава «Ю.Шесталов о своём творчестве»:
«Содержание данного параграфа – субъективный анализ суждений писателя о своём творчестве. Автокомментарий Ю.Шесталова позволит раскрыть самые значительные моменты его творческой биографии».
Таких, мгновенно вызывающих утомление и зевоту, абзацев в книге Светланы Динисламовой много, практически вся она состоит из мёртвых (точнее – убитых тысячами советских литературоведов) слов и оборотов: «осмысление», «творческий поиск», «период творчества», «сопричастность к эпохе», «эволюция основ творчества», «проблематика»… Осиливать этот словесный частокол тяжело, об интересе к самому герою книги очень быстро забываешь. Не до интереса становится.
Даже как-то обидно становится за автора, проделавшего, как я уже говорил, на мой взгляд, огромный труд по сбору материала, его формированию; угадывается и искреннее уважение, может быть, даже любовь к герою монографии. Но получилось нечто вроде канцелярского документа, где всё зафиксировано, всё учтено, и разобраться в содержании может лишь специалист. Да и то в силу обязанности. А ведь в аннотации сказано, что книга адресована не только «специалистам в области литературы», но и «учителям школ, студентам и всем, кто интересуется проблемами обско-угорских литератур». Уверен, что студенты не осилят её, учителя не почерпнут факты для увлекательного рассказа о прозе и поэзии, и не такой уж гладкой жизни Шесталова; те, кто интересуется «обско-угорскими литературами», тоже вряд ли удовлетворят свой интерес.
Может быть, слишком сильно винить Светлану Динисламову не стоит – я знаю, что авторы подобных монографий часто бывают зависимы от своих научных руководителей, любящих подрезать крылья вдохновению подчинённых. Недаром литературоведение в 1970-е – 1980-е годы стало до предела сухим и унылым разделом филологии.
Но у меня возникло несколько претензий, точнее, вопросов и по самому содержанию. Автор, по-моему, рассматривает в основном лишь одну линию творчества Ювана Шесталова. Грубо говоря – фольклорно-религиозную. Кое-где проскальзывают слова о том, что «поэт (в 1970-х. – Р.С.) продолжает прославлять «героический труд нефтяников и газовиков», но примеров стихов такого плана в монографии отыскать не удаётся. А жалко. Многие писатели сегодня стараются забыть о том, что порой выходило из-под их пера в советское время, но это тоже история литературы. И писателями Севера о нефтяниках, газовиках, геологах было создано немало прекрасных произведений, которые сегодня старательно забыты.
Почти нет и примеров тех стихотворений, что в начале 1960-х ввели Ювана Шесталова в большую литературу, мало сказано и о сказках, и, что на мой взгляд, важно, о роли переводчиков в широкой известности поэзии Шесталова. А ведь переводчики были у него первоклассные – Н.Старшинов, Ю.Мориц, М.Дудин, В.Португалов, Н.Грудинина, В.Цыбин, А.Кушнер.
Порой, стараясь показать особенность своего героя, Светлана Димисламова явно перебарщивает. «Юван Шесталов – личность с нестандартным мышлением, – пишет она. – 1990-е годы внесли в его творчество новый подход к освещению духовно-культурного наследия народа, новый способ выражения поэтических мыслей…» Что же здесь нестандартного? 1990-е не то что внесли, а перевернули творчество многих и многих русских, татарских, дагестанских, тувинских, чукотских писателей. Юван Шесталов действительно стал писать по-другому и о другом. Как и о чём, из монографии понять непросто – здесь нужна не только подготовка в литературоведении как науке, но и в шаманизме, философии. Автор книги «Творчество Ювана Шесталова», наверное, глубокими знаниями в этих областях обладает, но передать их читателю у неё, на мой взгляд, не получилось. Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *