ПИСАТЕЛЬ И ТЕРРОРИЗМ

№ 2007 / 52, 23.02.2015

Как живёшь, человече, под натиском глобальной террористической угрозы? Как преодолеть страх перед терроризмом? Страх перед Смертью, страх перед самим собой? Нетривиальные вопросы совсем нетривиальной эпохи – смелоКак живёшь, человече, под натиском глобальной террористической угрозы? Как преодолеть страх перед терроризмом? Страх перед Смертью, страх перед самим собой? Нетривиальные вопросы совсем нетривиальной эпохи – смело, без боязни обывательского непонимания-неприятия, поставленные и также дерзновенно разрешаемые писателем Андреем Белозёровым в повести «Пояс шахида, или Эти безумные круги Сансары», вышедшей в журнале «Московский вестник» № 5 сего года.
Доблестно встаёт автор на тропу войны с террористическим злом, задействовав весь доступный профессиональный арсенал литературных, лингвистических, психо- и антропологических средств с целью воздействия на сознание читателя – противопоставления феномену терроризма феномена текста. Методы же, применяемые автором, во многом нелицеприятны, шокирующи, аналогичны беспристрастным действиям врача, препарирующего злое образование в организме пациента – разрастающийся день ото дня наподобие раковой опухоли страх: «Где бы ты ни был, человече, чем бы ни занимался, тебя в любой момент способна затронуть эта самая пресловутая террористическая угроза… В самолёте тебя возьмут в заложники; в электричке рядом с тобой на скамье непременно обнаружится бесхозная сумка со взрывным устройством; отель на побережье смоет вдруг набежавшая волна, – от направленного взрыва геоснаряда; подточенный неведомым вредоносным червем, бетонный купол аквапарка, цирка или рынка аккурат накроет семью в один из её очередных уик-эндов; ан нет, так 1 сентября твоих детей в школе обязательно захватят террористы – начнут терзать и расстреливать по одному…»
Экспозиция сюжета такова: главный герой, спеша по служебным надобностям, впрыгивает на Комсомольской станции метро в первые попавшиеся распахнутые двери вагона (как выясняется, не того направления), но решается ехать вкруг по кольцу, несмотря на испепеляющий психику синдром тревоги по поводу возможной встречи с террористом: «Курская!.. Ну конечно, как же иначе? Двери захлопнулись, и ты – в силках, теперь никуда не вырваться. Попался голубчик: упаковали тебя надёжно в жаростойкую фольгу вагона; правда, врубят ли саму «духовку» – задымишься ли наподобие цыплёнка, подпалённый собственным горячим жирком, – вот в чём на сегодня главный вопрос, неизбежное твоё ожидание!..»
На протяжении всего своего повествования Белозёров стремится донести до нас Главное Знание – отличное от внешнего, популярно изложенного в форме non-fiction, но живое духовное (проистекающее из личного трансцендентного и экстатического опыта) – осознание единства человека и вселенной, высокого предназначения человека в этом мире, великой структурирующей роли искусства в деле претворения тлетворной энергии страха (недопонимания) в творческую созидающую силу. Жанна ГЛАДКОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *