Людмила АБАЕВА. НЕУСТАВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

№ 2008 / 13, 23.02.2015

В 2002 году я опубликовала в «Литературной газете» под заголовком «Страсти по Уставу» отчёт о работе писательской комиссии по проверке уставной деятельности Международного литературного фонда. Ситуация на тот момент была критическая.

Ген. директор МЛФ Р.Гюлумян зарегистрировал поддельный Устав МЛФ, по которому писательская организация стала благотворительной, а писатели превратились в некую декорацию, утратив права на собственное имущество.

С тех пор прошли многочисленные суды, помещение МЛФ на ул. Усиевича, 8а неоднократно переходило из рук в руки, пока, ценой невероятных усилий, справедливость не восторжествовала. Впрочем, восторжествовала ли?

Казалось, в писательском сообществе наметилось редкое единодушие: все силы объединились против «благотворителя» Гюлумяна и примкнувшей к нему Р.Ф. Казаковой, самопровозгласившей себя председателем президиума Международного литфонда.

Но наша общая победа была возможной только благодаря Ивану Переверзину. Его воля, целеустремлённость, организационный талант, уникальная самоотдача оказали решающее влияние на позитивное развитие очень сложной ситуации. Одновременно он выполнял работу генерального директора МЛФ, разбирал юридические и финансовые завалы, доставшиеся в наследство от предшественника, переоформлял договора с многочисленными арендаторами и т.д.

Результат был налицо: приток средств в МЛФ увеличился в десять (!) раз по сравнению с 2002 годом. Помощь организациям, писателям многократно возросла. И это не предел: Переверзин мог бы сделать несоизмеримо больше, если бы…

Подавляющее большинство голосов в бюро МЛФ, к сожалению, оказалось у тех, кто сразу занялся решением личных проблем. Уже в 2003 году в глубокой тайне от членов бюро в Видновском суде состоялись два процесса, в результате которых два дачных строения отошли в собственность писателям-арендаторам.

Позднее и литфондовская земля была оформлена ими в собственность. Виновником этого была член бюро МЛФ Н.Кондакова, которая недобросовестно использовала доверенность, данную ей для работы в гос. учреждениях Московской области по оформлению переделкинской земли Международного литфонда: она самовольно представительствовала от МЛФ в вышеуказанных судах, где заявила полную поддержку писателям-арендаторам в их претензиях на литфондовскую собственность. Это явилось началом незаконного присвоения имущества МЛФ изнутри.

Далее на заседаниях бюро стал обсуждаться вопрос о долгосрочной аренде дач – от 10 до 49 лет (в зависимости от вложенных средств), с возможностью оформления в собственность в отдельных оговоренных случаях. Было много крика, возражений, обсуждений, но большинство голосов всегда, при любой, самой убедительной аргументации, было у заинтересованной стороны.

Бюро МЛФ выделило творческие мастерские И.Переверзину, С.Василенко, Л.Абаевой, Г.Зайцеву с учётом ранее (в начале 90-х) поданных заявлений.

Как я сейчас понимаю, был в этом и расчёт упомянутого «большинства» на искомое ими единодушие в принятии решений по «долгосрочной аренде». Но мы потеряли только одного «бойца». Когда под давлением большинства И.Переверзин подписал первый долгосрочный договор, он позвонил мне и сказал: «Если так будет продолжаться, Переделкино мы потеряем». И мы решили любыми способами приостановить подписание долгосрочных договоров до конференции МЛФ, благо для этого нашлись и объективные причины. Но тут уж ему спуску не было: обрывали телефоны, являлись лично, требовали, грозили, шантажировали… Маски были сброшены.

А дальше началось то, чему свидетелями стали изумлённые писатели, и не только. «Литературная газета» открыла огонь по Союзу российских писателей, а потом ударила по главной цели – по И.Переверзину. И пошли – «кражи века», «вещдоки» в виде ксерокопированных подделок, и все в один голос закричали: «Где деньги, Вань?!». А деньги всегда были на счету. По сути, единственным работавшим и постоянно отчитывающимся, согласовывающим каждую позицию членом бюро был и остаётся И.Переверзин.

В заслугу себе и С.Василенко (она член Президиума МЛФ) могу поставить только одно: никогда не уступали голосующему большинству в ущерб интересам писателей – членов МЛФ. Чисто арифметически проигрывали, но не сдавались. И не сдадимся.

Я бегло обрисовала картину происходящего, не называя отдельных имён, не вдаваясь в дополнительные подробности навязывания «менеджеров и инвесторов», распределения дач – кому и за что, не раскрывая механизмов и хитросплетений «закулисья». Откровенно говоря, отвратительно об этом говорить, особенно во время Великого поста. Просто хотела объяснить суть проблемы писателям, которые не могут понять, что за страсти вскипели на страницах «ЛГ», которая скатилась до уровня бульварной прессы.

1 апреля бюро МЛФ созывает внеочередной президиум МЛФ; вероятно, попытаются перенести на осень отчётно-выборную конференцию МЛФ (назначенную на 15 апреля с.г.), снять с должности генерального директора МЛФ И.И. Переверзина и назначить ген. директором «своего человека», чтобы подписать и оформить пресловутые «долгосрочные договоры»… Но затея эта малоперспективна.

Во-первых, полномочия руководящих органов МЛФ закончились 4 февраля с.г.

Во-вторых, члены президиума или не придут на заседание и не дадут кворум, или не согласятся решать за гранью полномочий судьбоносные для всех писателей вопросы, которые с большим правом должна решить конференция МЛФ.

Для справки: «голосующее большинство» бюро президиума МЛФ – Ф.Ф. Кузнецов (председатель президиума), Ю.М. Поляков (сопредседатель), Е.Ю. Сидоров (сопредседатель), Н.В. Кондакова, В.В. Ерёменко, В.Г. Бояринов, В.Г. Куницын, В.П. Тур, Г.В. Зайцев. «Голосующее меньшинство» – И.И. Переверзин, Ш.Ниязи, Л.Н. Абаева.

Ревизионная комиссия – Ю.В. Коноплянников, С.Н. Лебедев, члены президиума МЛФ С.В. Василенко и В.Ф. Огнев – присутствуют на заседаниях бюро без права голоса.

Как говорится, комментарии излишни.

 

Людмила АБАЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *