ЧЕЛОВЕК РЕДКОЙ СКРОМНОСТИ

№ 2008 / 14, 23.02.2015


За полвека своего существования «Литературная Россия» не раз «менялась в лице». В ту пору, когда она ещё именовалась «Литературой и жизнью», мне бы и в голову не могло прийти, что я стану писать о каком-либо юбилее печатного органа
Вспоминая Михаила Колосова
За полвека своего существования «Литературная Россия» не раз «менялась в лице». В ту пору, когда она ещё именовалась «Литературой и жизнью», мне бы и в голову не могло прийти, что я стану писать о каком-либо юбилее печатного органа, где по адресу одной моей полемической статьи было сказано, что автор «карабкается по древку боевого знамени поэзии Маяковского» и попутно «оставляет мушиные следы на лике великого поэта».
Но много лет с тех пор прошло, и настали времена, когда по приглашению редакции газеты я несколько раз участвовал в «экспедициях» в самые разные края нашей страны – на Алтай, в Якутию, Улан-Удэ, Северную Осетию, Ханты-Мансийск…
Ныне «принято» отзываться о подобных мероприятиях сугубо иронически, хотя они нередко имели отнюдь не помпезный, а весьма деловой, рабочий характер, приносили немалую пользу, а для меня, как, думаю, и для других, открывали многоликую и многообразную л и т е р а т у р н у ю Р о с с и ю.
В этих поездках я смог по достоинству оценить бывшего тогда главным редактором газеты Михаила Макаровича Колосова, человека редкой в нашем кругу скромности и великой преданности своему делу, друзьям и товарищам по работе. Незабываема его – уже в девяностых годах – трогательная радость при чьём-либо добром упоминании о Валентине Овечкине, к тому времени уже порядком подзабытом.
«Жизнь – её не угадаешь, – говорилось в одном колосовском рассказе, – когда и с какого боку она клюнет». Не раз клевала она и Михаила Макаровича, испытавшего и все превратности судьбы главреда (случайно ли, кстати, отсутствие его имени в Краткой литературной энциклопедии?), и все беды и обиды, выпавшие на долю ветеранов Великой Отечественной.
Он с болью писал о воинских эшелонах сорок первого года, которые «уходили безвозвратно, как в пропасть: скрывались за переездом и исчезали навсегда».
И – с неменьшей – о становящихся всё немноголюднее встречах участников войны: «Так густо и так близко ложатся мины, – думает герой повести «Ветеран». – Будто немецкий шестиствольный миномёт, который наши солдаты прозвали «ишаком», внезапно накрыл и ударил по залу шахматным порядком».
Двенадцать лет назад «накрыло» и его самого…

Андрей ТУРКОВ

Андрей Михайлович Турков родился в 1924 году в Мытищах. Фронтовик. Окончил Литинститут. Автор многих книг о М.Салтыкове-Щедрине, А.Блоке, А.Твардовском, других писателях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *