НАШИ УНИВЕРСИТЕТЫ НАУЧИЛИСЬ ТОЛЬКО ПЛОДИТЬ ПРОРЕКТОРОВ

№ 2015 / 5, 23.02.2015

 Бюрократизация системы высшего образования на фоне нищенских зарплат профессуры

Министр-администратор: «Два фунта придворным, а четыре в уме…

Три фунта королю, а полтора в уме. Фунт принцессе, а полфунта в уме.

Итого в уме шесть фунтиков! За одно утро! Умница».

(Е.Шварц. Обыкновенное чудо)

Ностальгия по советскому времени для людей старшего и среднего поколения имеет множество аспектов, одним из которых является высшее образование. Многие считали его лучшим в мире и не случайно. По крайней мере, техническое и вообще в сфере точных наук – это уж точно. Бывшие студенты советских вузов вспоминают с благодарностью своих непосредственных преподавателей, а также вышестоящее начальство: деканов, ректора и проректоров. Как не вспоминай, проректоров всегда было трое: по науке, по учебной части и по АХЧ.

Прошло двадцать лет и кое-что изменилось. Совсем недавно, в 2012 году произошло объединение двух петербургских вузов: Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов (ФИНЭКа) и Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета (ИНЖЭКОНа) в единый Санкт-Петербургский государственный экономический университет (СПбГЭУ). Такое объединение не проходит бесследно для управленческой структуры и приводит к неразберихе среди различных служб. Исправляют подобную ситуацию обычно одним способом: увеличением количества таких служб, при этом большинство из возникающих структур никак не связаны с учебным процессом.

Так вот, судя по сайту СПбГЭУ, в число высших менеджеров вуза входят: ректор, президент, научный руководитель, первый проректор, проректор по учебной и методической работе, проректор по научной работе, проректор по социальной и воспитательной работе, проректор-директор института управления, проректор по международным связям, проректор по развитию университетского комплекса, проректор по качеству, проректор по работе с филиалами, проректор по административной работе, проректор по режиму и безопасности.

Президента обсуждать не будем – это должность почётная и для пенсионеров. Подсчитаем остальных и получим 12 проректоров. Итак, по сравнению с советским вузом количество проректоров увеличилось на 9 штук.  

Ладно, 9 лишних кресел в институте особенно никому не повредят. Умолчим даже про их нескромные зарплаты. Проблема заключается в том, что каждый из проректоров обладает подчинённой ему и зачастую разветвлённой службой. Всего в подчинении 12 проректоров находится 59 подразделений в статусе: управлений, отделов, дирекций, центров, институтов, штабов и клубов, многие из которых в свою очередь делятся на отделы и сектора, подсчитать которые проблематично. Кроме этого, в непосредственном подчинении ректора находится 10 подразделений, которые, видимо, ему жалко отдавать на разграбление проректорам.

Интерес вызывает должность проректора по качеству. В его подчинении находится всего 2 подразделения: управление повышения квалификации персонала и управление качеством. Роль первого управления ещё можно осознать, но чем занимается второе? На сайте вуза можно обнаружить только, что управление качеством делится на 2 отдела: оценки и контроля качества образования и координации СМК.

Таинственную аббревиатуру «СМК» в итоге удалось расшифровать при помощи Всемирной паутины: оказывается это всего-навсего «система менеджмента качества». Чем она занимается понять без бутылки невозможно.

Также трудно себе представить, почему оценка и контроль качества образования находится не в ведении проректора по учебной работе. Наверное, потому, что ему подчинено, как и ректору, целых 10 служб, в состав которых входят 17 отделов (в том числе и таких неоднозначных как «обратной связи и отчётности», «мониторинга показателей деятельности вуза» и «координационно-аналитический»). Где ж ему ещё следить и за качеством образования?

Кстати, отдел мониторинга показателей деятельности вуза, находящийся в подчинении проректора по учебной работе и ведомый проректором по качеству отдел оценки контроля и качества образования, похоже, занимаются одним и тем же. Или есть другие показатели деятельности работы вуза кроме повышения качества образования?

Также глубокий интерес и тревогу вызывает департамент проректора по административной работе. Он курирует работу 7 служб разветвлённых на 13 отделов, в т.ч. наградного, подготовки документов государственного образца, обработки административно-кадровых документов и персональных данных, регистрации и контроля документов, электронного документооборота. Тяжёлая работа у проректора-администратора! Как ему сложно не заблудиться в лабиринтах кругооборота бумажных и электронных документов, наград, образцов и кабинетов!

Вернёмся к списку высших сановников вуза. Важно понять, как делят свои обязанности научный руководитель и проректор по научной работе. Оказывается, ничего сложного. Дело в том, что научному руководителю ничего не подчинено. Он как свободный художник парит в облаках. То ли дело проректор по научной работе, которого допекают сотрудники 8 отделов и 12 подотделов, в т.ч. отдела статистической отчётности и документации, который почему-то оказался за пределами хозяйства проректора-администратора.

Оставим в покое бедный СПбГЭУ. Только появился на свет, то плачет, то смеётся, то щетинится как ёж, вот и пришлось дюжину нянек нанимать. Возьмём главный питерский вуз с долгой историей и посмотрим, кто и как им управляет.

Санкт-Петербургский государственный университет основан в 1819 году. Скоро 200 лет – почтенный возраст. Кажется, пора уже наладить документооборот. И действительно, проректора по административной работе в нём нет. Но кого только в СПбГУ нет! Всего в универе, окромя ректора, одиннадцать бонз: 9 проректоров плюс 2 заместителя ректора: по безопасности и международной деятельности. На футбольную команду наберётся – видимо, ректор их тренирует.

В числе этой недоделанной сборной попадаются великолепные экземпляры. Например, проректор – руководитель Аппарата ректора. К сожалению, сайт вуза умалчивает о количестве аппаратчиков, обслуживающих непосредственно владыку.

Самая захватывающая дух проректорская должность в питерском университете звучит так: «проректор по обеспечению реализации образовательных программ и осуществления научной деятельности по направлениям востоковедение, африканистика, искусcтва и филология». Любопытно было бы сфотографировать табличку на двери этого проректора и отослать фото в книгу рекордов Гиннеса.

Перенесёмся в город-герой и одновременно столицу нашей Родины. Не успеет солнце нежным светом украсить стены древнего Кремля как на работу в МГУ на персональных и не очень автомобилях несутся ректор (в белом венчике из роз) и 12 проректоров: Матфей, Пётр, Иоанн, Андрей, Варфоломей, Иуда и далее по списку. Прямо не ректорат, а апостолитет какой-то, право слово. Такое ощущение, что скоро проректоров в российских вузах станет больше чем начинающих преподавателей-ассистентов.

Одним из главных ноу-хау российской образовательной системы стало создание федеральных университетов – безобразных монстров, призванных вывести наше образование и науку на доселе невиданные вершины. Всего, начиная с 2006 года, их создано 10. Обобщим управленческую структуру девяти из заведений, поскольку иерархия созданного в 2014 году Крымского федуниверситета в Симферополе пока не обнародована.

Так вот, по количеству проректоров лидируют Северо-Восточный (Якутск) и Северо-Кавказский (Ставрополь) университеты – в них по 10 заместителей главы вуза; главный из отстающих – Балтийский (Калининград) университет – всего 6. В Уральском (Екатеринбург) университете 57 отделов и служб не связанных непосредственно с учебным процессом и наукой. И здесь на последнем месте Калининград – здесь всего 12 таких подразделений.

Преподаватели со стажем ещё помнят времена, когда в вузах бухгалтерия занимала одну комнату, в которой находилось 4 человека: главный бухгалтер и 3 сотрудницы, первая из которых отвечала за преподавателей, вторая – за студентов и третья – за остальные сферы деятельности института. Эти немногочисленные работницы вполне справлялись с возложенными на них обязанностями. Теперь в вузах бухгалтерия занимает 5–6 кабинетов, заполненных бойцами счетоводческого труда у которых вечно не сходится дебет с кредитом. Впрочем, сальдо всегда в их пользу.

Например, только в бухгалтерии Балтийского федерального университета кроме главного бухгалтера и трёх его заместительниц действуют 4 отдела: материальный, наличных расчётов, расчётный и по учёту расчётов с поставщиками и подрядчиками.

Создание новых отделов, служб, центров происходит в вузах вегетативным путём – почкованием. Часто новая структура в вузе создаётся «под ключ» для сына или дочери чиновника, занимающего высокую должность в вузе, а также для его племянников, деверей, зятьёв, пасынков и падчериц, воспитанниц, любовниц, кандидаток в фаворитки, зазноб, шуринов, своячениц, снох, золовок, свёкров и тёщ, внуков, одноклассников, собутыльников и прочих подельников. Создание дополнительных структурных подразделений может быть также инициировано городской мэрией, областной администрацией или министерством, в подчинении которого находится образовательное учреждение.

Одно дело создавать должности, а другое – выделять кабинеты под прислуживающихся в них деятелей административных искусств и наук, где бы они могли с комфортом разместиться и предаваться мечтам о зарубежных курортах или флирту с лаборантками и методистками. Количество помещений в зданиях вузов не безгранично, поэтому начинается захват всех подходящих для персонального кабинета площадей. Корпуса многих институтов и университетов в России изначально планировались архитекторами с просторными холлами на этажах, где студенты и преподаватели в перерывах между занятиями могли прогуляться и отдохнуть, посмотреть на окружающий мир из широких окон, а в тёплое время года и подышать свежим воздухом. Так вот, эти холлы начинают быстро загораживаться перегородками, за которыми размещаются всё новые и новые вьюноши и девушки неопределённых возрастов со своими компьютерами и кипами бумаг, требующими немедленной резолюции «уплочено» и штампа с печатью. Наконец, в случае недостачи пригодного для кабинета места в ход идут и учебные аудитории, поскольку образовательный процесс для акул документооборота, гиен волокиты и канцелярских шакалов стоит на последнем месте в приоритетах их жизненных интересов.

Совсем недавно, в ноябре 2014 года в Московском физико-техническом институте случились волнения из-за нищенских зарплат преподавателей. Так вот если люди обременённые честно заработанными степенями и званиями получают копейки, то доходов любого из начальников десятков мельчайших подразделений того же вуза вполне хватает на безбедное существование, ежегодное проведение отпуска за границей и покупки импортного автотранспорта.

Обычно более высокий уровень зарплат административных работников по сравнению с работающими непосредственно со студентами преподавателями руководство вуза объясняет так: кабинетные деятели, мол, работают с девяти до шести, а вы, товарищи учёные, доценты с кандидатами провели какую-то жалкую пару и свободны. Чья бы корова мычала. Для проведения лекций и семинаров нужны опыт и знания, а для административных трудов – кресло и пухлая задница. Как можно сравнивать аудиторную работу с перекладыванием бумажек из одной стопки в другую? Нет ответа.

Олег КОРНИЕНКО,
кандидат экономических наук,
г. РОСТОВ-на-ДОНУ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *