БЫТЬ ГРАЖДАНИНОМ ТЕБЯ УГОРАЗДИЛО!

№ 2008 / 32, 23.02.2015


6 июня мы опубликовали статью Сергея Шаргунова «Писатель и политика: а у них была страсть…». Поднятая молодым литератором и недавним фаворитом партии номер два «Справедливая Россия» тема задела всех за живое. Первым в дискуссию вступил Константин Кедров, опубликовавший 27 июня статью «Вся власть поэтам». Затем в разговор вступила Лидия Сычёва, 4 июля напечатавшая статью «Не будет гнева – и не будет страха». После слово взяли Денис Коваленко («ЛР», 11 июля, №28)и Мария Арбатова с Сергеем Семановым («ЛР», 18 июля, №29). Но страсти не утихают. Дискуссия продолжается.

Никогда не понимал, не понимаю и, видимо, никогда не пойму, кто такие «российские писатели». Если ты любишь, веришь и пишешь на русском языке, значит ты — русский писатель, независимо от того, кто тебя родил: башкиры, зыряне, казахи, грузины и т.д. Ты — пылинка или частичка великой русской культуры, а не какой-то «россиянской».
Нет на свете российского языка, хотя теперь его начинают выдумывать… На нём будут общаться наши потомки, закалившие сытые тела на многочисленных стадионах, возводимых по всей стране. Вопреки поговорке, с духом у них будет не всё в порядке, поскольку его закалять становится негде, да и нечем. Полное игнорирование властью проблем носителей и хранителей языка приведёт к ещё более печальным последствиям. Защита и развитие русского языка для нашей страны — задачи не менее важные, чем любой из национальных проектов. То, что делается в этом направлении сегодня, — традиционные «потёмкинские деревни» и «праздничные декады». Нет, не потому, что нынешняя правящая элита такая недалёкая, просто уже эти люди выросли с пониманием, что «поэт в России — какой-то там поэт»! И это им выгодно и удобно.
Я не согласен с Арбатовой, что наши писатели инфантильны, — совсем наоборот. Просто в недавнем прошлом их держали или за идеологическую обслугу или за противников, система была ориентирована на то, что скажет «барин». А он был наш, как умел, так и болел за Родину! Теперь в России «барин» не живёт! Иностранец он, и ему наши потребы — до дверцы, а русский язык так вообще — противен! В идеале ему бы нас латинизировать, потом – «глобализировать», после чего нашу землю можно качать вообще без огляда! И нынешние писатели это понимают. Ведь проблема не в том, что они «неохотно идут в общественные институты», а в том, что они там, собственно, и не нужны. Политическая система вообще, а у нас в особенности, – это сложнейшая система сдержек и противовесов, где совершенно лишними оказываются люди, умеющие грамотно сформулировать свои мысли на русском языке, причём в силу особенностей своего ремесла и воспитания неспособные белое называть «частично светлым», а чёрное «немного затемнённым»! Русский писатель не сможет лавировать, а правда не нужна никому!
Не отдельные функционеры, а сложившаяся система рассчитывает на использование потенциала лишь только «русскоязычных» и «российских» литераторов, национально неопределённых, но имеющих рыночный успех! Однако тут — главный «сбой»… Успешным и состоятельным литремесленникам политическая коррида ни к чему! Некоторые из них уже сейчас творят свои «продукты» где-то в Европе, а в России бывают от случая к случаю. Особо заскучавшие из них соглашаются порой на «представительских клоунов» и то с целью пропиариться да рейтинги поднять. Они знают, что социализма уже не будет, а то, что строится теперь, без ненормативной лексики не назовёшь. Я имею право так говорить потому, что всегда жил вместе со своим народом, а не вместо него! Я не представляю, как можно «пройти четыре партии»! Это что — четыре раза менять мировоззрение?! Занятно, однако, в стране по имени Москва живут известные писатели!
Кроме всего прочего, обеспеченных русских литераторов у нас — раз, два и обчелся! Так или иначе они все — при власти: или прикормлены, или притравлены. Да нету тех, «независимых», «позволяющих себе», что живут с «руки» или «под рукой». Негласные законы публичной клоунады уже сложились, ниши — заняты, а подход к кормушкам расписан на годы вперёд. Издатель не станет зарабатывать деньги под угрозой глобальной прессовки, ему хватит и порно-арта, а за покладистость ему, к примеру, ещё и налоговые грешки простят. Не надо рассказывать сказки, в России нет капитализма и еще долго не будет, как и нет свободных денег — все они подконтрольны. У нас законы есть, но они исполняются «по понятиям», а поэтому граждане выживают «по случаю» или «как масть ляжет»! В России, за исключением автономий, статус писателя это что угодно, но никак не «инструмент для добывания денег», скорее — для их изничтожения. Любой провинциал вам подтвердит, что чтобы сегодня заниматься политикой хотя бы на околоточном уровне, надо располагать сотнями тысяч евро где-нибудь в зарубежных банках, в противном случае — зароют в момент рождения или сделают прокладкой под задницей местечкового тяжеловеса, что пестует свои «корешки»… А «вершками» нынче перебивается большая часть России.
Госпожа Арбатова, проживая в сопредельном государстве, не знает, что у нас писатели проявляют свою гражданскую харизму весьма буднично и тривиально — они остаются сами собой несмотря ни на что. Они работают, растят детей, пишут на русском языке то, в чём таится русский дух, причём независимо от их происхождения или вероисповедания. Они не шляются по партиям и давно перестали участвовать в выборах. Они всё больше и больше пишут «в стол», поскольку сотворение порно-полит-агиток им не под силу. Так случилось, что стараниями пришлых политтехнологов в России создан и действует книжный рынок, чьи законы и основные «продукты» наносят нашей стране ежесекундный урон, больший, чем любая вооружённая агрессия или акты массового террора. Понимая все это, русские писатели живут и работают «вопреки»! Как те же Гребенщиков или Макаревич и ещё некоторые музыканты, чьи песни не дали «передохнуть поодиночке» уже не одному поколению. Слава Богу, у власти хватило ума и такта отметить их труд не посмертно! Они были и остаются сами собой.
Наши поколения, имевшие социальный опыт жития в «стране советов», ещё пытались плутать меж двух сосен «писатели» и «политика»… А новые литературные поколения уже более информированы и менее наивны. Они понимают, что в системе, обжитой профессиональными политиками и их фантомами, «души прекрасные порывы» художников никому не интересны и даже опасны. Они посмеют привнести в эту клоаку нравственность, пусть даже того не осознавая… Представьте многих из тех, кто олицетворяет наше волеизъявление с экрана телевизора! Оторопь не берёт?
Используя сленг, можно сказать, что молодёжь «это просекла раньше, чем мы придумали»! Она решила пережить создаваемое благоденствие в клубах или на площадях, пошвыривая для смеха продукты. Однако это не подростковая эстетика, а здоровое чувство самосохранения.
Однажды дети начнут путать лица власть предержащих с лицами актёров очередного модного сериала, а школьники будут обсуждать драку между Анной Карениной и Ксенией Собчак из-за мокрых плавок Дубровского на «Доме №№»… Тогда власть, сделав мудрое строгое лицо, станет изыскивать русских писателей, дабы задать два дебильных вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?»
Дай Бог, чтобы было кому той власти ответить… А скорее всего, совсем не той власти.
Стадионам всё равно, чьи ноги топчут дорожки и на каком языке бушуют трибуны, главное — заполняемость пространства…
… что было некогда твоим.Владимир Фёдоров, г. Балахна,
Нижегородская обл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *