СПРАВЕДЛИВОСТЬ И «ОСКАР»

№ 2015 / 7, 23.02.2015

Что же, в оскаровских номинациях «Лучший фильм» и «Лучшая режиссура» (и не только в них) заслуженно, по моему мнению, победил «Бёрдман» Гонсалеса Иньяритту. Жаль только, что «Лучшая мужская роль» и «Лучшая мужская роль второго плана» не достались соответственно Майклу Китону и Эдварду Нортону – двоим выдающимся драматическим актёрам. Возможно, Нортон остался без «Оскара» по идеологическим соображениям, которыми славится киноакадемия: среди победителей ни одного афроамериканца, а Нортон известен своей блестящей ролью харизматичного нациста.

 

«Левиафан» Андрея Звягинцева остался без награды – он проиграл польской «Иде» Павла Павликовского. Тут, в принципе, тоже можно увидеть идеологический подтекст, но лично я не увидел. Дело в том, что не существует подходящей номинации для этого фильма. Вообще, сама номинация «Лучший фильм на иностранном языке» является неполиткорректной и откровенно оскорбительной, она как бы указывает: «есть наше кино, американское, и всё остальное на втором плане». Хотя, нельзя не признать, что Голливуд самый мощный производитель качественных фильмов. Но дело не в этом. Если бы была номинация: «О боже, как всё плохо, это действительно какой-то п-ец», то в ней, безо всякого сомнения, победил бы «Левиафан».

Известно, что помимо правильной идеологической компоненты (которой с точки зрения запада фильм Звягинцева безусловно обладает) для «Оскара» важны кассовые сборы, то есть любовь кинозрителей. Этого «Левиафан» лишён. И это неудивительно, ведь фильм очень правдоподобно (впрочем, тоже важная черта искусства) показывает, как может быть всё плохо. Я обсуждал этот фильм со своими студентами, очень интеллектуальными людьми – по сути они и есть его целевая аудитория– и положительных отзывов были единицы. Прозвучали мысли о том, что тогда и «Грузу 200» следовало дать «Оскара», может и «Аварию – дочь мента» выделить, а уж «Маленькая Вера» и «Курьер» заслуживают даже скорее. Были высказаны замечания, что на самом деле бывает и хуже, и они это худшее сами наблюдали. Иначе говоря, главный вопрос в том, есть ли в этом фильме искусство или это грязный реализм? Сошлись на том, что есть – в пейзажах и игре главного антагониста. Но этого, наверно, мало.

Что касается некоторых других претендентов (на основную программу киноакадемии), то не всё кажется справедливым. Пускай «Интерстеллар» жанровый фильм, но всё же игра Мэттью МакКонахи заслуживает, с моей точки зрения, высшей награды. Не совсем понятно и решение относительно «Отеля «Гранд Будапешт»», где блестяще сыграл Рэйф Файнс. Игнорирование этого фильма, вероятно, объясняется рядом неполиткорректных шуток, на которые рискнули производители, и экзистенциалистским финалом. Это был в самом деле серьёзный риск – для претендента на «Оскара» недопустим несчастливый конец.

И с этим же связано одно сомнение по поводу «Бёрдмэна». Финал там вполне позитивный, что само по себе неплохо. Но есть подозрение, что он приделан специально – в расчёте на высшую награду. Логическая (и драматургическая) точка фильма была поставлена в тот момент, когда герой Майкла Китона выстрелил себе в голову.

Но всё равно, прошедшая церемония представляется одной из самых справедливых за последние годы, когда раз за разом решения академиков вызывали недоумение у мировой общественности и почти заставили поверить, что «Оскар» не имеет никакого отношения к искусству.

Иван ГОБЗЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *