К-152. НА ДЕВЯТЫЙ ДЕНЬ…

№ 2008 / 47, 23.02.2015


После трагедии, произошедшей в Японском море в ноябре 2008 года, вся «прогрессивная общественность» продолжает задавать вопросы
После трагедии, произошедшей в Японском море в ноябре 2008 года, вся «прогрессивная общественность» продолжает задавать вопросы, в сущности, не имеющие никакого значения: что явилось причиной – сбой электроники или «человеческий фактор»? был на лодке пожар или нет? виновен ли названный (назначенный?) нам матрос во всём происшедшем?
Смею утверждать, что задумываться сейчас надо совсем о другом: как сделать так, чтобы ничего подобного НИКОГДА больше не повторилось.

Через пень-колоду сдавали
Да окно решёткой крестили.
Вы для нас подковы ковали,
Мы – большую цену платили.
А. Башлачёв
(«Некому березу заломати»)
РЕКОНСТРУКЦИЯ
17 ноября, девятый день (надо бы помянуть невинно убиенных и помолиться о живых)… Обещанное ещё три дня назад заключение комиссии по расследованию катастрофы пока не состоялось, но даже по тем скудным и противоречивым сведениям, которые доносят нам СМИ, уже можно представить себе примерную картину происходившего тогда на АПЛ «Нерпа».
Субботний вечер (кстати, трагедия «Курска» тоже пришлась на субботу), лодка находится на глубине (по одним сооб-щениям 50, по другим – 80 м), в боевой готовности «№ 2 подводная» (как минимум), возможно, проводятся испытания отдельных узлов и систем (по одной из опубликованных информаций, «в тот момент проводились испытания кодовой системы»). В 1-м и 2-м отсеках свободные от вахты (а это 90 процентов находящихся на борту людей!) занимаются свои-ми делами, отдыхают (спят) и ждут ужина.
Специально для тех, кто никогда не участвовал в сдаточных испытаниях подводной лодки, поясню: экипаж составляли не 81 человек (как нам преподносят СМИ), а только 73, остальные военные (почти 10 процентов), в плане борьбы за живу-честь – «балласт»: члены госкомиссии, представители военной приёмки и штаба. Таким образом, только 35 процентов присутствовавших обязаны были (имея на то достаточные полномочия и подготовку) спасать корабль и людей в случае какой-либо аварии. И только треть из них в это время бодрствовала (если была объявлена боеготовность № 2, если № 1 – то все).
Внезапно включается система ЛОХ (сама, или с чьей-то помощью – не суть важно, надеюсь, комиссия разберётся), в отсек начинает поступать фреон, ПОТОМ раздаётся предупредительный сигнал (это – существенно! не зря теперь неко-торые очевидцы начинают менять показания и говорят, что СНАЧАЛА был сигнал, а потом дали газ), люди на него реа-гируют (вскакивают, принимаются будить товарищей и включаться в ПДА), падают, теряя сознание («маски работали через одну», но, вернее всего – новоиспечённые подводники просто забывали или уже не могли сделать начальный вы-дох в маску, без которого регенерация не срабатывает). Вот типичный пример неправильных действий, со слов очевид-ца: «…он спал, его растолкали, он нормально сел, встал, сел и начал одеваться». Проснувшись, необходимо сразу вклю-чаться в ШДУ или ПДА и уж потом заниматься поисками одежды, если других дел нет (по-видимому, людям на лодке это недообъяснили). Вообще, гражданские специалисты на подлодке – потенциальные смертники, т.к. на них не рассчитаны имеющиеся на борту средства спасения (предел комплектации – 115 процентов от личного состава), а ПДА действует очень малое время.
…Затем газ в отсек подаётся вновь (некоторые говорят даже о «тройной дозе фреона», который уже не успевал распы-ляться и «просто стекал по переборкам»).
Во 2-м отсеке в это время находилось более 70 человек. Лодка аварийно всплыла, люки отдраили (в нарушение РБЖ ПЛ, рассчитанного на корабли прошлого века) и одновременно с вентиляцией отсеков начали выводить и выносить отту-да людей. Уверен: только быстрые и решительные действия командира (пренебрегшего древними инструкциями, что обязательно вменят ещё ему в вину!) не позволили расстаться с жизнью остальным пострадавшим – в противном случае было бы на полсотни трупов больше.
Вентиляция отсеков продолжалась достаточно долго: «людей подняли на верхнюю палубу, там, на холоде, они стояли 10 часов: внизу-то все проветривали от газа»… Дальнейшее вам известно.
ОСТАЮТСЯ ВОПРОСЫ:
Когда это произошло – в первый день испытаний, или на девятый их день? Ведь даже дату выхода лодки СМИ назы-вают разную – то 31 октября, то 8 ноября. Знать, сколько времени подводники скученно, в напряжённом рабочем режиме находились в море, нужно для того, чтобы оценить степень их утомления (что, несомненно, сказывается и на скорости реакции, и на выносливости людей).
Какие именно работы и испытания проводились на лодке непосредственно перед катастрофой и проводились ли во-обще? Какой была объявленная степень боевой готовности?
Было ли хоть какое-то возгорание чего-либо или задымление в отсеке (пожара, уверен, не было), способное спрово-цировать включение системы пожаротушения?
Во сколько отсеков подавался фреон – только во второй? во второй и в первый? Сколько пострадавших в каждом из них по отдельности? На каких палубах? Может ли вообще отсечный автомат дать фреон сразу на два отсека? Сколько раз подавался газ – два? или всё же три?
Чего именно из средств индивидуальной защиты на лодке «было с избытком», в количестве 220 шт. – ИДА (тогда где их там сумели разместить)? ПДА? – сообщения в СМИ на этот счёт весьма противоречивы…
ДИСПОЗИЦИЯ
Причину подачи газа в отсек, возможно, откроет следствие. Ему можно верить или не верить, но не учитывать его вы-водов нельзя.
Мог ли конкретный «матрос Пупкин» запустить ЛОХ? Конечно, мог, но – при определённых условиях:
1) если он дебил;
2) если был так пьян, что не контролировал себя (т.н. пьяная дурь – достаточно распространённое явление);
3) и, наконец, если ему кто-то «помог», сняв блокировку системы, а в Центральном посту это «промухали».
Человеческий фактор существовал всегда и будет существовать, пока есть «человеки»… Однако совершить такой «по-двиг» дважды или трижды (а ведь газ подавался в отсек неоднократно!) даже дебилу наверняка не удалось бы, тем бо-лее – сделать это сразу из нескольких отсеков.
Да и столь великое количество жертв – отнюдь не его личная «заслуга».
Большинство ветеранов-подводников (бывших командиров ПЛ) уверяют теперь, что виной всему – именно человечес-кий фактор, ибо они ещё могут представить себе матроса, бездумно тыкающего пальцем в клавиши, но просто не спо-собны понять и принять (да и у меня при мысли об этом волосы встают дыбом!), что кому-то может прийти в голову АВ-ТОМАТИЗИРОВАТЬ систему ЛОХ. Это не укладывается в нормальные представления! И, тем не менее, это – так.
АПЛ «Нерпа» (будущая «Чакра»?) отличается от всех предыдущих лодок (в т.ч. того же проекта) именно тем, что вместо разработки и установки более совершенных и современных средств пожаротушения (например, нейтральным азотом под давлением), на ней к давно устаревшему ЛОХу «присобачили» автоматику.
Дело в том, что система ЛОХ всегда была ПОСЛЕДНИМ из имеющихся на корабле средств тушения пожара (так ска-зать, крайней мерой защиты, когда другие возможности – ВПЛ и т.д. – уже исчерпаны) и до сих пор использовалась только ПОСЛЕ обязательного включения всего личного состава в изолирующие аппараты или полного вывода его из от-сека. Только после и никак по-другому!
И вот какому-то «умнику» из КБ или из Генштаба пришла в голову «рацуха»: а не поставить ли и здесь автомат (модер-низировать!), в результате чего (кстати, а почему не автоматизировали сначала ВПЛ?!) ЛОХ стал основным и вполне са-мостоятельным (независимым от команд ГКП) средством.
Вдумайтесь: резервная система стала приоритетной!
Могла ли она сама, автоматически, включиться? Да легко! И для этого ей совсем не надо такого количества дополни-тельных условий, как для «матроса Пупкина». Она же – умная! Достаточно всего лишь малейшего сбоя программы, како-го-нибудь дефектного чипа или банального закисания контактов, и всё – собирай трупы, как грибы… Столько, сколько народа сумеешь предварительно загнать в «подопытный» отсек.
И вот теперь мы подходим к главному, к вопросу всех вопросов – почему, откуда такое ЧУДОВИЩНОЕ количество жертв?
БЕСКОНЕЧНЫЙ ВОПРОС
Полагаю, не надо объяснять, что если бы в отсеке находились только те, кому положено по штатному расписанию, то количество жертв оказалось бы на ПОРЯДОК меньше, или их не было б вовсе.
Это – застарелая беда всего военно-промышленного комплекса нашей страны, работающего на ВМФ, оставшаяся ещё с советских времён, своего рода порочный круг.
Штурмовщина, авральщина, ПЛАН!
Полагаю, теперь это не является государственной тайной. 27 лет тому назад на этом же большекаменском заводе «Восток» проходили сдаточные испытания сразу три сделанные тем же Амурским судостроительным заводом подвод-ные лодки: две атомные «Щуки» (7-й и 8-й корпуса) и дизельная «Варшавянка» (2-й корпус), после пожара у пирса полу-чившая среди заводчан прозвище «Окурок» (ныне – «Чита», самая ходовая лодка ТОФ). Точно так же, как теперь, на каж-дый выход наши лодки загружались избыточным количеством сдаточной команды, половина которой выходила в море только для того, чтоб получить дополнительные деньги – морские, командировочные и – не знаю уж как их все называют – прочие дополнительные выплаты. Эти лишние люди откровенно бездельничали, пьянствовали и только ждали возвра-щения в базу. Основную массу работ производили экипажи кораблей вместе со второй половиной сдатчиков. Заявляю об этом ответственно, как очевидец и соучастник.
Близился конец года, горели все планы, и любые ведомости и акты подписывались влёт – никто не хотел (да и не мог) срывать План. Не останавливали ни пожары (например, в 5-м отсеке на 100-метровой глубине, к счастью – без челове-ческих жертв), ни нарушение любых нормативов и параметров. Всё объяснялось потребностями страны и великого со-ветского народа… Чем всё та же штурмовщина объясняется сейчас? Защитой Отечества? – Не смешите меня! – «Чакра» будет служить совсем другой стране. Может, контрактом с Индией на $ 650 млн? Именно в угоду ему положены жизни 20 человек? Это в угоду контракту и его величеству Плану, лодка должна быть сдана до конца года?
Ценя скрытый в них юмор, привожу страшные слова одного из тележурналистов, прозвучавшие буквально вчера: «15 месяцев сдаточная команда работала без выходных, по 12 часов в сутки, даже спали и ели как придётся, начальство так торопилось сдать лодку, что даже зарплату в последние месяцы рабочим забывали выдавать». К этому следует доба-вить, что военные из экипажа лодки находятся в том же положении, только вот деньги им не забывают выдавать – раз в три месяца… Подтверждаю: точно так же было и в моё время (разве что платили регулярней), но ведь прошло уже почти три десятка лет, мы живём в совсем другой стране – почему же ничего не изменилось?
А вот другое свидетельство: «…завод разлетелся в пух и прах сейчас, ремонтной базы толком нету. Может, хоть теперь обратят на это внимание?». Не обратят, ведь лодку – кровь из носу – надо сдать до нового года. И сдадут, начальство уже пообещало!
Только вот ЛОХ на ней остаётся автоматическим, и новых трагедий ждать придётся совсем недолго…
РЕЗОЛЮЦИЯ
Что случилось на «Нерпе»? Людей просто… задушили.
Кто именно? Да «усовершенствовавшие» ЛОХ инженеры-рационализаторы, вместе с руководством завода и военной приёмки, торопившимся поскорее сдать корабль и получить за это свои премиальные, – что ж тут непонятного.
Как это остановить?
Во-первых, необходимо срочно убирать автоматику с ЛОХа. Пусть управление им будет дистанционным, но ни в коем случае не автоматическим!
Во-вторых, нужно пересмотреть план сдачи корабля (возможно – и контракт с Индией), разбить его на этапы, во вре-мя каждого из которых сажать на борт очень ограниченное количество сдатчиков (а не всех сразу). Да, это потребует до-полнительного времени и моторесурса, но разве жизни людей того не стоят?
И, наконец, следует заменить весь экипаж субмарины (рабочие могут позволить себе не возвращаться к такой работе, военные – нет): после пережитого стресса, под давлением всё продолжающегося следствия посылать его, без отдыха и долговременной реабилитации, снова в море – преступно!

…Как человек, шестой десяток лет живущий в нашей стране, я понимаю, что ничего существенного от моих воплей об этом, скорее всего, не изменится (Система!); но как подводник, проведший в «прочном корпусе» 11 лет, испытавший всё «на собственной шкуре», не могу с этим смириться: ведь такое может, но не должно продолжаться до бесконечности.


Аббревиатуры, используемые в тексте:

СМИ – средства массовой информации;
РБЖ ПЛ – руководство по борьбе за живучесть подводных лодок;
ПЛ – подводная лодка;
АПЛ – атомная подводная лодка;
ГКП – главный командный пункт (он же – Центральный пост);
ВПЛ – воздушно-пенная лодочная (система пожаротушения);
ЛОХ – лодочная объёмная химическая (система пожаротушения);
ПДА – портативный дыхательный аппарат;
ШДУ – шланговое дыхательное устройство;
ИДА – индивидуальный дыхательный аппарат;
КБ – конструкторское бюро;
ПЛАН – это наше всё!


Валерий КОРОЛЮК,
ветеран Тихоокеанского флота,
подполковник в отставке,
кандидат исторических наук,
автор книги «ПРОЩАЙ, ПОДПЛАВ!» (2001 г.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *