О ПОКАЯНИИ

№ 2008 / 47, 23.02.2015


В июле этого года время отмерило 90 лет со дня расстрела царской семьи. Трагическая дата. И хотя мы такой народ, который может высмеять всё что угодно в своей истории, однако анекдотов про это страшное событие я что-то не встречал.
Не согрешишь – не покаешься,
не покаешься – не спасёшься.
(Пословица)


В июле этого года время отмерило 90 лет со дня расстрела царской семьи. Трагическая дата. И хотя мы такой народ, который может высмеять всё что угодно в своей истории, однако анекдотов про это страшное событие я что-то не встречал.
На протяжении всей эпопеи с обнаружением, опознанием и захоронением останков последнего россий-ского императора и его окружения наши как патриотически настроенные публицисты, так и публицисты пра-вославного толка (что, впрочем, часто одно и то же), поднимают вопрос о покаянии русского народа за это преступление (я поинтересовался у знакомого священника Псковской епархии, были ли какие-нибудь офици-альные призывы церковных иерархов по этому поводу? Знакомый ответил, что не слышал про такое, хотя на епархиальном уровне что-то подобное будировалось). Иначе, мол, не видать России спасения, процветания и т.д. Позвольте спросить в связи с этим: а татарский, чувашский, чукотский, украинский и другие народы бывшей Российской империи не должны каяться? Русских-то ведь в империи в начале XX века было меньше половины населения. Так, может быть, тогда имеет смысл говорить о пропорциональности? Это одно.
Другое: патриотически-православные литераторы всё время трындычат об особости русских – их соборно-сти, коллективизме. Тогда возникает вопрос: что, русский народ собрал Земский собор в 1917 или в 1918 го-дах и приговорил «царя-батюшку» к смертной казни? Или от имени русского народа был организован офици-альный суд над императором Николаем II? Тогда чего так суетятся патриотически-православные литераторы со своей задушевной идеей о покаянии? Почему русский народ должен каяться за несовершён-ные грехи, и, в частности, я, как русский?
Все расстрельщики известны пофамильно. И где же слова покаяния их потомков за деяния предков? Нет этих слов. Разъехались эти потомки по своим палестинам и складывают шекели, юани и латы столбиками.
А должен ли кто-то каяться помимо них? Я думаю, имена эти известны, но на всякий случай перечислю.
Во-первых, по моему мнению, это, конечно, ныне здравствующие представители династии Романовых. В чём? А в том, что так лихо их отцы-деды-прадеды правили в своё время, что довели страну до ре-волюции. А что же мы видим ныне на экранах ТВ? А видим мы лучезарные лица всех этих великих князей и княжон, клянущихся в том, что они не имеют никаких претензий к России, и что любят они эту Россию ну не высказать как! А что же мы слышим от них? А всё выясняют, «кто первее на Руси княжити» будет! Лаются, как собаки, многочисленные потомки разных линий бывшей царской династии (почитайте хотя бы газету «Русский Вестник», № 21 за этот год, где опубликовано письмо «Обращение князя Николая Романовича Романова»). Не до покаяния им, родимым благодетелям земли Русской! Как посмотришь на всё это, поневоле вспомнишь не самый, правда, удачный фильм Эдмона Кеосаяна «Корона Российской империи, или Снова неуловимые», где фигурируют, помимо прочих, два комедийных персонажа – претенденты на россий-ский престол Лысый и Волосатый… Есть и ещё один грех за этой династией, помянув который, поневоле за-думаешься и о божественном возмездии. Но об этом позже.
Второй претендент на покаяние, на мой взгляд, – Русская Православная церковь Московского патриархата (не беру во внимание мусульман России, те о покаянии и не вспоминают почему-то, полагая себя, наверно, святее Мухаммада). За то, что до революции 1917 года «поп, икая, торговал в церкви водкой», за то, что на-род называл священников «долгогривыми жеребцами», за отсутствие настоящей веры в то, чему они служи-ли. Что-то я не слышал, чтобы наши иерархи каялись за своё и своих предшественников сотрудничество с «безбожной властью», т.е. Советской. Да, я понимаю, священники прошли крестный путь вместе со своим народом. Тем не менее всегда были разменными фигурами в руках советских политиков (а теперь претенду-ют на роль водителей душ человеческих!).
А сотрудничество, к слову, с немецким нацизмом херувимоподобной (как они, эмигрантские священники, себя, похоже, считают) Зарубежной РПЦ? Именно на оккупированных советских территориях стали в годы войны восстанавливаться церкви и церковная служба. Если это не сотрудничество с человеконенавистничес-ким режимом, тогда что это? Стоит, может быть, помянуть, что практически все захватчики, побывавшие на Руси, использовали православную церковь как свою пособницу. Исключение составила, может быть, наполе-оновская армия 1812 года, так беззастенчиво грабившая русские церкви, что французы и вылетели с нашей земли в течение полугода. Да ещё Смута, с тем же итогом для поляков.
Хотелось бы помянуть ещё и почитаемый многими моими соотечественниками оплот демократии и столп цивилизации – Великобританию. Елизавета II, без сомнения, приличный человек, но что-то я не слышал о том, чтобы она каялась за своего предка – Георга V, двоюродного брата Николая II, кото-рый отказался предоставить убежище царскому семейству в 1917 году и, таким образом, обрёк его на смерть в 1918-м. Можно сослаться на то, что этого не разрешил парламент. Но и от потомков тех парламентариев не слышно слов покаяния, хотя бы и сквозь зубы.
А потомки нынешних «героев России» из прошлого – Деникиных, Мамантовых, Юденичей, Корниловых, Рузских и др.? Славные генералы, не выигравшие вой-ну с Германией; заговорщики, преступившие присягу императору; неудачливые военачальники белых в годы Гражданской войны, оптом и в розницу продававшие свою Родину «демократическим странам» под будущую победу над большевизмом? Где же слова покаяния их потомков за всё то, что сотворили их предки в те годы (или, если брать только эпизод с царём, за измену, когда командующие армиями и фронтами принудили им-ператора подписать отречение, а потом палец о палец не ударили, чтобы спасти от расправы?)? Да нет, всё так же хотят «въехать в город на белом коне»! И при чём здесь русский народ? К слову сказать, они – потомки этих «патриотов» – должны молиться на Советскую власть за то, что РККА разгромила белые армии. А ну как бы те победили? Пришлось бы ведь расплачиваться за иностранную помощь сферами влияния на террито-рии России, ресурсами, отпадением отдельных территорий… И хотелось бы мне тогда посмотреть на ны-нешних идиотов, поющих хвалу «героям белого движения», как бы тогда они оценивали деяния своих куми-ров?
Вспоминается перезахоронение в 2005 году останков генерала А.Деникина в Донском монастыре, подан-ное нашими ТВ-СМИ как акт примирения и окончания Гражданской войны. М-да, не то это ТВ увидело. Дочь генерала – ныне покойная Марина Деникина-Грей – сидела во время церемонии на стуле туча-ту-чей, совсем, как, наверно, Ольга Святая, размышлявшая, что ей сделать с древлянами, разорвав-шими пополам Игоря Старого, скопом сжечь живьём в бане или закопать живьём в яме? А рядом всё пристраивался в полупоклоне полковник Российских Вооружённых сил – и так и этак пытался ей честь отдать, и так это у него выходило подобострастно, так по-холуйски, что меня чуть не вытошнило от этого зре-лища. Да не ты, полковник, должен был тянуться перед этой барыней, а она – и ей подобные – должна была бы тебе руки целовать за то, что твои предки – деды или прадеды – разгромили их папаш-белогвардейцев и интервентов и спасли этих «патриотов России» от ярлыка национальных предателей, распродавших Родину в счёт оплаты услуг стран Антанты за помощь в борьбе с собственным народом, а их потомков – от родового позора. Скажете: классовый подход? А куда же от него деваться? Николай II с Деникиным, Потанин с Абрамовичем, Ельцин с Путиным, кооператив чиновников, называемый поче-му-то партией «Единая Россия», – мне вовсе не друзья-товарищи. Чьи интересы они защищали и защищают? «Дорогих россиян»? Да нет, свои шкурные классовые – денежные, властные и т.п. Из грязи – да в князи, а сытый голодного уже не разумеет. Хотя должен заметить, что у России во все времена существовали свои общие – в том числе и мои, видимо, – геополитические интересы, независимо от того, какая это была Россия – Московская, императорская, Советская или демократическая.
Теперь о божественном возмездии династии Романовых. Не помните, с чего началось правление новоизб-ранного царя Михаила по окончании Смуты? А с того, что в 1614 году во славу и спокойствие новой династии был повешен в Москве четырёхлетний мальчик Иван. И что с того, что это был сын авантю-ристки Марины Мнишек и тёмной фигуры нашей истории – Лжедмитрия II? Возможно, что был и суд. Ведь одновременно с мальчиком был повешен и атаман И.Заруцкий, покровитель и спо-движник М.Мнишек, активный участник Смуты. Время было страшное, важнее было спокойствие и умиротво-рение на Руси. Наверное. Но как же быть со «слезинкой невинного ребёнка»? Вы только представьте себе: четырёхлетнему мальчугану палач – взрослый мужик – надевает на шею верёвку, затягивает петлю и выбива-ет скамейку из-под ног… Или просто вздёргивает его за верёвку под перекладину, много ли ребёнок весит? И этот малыш бьётся в конвульсиях. И умирает. О чём он успел подумать в последние мгновения? Что успел увидеть? Позвал ли маму? Как представишь себе всё это, мороз по коже продирает. А ведь наверняка и зри-тели были, пусть, возможно, и одни дворяне и бояре. Они-то что чувствовали, кем себя представляли? Ох, не зря мать Миши Романова отказывалась дать своё благословение на восшествие сына на престол. Как чувст-вовала. Конечно, можно говорить, что после Петра III от династии осталась одна только фамилия, а правили потом Россией сплошь по крови немцы, но себя-то эти правители считали Романовыми.
Пишут, что Марина Мнишек, умершая «от тоски» в кремле города Коломны, прокляла этот род. Не знаю, действуют ли такие проклятия пусть и не простых, но смертных, но что на весах Господина Б. (согласно тер-минологии хорошего русского прозаика из города Нальчика Игоря Терехова) эта «слезинка ребён-ка» легла неимоверным грузом, не сомневаюсь. А дети расплачиваются за грехи своих отцов. Колесо исто-рии, колесо судьбы совершило свой оборот и раздавило попавших под него, в том числе и детей последнего российского императора, которые расплатились таким образом за этот грех своих отцов, своей династии. Как страшно это ни звучит. От судьбы и божьего суда не уйдёшь. И что подумал в свои последние мгновения четырнадцатилетний царевич Алексей, можно только догадываться.
Что касается моих, автора этих строк, личных грехов, то их, наверно, хватает. Но брать на себя этот грех – если иметь в виду убийство семьи и приближённых последнего русского императора – я не могу. Не мой это грех, а поскольку я – русский, то, смею думать, и не русского народа тоже.

дер. БАРДОВО,
Псковская обл.Юрий ИВАНОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *