Заблудшей овце – Стасу Куняеву, борцу с незаконным обогащением писателей

№ 2009 / 10, 23.02.2015

Мой ста­рый то­ва­рищ по ли­те­ра­ту­ре, не су­жу те­бя стро­го, учи­ты­вая дав­ние дру­же­с­кие от­но­ше­ния, по­сколь­ку от­но­шусь к те­бе, как к за­блуд­шей ов­це, ко­то­рую «за­блу­дил» в трёх со­снах Иван Пе­ре­вер­зин.






Феликс КУЗНЕЦОВ,  председатель президиума  Международного литературного фонда
Феликс КУЗНЕЦОВ,
председатель президиума
Международного литературного фонда

Обогащение наоборот



Мой старый товарищ по литературе, не сужу тебя строго, учитывая давние дружеские отношения, поскольку отношусь к тебе, как к заблудшей овце, которую «заблудил» в трёх соснах Иван Переверзин.


Для начала даю тебе пока краткую справку по затронутым тобой вопросам, касающимся лично меня.


Ты обвинил меня в незаконном обогащении путём приватизации дачи в Переделкино.


Дачу в Переделкино я действительно получил по решению Секретариата правления Союза писателей СССР тридцать один год назад – 31 марта 1978 года. Это была дача покойного Н.Е. Вирты и она стояла рядом с дачей С.В. Сартакова, – два полученных по репарации деревенских финских домика, – один (у Вирты) – побольше, другой (у Сартакова) – поменьше, построенных 51 год тому назад, в 1958 году.


Пятьдесят лет для деревянного строения, как известно, – век. И срок, после которого строение списывается из-за полного его износа. За пятьдесят лет Литературный фонд не вложил в ремонт дачи ни рубля. В итоге, по заключению дирекции по эксплуатации городка писателей Переделкино в 2000 году, уже тогда дача была в аварийном состоянии и жить в ней было нельзя.


Что было делать? Ремонтировать арендную дачу за счёт Литфонда, как это сделал мой заместитель Переверзин, отобрав бывшую дачу Ивана Стаднюка у В.Огнева и отремонтировав её за счёт Международного литературного фонда, а заодно отремонтировав и дачу, в которую он переселил В.Огнева?


Для меня этот путь был неприемлемым. Я решил поступить по закону – юридическому и нравственному.


Статья 616 Гражданского кодекса Российской Федерации, которая называется «Обязанности сторон по содержанию арендованного имущества», гласит:


«1. Арендодатель обязан производить за свой счёт капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договорами аренды.


Капитальный ремонт должен производиться в срок, установленный договором, а если он не определён договором или вызван неотложной необходимостью, в разумный срок.


Нарушение законодательной обязанности по капитальному ремонту даёт арендатору права по своему выбору: произвести капитальный ремонт, предусмотренный договором или вызванный неотложной необходимостью, и взыскать с арендодателя стоимость ремонта или вычесть в счёт арендной платы».


Но как гарантировать возврат собственных средств, затраченных писателями на капитальный ремонт? Ведь арендные договора в Переделкино ещё со времён советской власти заключались на год с их автоматическим продлением, позже – на 11 месяцев, чтобы их не регистрировать в Росрегистрации. Утверждённые задолго до того, как появился Гражданский кодекс Российской Федерации, были не только полностью устаревшими, но и противоречили закону.


Вот почему, на основе консультаций с юристами были разработаны и утверждены Бюро, а позже Президиумом новый типовой долгосрочный арендный договор и Положение о капитальном ремонте дач в Переделкино, дававшие возможность писателям при наличии средств реализовать статью 616 Гражданского кодекса РФ ради спасения арендуемых ими аварийных дач от разрушения и гибели. Ведь за последние двадцать лет Международный литфонда не мог выделить на капитальный ремонт жилого фонда ни копейки, если не считать капремонта дач Переверзина и Огнева. Документы о капитальном ремонте дач за счёт писателей и долгосрочном договоре аренды были обсуждены на Бюро, подписаны всеми членами Бюро, включая Переверзина и Абаеву (лист с их подписями сохранился), прошли утверждение на Президиуме МЛФ, были опубликованы в «Литературной России»!


Именно эти решения Бюро и Президиума Международного литфонда Переверзин, Абаева и ты вслед за ними называли приватизацией, которая ведёт, якобы, к незаконному обогащению писателей.


Но приватизация дач проведена не в Переделкино, а во Внуково: именно там, по решению Президиума, около 8 дач проданы в собственность писателям. Причём проданы своеобразно: деньги пошли неизвестно куда, а получить свидетельство о собственности счастливые приватизаторы не могут уже третий год.


В Переделкино все дачи после капитального ремонта остаются в собственности Международного литфонда, так что незаконно обогащают Литфонд писатели, когда делают за свой счёт капитальный ремонт. Люди не богатые, они вкладывают последние сбережения в капитальный ремонт разрушающихся дач, то есть добровольно инвестируют родную общественную организацию. А та пока что игнорирует требование закона: в той или иной форме возвращать писателям вложенные деньги – возвратом средств или в счёт арендной платы по долгосрочному договору.


Руководствуясь законом и решением Бюро Президиума МЛФ, на основании акта об аварийном состоянии моей дачи, составленном ещё в 2000 году, утвердив смету расходов в дирекции, я за свой счёт произвёл капитальный ремонт арендуемой мной дачи, принадлежащей Международному литфонду, в 2007 году. Взяв с потолка цифру сметных затрат, ты, Стас, со слов Переверзина уличил меня в мелком жульничестве – в намеренном завышении сметы расходов, хотя она была придирчиво выверена и подписана самим же Переверзиным.


Кстати, чуть раньше, в 2006 году, соседнюю дачу, правда, несколько меньшую по площади, капитально отремонтировал за собственный счёт сын покойного С.В. Сартакова, А.С. Сартаков, чья смета, подписанная Переверзиным, у меня на руках. Учитывая разницу в размере площадей дач, а также коэффициент инфляции, который привёл как минимум к 10-процентному увеличению стоимости стройматериалов за год, наши сметы затрат абсолютно равны. Стыдно, Стас, подлавливать меня на мелком жульничестве, до которого ни я, ни, надеюсь, ты, не опустимся. Между тем, жульничество – рядом с тобой. Обрати своё внимание на друга и покровителя Ивана Переверзина, который за деньги (не знаю, за какие) продал А.С. Сартакову (кстати, вполне приличному человеку, но не писателю) билет члена Литературного фонда России, что позволило ему сохранить за собой переделкинскую дачу его отца и подписать с Переверзиным долгосрочный договор аренды сроком то ли на 25, то ли на 49 лет.


Именно в этом арендном договоре от 17.04.06, который не утверждался на Бюро и который ни я, ни другие члены Бюро в глаза не видели, записано то, что ты приписываешь мне:


«1.3. Дополнительным соглашением, которое является неотъемлемой частью договора, за дачным домом закрепляется земельный участок площадью 25 (двадцать пять) соток. ……..


5.1.1. Арендатор имеет право:


Производить капитальный ремонт по поручению Арендатора с предоставлением соответствующих документов. Стоимость капитального ремонта возвращается Арендатору или засчитывается в стоимость арендной платы. ………..


9.3. В случае смерти Арендатора или отсутствия дееспособности до истечения срока аренды все права и обязанности по договору переходят к наследнику в соответствии с действующим законодательством».


Предполагаю, что подобные договоры аренды заключены Переверзиным со всеми нуворишами, которым он предоставил дачи в Переделкино на основании членских билетов Литературного фонда России, приобретённых ими у И.И. Переверзина.


Зачем понадобился Переверзину жупел мнимой «приватизации» писателями, арендующими дачи в Переделкино? Ведь вся их вина в том, что они хотели получить хоть какие-то гарантии возвращения вкладываемых ими собственных средств в капитальный ремонт литфондовских дач. Представляя таких писателей, как В.Личутин и В.Костров, В.Зайцев и Н.Кондакова, Д.Жуков и В.Куницын, многих других, стяжателями, стремящимися за счёт Литфонда к незаконному обогащению, ты пытаешься перевести стрелку на ложную цель, с тем, чтобы направить писательский гнев не на тех, кто в действительности расхищает писательское имущество, а на писателей, вся вина которых в том, что за свои деньги хотят спасти разваливающиеся литфондовские строения от разрушения. Тем самым ты пытаешься отвести законный писательский гнев от истинных рыцарей наживы, к каковым относится и сам Переверзин, разграбивший писательское имущество в масштабах и размерах, которые трудно укладываются в голове.


Напомню тебе, Станислав, об этих потерях.



Мартиролог наших потерь



Наши потери огромны. Назову хоты бы главные из них.


– Дома творчества в Коктебеле, Ялте, Дубултах, Гаграх, Пицунде, незаконно приватизированные представительства этих стран. Вина руководства писательских организаций в том, что за истекшие годы оно не смогло объединить писательские Союзы и решить проблему правопреемства собственности бывшего Союза писателей СССР, без чего было невозможно обращаться с иском о возвращении общественной собственности в Международный суд;


– Поликлиника Литфонда, вина за незаконную приватизацию и утрату которой лежит на бывшем директоре Международного литфонда Р.Гюлумяне, имевшем право финансовой подписи, и главвраче поликлиники Нечаеве;


– Комплекс зданий по адресу: ул. Воровского (Поварская), 10, площадью 5000 кв.м., выделенный перед началом перестройки Союзу писателей СССР, утрата которого произошла во многом по вине Т. Пулатова и сменившего его в МСПС А.Ларионова;


– Центральный Дом литераторов и ресторан ЦДЛ, перешедшие в начале 1990-х годов во владение Мэрии Москвы без надлежащего сопротивления со стороны руководства МСПС;


– Издательство «Советский писатель», расположенное в четырёхэтажном здании на Поварской, приватизированное А.Ларионовым;


– Одно из зданий Дома Ростовых на Поварской, проданное А.Ларионовым, после чего трижды перепроданное, которое МСПС уже четвёртый год не может отсудить;


– «Литературная газета», «Литературная Россия», все «толстые» литературные журналы, в прошлом – органы СП СССР и СП РСФСР, имевшие просторные помещения, с лёгкой руки руководства этих Союзов, по их разрешению, приватизированные и ставшие частной собственностью;


– Издательско-производственное объединение писателей на Цветном бульваре, включая здание типографии, огромные площади складов и гаражей, дачный городок «Литературной газеты» в Переделкино и Дом творчества «ЛГ» в Сухуми, приватизированный бывшим генеральным директором ИПО Головчанским, за бесценок перешли в частные руки;


– Пять гектаров писательской земли в Переделкино, утраченные за последние годы по вине Гюлумяна и Переверзина;


– Проектно-строительное объединение в Переделкино с парком машин и техники, утраченное по вине бывшего директора МЛФ Гюлумяна, и здание ПСО, которое было снесено с согласия И.Переверзина, при этом 400 000 долларов за него в кассу МЛФ не поступили;


– Дом творчества Малеевка с огромной инфраструктурой, отремонтированными корпусами и коттеджами, 75 га писательской земли, проданные покойным В.Кобенко и ныне здравствующим И.Переверзиным за бесценок – 900 000 долларов (500 000 – В.Кобенко, 400 000 – Переверзин);


– Здание детского сада Литфонда в районе Аэропорта, проданное И.Переверзиным за неизвестную сумму, без отчёта, куда израсходованы деньги;


– Восемь дачных строений в дачном посёлке Внуково, действительно приватизированных, т.е. проданных И.Переверзиным писателям, причём проданных так, что деньги надлежащим образом не были оприходованы, а писатели до сих пор так и не стали собственниками этого жилья;


– Бывшие дачи писателей Ю.Либединского, С.Сартакова и А.Фадеева, в которых живут «новые русские», за деньги купившие у И.Переверзина, как председателя Литературного фонда России, билеты членов Литфонда и оформляющие (или уже оформившие) долгосрочную аренду сроком до 25 или 49 лет.


Таков далеко не полный перечень наших потерь, которые было бы полезно обсудить на общем собрании в Большом зале ЦДЛ.

Феликс Кузнецов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *