Выхолощенная эротика

№ 2009 / 12, 23.02.2015

Спек­такль по­став­лен по по­след­ней пье­се ан­г­лий­ско­го аб­сур­ди­с­та Джо Ор­то­на (1933 – 1967) «Что уви­дел дво­рец­кий» (са­мая зна­ме­ни­тая его пье­са – «Раз­вле­кая ми­с­те­ра Сло­уна», ещё не пе­ре­ве­дён­ная.

Спектакль «Концерт для белых трубочистов» в Театре на Малой Бронной по пьесе Джо Ортона «Что увидел дворецкий». Режиссёр-постановщик Сергей Голомазов. Художник Максим Обрезков.






Спектакль поставлен по последней пьесе английского абсурдиста Джо Ортона (1933 – 1967) «Что увидел дворецкий» (самая знаменитая его пьеса – «Развлекая мистера Слоуна», ещё не переведённая. Переведена его замечательная короткая радиопьеса «Хулиган у двери»). Пьеса «Что увидел дворецкий» – фарс, но не такой, как у Лабиша или Фейдо или, скажем, у Р.Куни, а более жестокий и полный чёрного юмора, вроде Оскара Уайлда или Ионеско, но написан не так остроумно, как у них, а скорее горько. Можно было бы сравнить с Хармсом, но Хармс свой, родной, и его легко ставят и в «Эрмитаже», и на Таганке, а Ортона не так легко поставить.


Задача С.Голомазова допускала два пути решения: 1) глубоко пережить с актёрами пьесу, извлечь всю её горечь и чёрный юмор; 2) акцентировать грубый юмор ситуаций и украсить постановку дополнительными аттракционами. Поскольку первый путь слишком трудоёмкий, выбран был, похоже, второй. Главный образ в декорациях – извилины человеческого мозга. Огромные мозги на палочках, укрепления-лабиринт, брустверы из мозгов. Из-за этих брустверов появляются персонажи.


Действие происходит в небольшой частной психиатрическая клинике среднего класса, специализирующейся на «психозах и маниакальных синдромах», и начинается с довольно, казалось бы, избитой завязки: владелец клиники доктор Прентис (Дмитрий Цурский) застигнут супругой – миссис Прентис (Татьяна Кречетова), в момент, когда он пытается совратить молодую соискательницу вакансии секретаря Джеральдину Баркли (Ольга Смирнова). Весь дальнейший бешеный круговорот событий вызван этой простенькой завязкой. Правда, уже в дебюте пьесы автор вкладывает в уста персонажей остроумные фразы в духе Оскара Уайльда, например: «Я не смогу взять вас на работу, если ваше появление на свет произошло чудодейственным образом. Это противоречит существующей практике».


С каждой сценой темп событий убыстряется. Чем сильнее старается доктор Прентис скрыть от жены свой обман, тем больше появляется новых, катастрофических осложнений. Для добавления путаницы, в дело вмешиваются такие неожиданные посетители, как доктор Ранс (Владимир Яворский), правительственный инспектор – специальный уполномоченный Департамента психических расстройств, коридорный из гостиницы «Стэйшн» Николас Беккет (Андрей Терехов), пытающийся шантажировать компрометирующими фотографиями жену-нимфоманку доктора Прентиса.


«Почему здесь так много дверей?» – спрашивает Ранс у доктора. – Дом, случайно, не сумасшедший проектировал?»


Все события фарса напоминают сумасшествие.


Ортоном мастерски продуман реквизит (неизвестно чьи сапоги, пистолеты, розы), работающий на создание комических положений.


Драматург даже придумал для пьесы традиционный фарсовый финал. Воссоединены и обрели потерянных родителей (чету Прентисов) брошенные когда-то близнецы Джеральдина и Николас, нашлась напоминающая сигару деталь бронзового памятника Уинстону Черчиллю, ставшая когда-то в результате взрыва причиной гибели приёмной матери Баркли.


Надо признать, что пьеса довольно трудна для постановки. Судя по первым отзывам в прессе, зрители и рецензенты воспринимают пьесу двояко: или как фарс в чистом виде, призванный только смешить, вроде комедий Рэя Куни, или же как злободневную для 60-х годов сатиру на тогдашнее британское общество (таким образом, пьеса сегодня автоматически переходит в разряд устаревших). На наш взгляд, и то и другое неверно, причём второе предположение даже более ошибочно – пьеса ничуть не выглядит анахронизмом. Произведение Джо Ортона выражает абсурдность современного мира – так же, как пьесы его современников-соотечественников Г.Пинтера, Т.Стоппарда или же предшественников, начиная с Оскара Уайлда и заканчивая Сэмюэлом Беккетом (возможно, не случайно его однофамильцем является один из персонажей комедии «Что увидел дворецкий»).


К тому же мрачный по натуре драматург щедро пропитал свою пьесу чёрным юмором (порой даже несколько тяжеловесным, в отличие от того же О.Уайльда): например, в одном из эпизодов на вопрос Ранса о том, что делает мисс Баркли в подвале, отвечает: «Лепит фигурки белых трубочистов».


Зацепившись за эту фразу, постановщики вывели на сцену целый оркестр одетых в белое трубочистов, играющий громкую живую музыку – от Битлс и Лед Зеппелин до «Волшебной флейты» на балалайке, гитарах, аккордеоне и других инструментах. Музыка зажигает и добавляет ещё темпа в спектакль.


Да, Голомазов пьесу существенно сократил, эротику и непристойности несколько выхолостил. Зато спектакль по пьесе одного из самых скандальных драматургов второй половины двадцатого века стал комедией положений для семейного просмотра.

Иль­дар СА­ФУ­А­НОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *