Три столкновения с культурой

№ 2009 / 12, 23.02.2015

Три го­да на­зад у нас в го­ро­де про­хо­ди­ло за­ме­ча­тель­ное со­бы­тие – ас­та­фь­ев­ский ли­те­ра­тур­ный се­ми­нар. Ма­с­ти­тые и не очень из­ве­ст­ные пи­са­те­ли и по­эты по­се­ти­ли наш го­род.

Встреча первая



Три года назад у нас в городе проходило замечательное событие – астафьевский литературный семинар. Маститые и не очень известные писатели и поэты посетили наш город. Торжественные встречи, брифинги, поэтические вечера, лекции и семинары – всё это было в течение трёх дней, лейтмотивом события было имя Виктора Астафьева. Тот «праздник слова» надолго останется в литературной памяти нашего города, да и не только нашего. Так вот, по итогам этого события в актовом зале администрации края было организовано торжественное награждение лауреатов и дипломантов конкурса. Всех приветствовал блистательный Сергей Ким, оглашал номинации, называл произведения и фамилии молодых литераторов. Среди почётных гостей и организаторов присутствовали: Дарья Масунова, Валентина Ярошевская, Роман Солнцев, Евгения Кузнецова, Евгений Попов, Антон Нечаев… да в общем всех-то и не упомнишь. Среди награждавших была и моложавая женщина, она стояла последней в почётном ряду. Искренне улыбалась и радовалась за пишущую поросль, аплодировала и, целуя в щёчку, дарила скромный букетик, а после хлопом ладошек и ослепительной улыбкой провожала очередного молодого писателя на место.


– Слышь, друг, а кто эта женщина, – спросил я у рядом сидящего молодого человека в поповской рясе, указывая на миловидную даму на трибуне.


– Я не друг, я батюшка, – поправил меня сосед, – а это главная по культуре.


– Прости, отец, в санах не разбираюсь, – поправился я, – а разве в культуре бывают главные?


– Бывают, если культура краевая, – улыбнулся приближённый к Богу драматург.



Встреча вторая



Дальнейшая моя жизнь протекала своим руслом: школа, уроки, лекции по истории… С литературным фондом В.П. Астафьва судьба сводила меня ещё пару раз на нескольких творческих встречах, и не более того. Примерно через несколько месяцев после описанного события мне позвонила Дарья Масунова и предложила отправить моё литературное наследие на форум молодых писателей России в Москву, в фонд Сергея Александровича Филатова. Что я и сделал. А через год я прочитал в Интернете приглашение… «Уважаемый Дмитрий Валерьевич… приглашаем вас принять участие в работе форума… весь пансион, включая проживание и питание, за наш счёт, кроме дороги, которую вам обязательно оплатит краевая администрация…».


Ура! Заметили, признали, пригласили… меня и ещё двоих писателей и поэта с края. А после по почте пришло письмо с подтверждением. Ну, счастью не было предела, я это приглашение показывал всем от директора школы до своих родных семиклашек. «Вот», – говорю, – смотрите, пригласили, заметили, признали! Это вам не хухры-мухры, это столица!». Написав заявление на двухнедельный отпуск без содержания в школе на оговорённый срок, с нетерпением стал ждать звонка из администрации края. «Ну как же, – размышлял я, ведь они должны гордиться… ведь не прервалась ниточка литературного наследия… да, есть ещё самородки на земле сибирской…». И действительно, за четыре дня до указанной в приглашении даты мне позвонили:


– Дмитрий Валерьевич, пришёл вызов на вас, поздравляем, вас заметили, признали. Вы поедете? – вопрошал девичий голос.


– Да, спасибо, всё хорошо… конечно, поеду, и с работой договорился, – радостно отвечал я.


– Ну, всего вам доброго, мы вами гордимся, не подведите там, помните, что вы представитель могучего края, будьте счастливы… – продолжала петь душевная девушка, желая прекратить разговор.


– Подождите, вы скажите, когда за деньгами подойти, – смущённо вывел я оппонентку на волнующую меня тему.


– Какими деньгами? – отвечала наивная краевая простушка.


– Ну как же какими, ну на дорогу, вот ведь и Сергей Александрович Филатов в приглашении заверил, что деньгами обеспечит краевая администрация, – недоумевал я.


– Я уточню и вам перезвоню, – изменённым голосом ответили на том конце волны.






Анатолий Костовский. Разговор с философом
Анатолий Костовский. Разговор с философом


Назавтра я узнал, что со мною работает комитет по культуре Красноярского края. И как работает, что называется, не мытьём, так катаньем. Виртуозы! Мне дали по очереди около десятка телефонов, по которым я пересказывал ситуацию. Передо мною извинялись, просили прощения за ошибку, заверяли, что найдут деньги, что найдут и накажут виновных. Самый прямолинейный ответ я получил от интеллигентной уборщицы, которая схватила трубку поутру и, выслушав мою историю, съязвила:


– Ага, жди, дурень, к тебе сам Хлопонин придёт и в кармане деньги принесёт.


Самый же дельный совет мне дала очень добрая женщина, как мне показалась по голосу, преклонных лет:


– Понимаете, деньги на билеты до Москвы для «молодых талантов» не заложены в бюджете края. И если вам уж так хочется, то поезжайте на электричках, зайцем, недели за три доберётесь. Или перезвоните по… – и она дала телефон, по которому меня поздравляли из их же комитета. До сих пор удивляюсь своей наивности. Они просто давали телефон соседнего кабинета, зачастую не предупреждая соседку о звонке, полагая, что культурного и здравомыслящего человека эта чехарда замотает. Но не на того нарвались! Поняв смысл этой карусели, я ещё раз набрал последний номер телефона и попросил соединить меня с начальником отдела, на что получил ответ:


– Зоя Ивановна на совещании, и вообще она не любит, когда её отвлекают по пустякам.


Плюнул, занял у жены четыре тысячи и двинул поездом до Первопрестольной. Остальные участники форума с края приехали с Романом Харисовичем.



Столкновение третье



Дёрнул меня чёрт ещё пару невинных рассказиков нацарапать, и отправил я их на прежний адрес в Москву на следующий Филатовский форум. И примерно через год после второго столкновения с культурой вновь обнаружил в Интернете приглашение. «Вас заметили… поздравляем… всё оплатим, только приезжайте… дорога за счёт администрации края…».


«Забавно, – думаю, – как они в этот раз выкрутятся». Достал я старые записи, позвонил, представился, так мол и так, заметили… пригласили…


– Извините, денег в бюджете на «талантливую молодёжь» не заложили, – был ответ.


– Понимаю, – отвечал я, положив трубку. А после, зайдя в Интернет, переслал ответ организаторам шестого форума молодых писателей России. Из Москвы пришёл ответ: «Не волнуйтесь, берите отпуск, постараемся помочь…». Примерно через неделю снова из Москвы пришла весточка: «Есть ли подвижки? Помогла ли администрация края»? Пишу: «У меня всё нормально, живу тихо, меня никто не трогает и я никого не трогаю». Из столицы отвечают: «Не волнуйтесь, поможем!»


Ноябрьским вечером я вышел из дома, чтобы вынести мусор на помойку. А по приходе мне батя и говорит:


– Тебе какой-то Казаков звонил.


– Молодой или старый, – стал я напрягать память, вспоминая фамилии учеников.


– Да вроде в годах.


– А чего хотел?


– Позовите, говорит, Дмитрия Валерьевича. Я объяснил, что ты вышел, а он телефон дал.


Телефон был не местный, да и поздно уже было, вот я думал: «Завтра позвоню».


А наутро: уроки, лекции, дети, история, домашнее задание, двойки – педагогическая круговерть… В общем, вспомнил я о Казакове примерно к обеду.


– Здравствуй, я Дима Краснопеев. Вы вчера звонили?


– Привет, Дима. Чего не звонишь, я со вчерашнего вечера жду… читал твою «Гражданскую войну», жизненно… ты ехать-то собираешься в Москву?


– Ну, в общем, собираюсь.


– Вот тебе сотовый телефон, запиши… Спроси Зою Ивановну, она обязательно поможет. Да, встретимся на форуме, обязательно обменяемся книгами.


– Хорошо. Спасибо. Скажите, а кто вы и почему за меня так беспокоитесь?


– Это не важно, Дима, удачи. – Связь оборвалась.


Радостный, я стал набирать заветные цифры. Гудки.


– Я перезвоню позже, у меня совещание, – приглушённо ответила трубка. А через несколько минут: – Это тот Краснопеев, которому 35 лет и он собрался на съезд молодых писателей?


– Да, – ответил я в эфир.


– Вот что, мужчина, приезжайте в администрацию края, выпишите пропуск. Уж больно мне хочется посмотреть вам в глаза, что вы за «молодой человек», – саркастически звучал голос в трубке.


«Странный разговор, странная тётка, – недоумевал я. – Выходит, что я кого-то обманываю, ввожу в заблуждение…» Немного поразмыслив над этим, я пришёл к выводу, что, наверное, тут какая-то ошибка. Ну не укладывалось у меня в голове, что главная по культуре может так запросто, словно девка базарная, нахамить. Да нет, сейчас приеду, мы посидим, пообщаемся и всё встанет на свои места… ну день был тяжёлый, в конце концов, – ещё тешил я себя мыслью по дороге в центр города. Приехал, выписал пропуск, ну прямо вход как на секретный объект, куча народу смотрит только за тем, как ты пройдёшь к чиновнику пообщаться. Годы идут, и Сталин уже полвека как на том свете, а законная власть всё так же боится народа, который её избрал. Немного посидев в фойе, я увидел прошедшую быстрым шагом в приёмную женщину.


«О, да это ведь моя знакомая! Ну конечно, это она мне тогда букетик дарила, да поздравляла, да в щёчку целовала, когда мне диплом фонда Астафьева вручали. Вот и конец проблеме», – тешился я, проходя из приёмной в просторный кабинет.


– Вы, Краснопеев, присядьте, – предложила моя знакомая, вставая из за своего стола и принимая позу матери-волчицы, высунувшей нос из норы навстречу непрошеным охотникам. Дальнейший разговор можно охарактеризовать только одним словом – гон, повествовать который будет не совсем справедливо по отношению к читателю. Вот лишь суть:


– Вы здоровый мужик и участвуете в молодёжном конкурсе… и не можете найти денег на дорогу до Москвы… а у отдела и так много работы… а меня по каким-то пустяка отвлекают то Квашнин, то Казаков, перед которыми я не обязана отчитываться… что трудно было нам сразу сообщить?!


– Да, я ваш коллега, работаю в школе, и проезд до Москвы и обратно составляет мою месячную зарплату… я не знаю, кто такие эти ваши Квашнин, Казаков и не просил их отвлекать вас от дел… и сообщал я вам о вызове, но мне вежливо отказали, – оправдывался я, не понимая своей вины.


– Кому сообщали, фамилию мне! – вскипела добрая женщина.


– Да не помню…


– Какая я вам коллега, – продолжала вопрошать моя меценатка, доставая ведомость и пачку банкнот.


– А что, разве школа не культурный объект?


Пауза Зои Ивановны оттенилась косым взглядом в мою сторону.


– Ладно, я приняла решение выделить для вас из своей зарплаты деньги на проезд, вот вам 13 000 рублей на самолёт. Распишитесь здесь и здесь, а вот здесь всю сумму прописью. Выделяю из своей зарплаты, – повторила она, показывая указательным пальцем мне на нос.


– А вы уверены, что мне хватит? – спросил я, расписываясь.


Не моргнув, она ткнула мне под нос прайс-лист Красэйер с тарифами до Москвы.


«Виртуозы, как красиво работают», – подумал я.


Пересчитав деньги, она сунула мне пачку и опять запричитала о библиотеках, конкурсах и моей недостаточной мужественности. В ответ я стал сжимать в кулаке часть её честно заработанной месячной зарплаты, чтобы одним комком вернуть ей всю сумму сразу и заткнуть фонтан бескультурья.


– Быстро бегите, здесь недалеко офис этой компании, не забудьте вернуться и предоставить ксерокопию билетов, мне на память, – вытолкала она меня в приёмную.


В приёмной у меня зазвонил телефон:


– Дима, привет, это Казаков. У тебя всё в порядке?


– Да, спасибо, – промолвил я, охреневший от столкновения с культурой.


Офис Красэйер действительно был рядом. Самые дешёвые билеты стоили 13 825 рублей в два конца, я не стал второй раз возвращаться и просить ещё денег, а доплатил недостающую сумму. Отксерокопировал билеты и занёс в приёмную.


Идя до остановки под первым снегом, я анализировал случившееся и пытался найти объяснение происшедшего. Чувство собственной неполноценности вырастало вместе с тенью от удаляющегося уличного фонаря.


«Я виноват перед этой чинушей в том, что учитель? Я не мужчина потому, что мало получаю? Моя вина в том, что я пишу? В том, что больше нигде не подрабатываю, кроме как на тёщиной даче. И ещё, наверное, в том, что больше ничего делать не умею?..» – вопрошал я себя и не находил ответа.


А дальше была Москва, общение, критика, признание, договор об издании… ну, в общем, всё как у ненормальных и неполноценных авторов.


Приехав с Москвы, я ещё некоторое время ждал, что мне перезвонят, пригласят и вернут сумму в 825 рублей, ведь если от стоимости билетов отнять ту сумму, за которую я расписывался, ровно столько и получается. Да какое там, окультурили, одним словом, ну то есть пустили разницу на какое-то культурное мероприятие.





г. КРАСНОЯРСК


Дмитрий КРАСНОПЕЕВ



Дмитрий Валерьевич Краснопеев родился в 1971 году в Красноярске. Автор книг «Между вами, девочками», «Дневник сентиментального солдата», других работ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *