Храм в Тарумовке: в чём проблема?

№ 2009 / 13, 23.02.2015

– На­та­лья Ни­ко­ла­ев­на, об­ри­суй­те, по­жа­луй­ста, в не­сколь­ких сло­вах си­ту­а­цию во­круг стро­и­тель­ст­ва воз­ле хра­ма свя­то­го Ан­д­рея Пер­во­зван­но­го.
– Нач­нём с то­го, что храм был по­ст­ро­ен в се­ре­ди­не XIX сто­ле­тия. По­сле ре­во­лю­ции его за­кры­ли.

Наталья ТУДВАСОВА,


заведующая Управлением культуры Тарумовского района







Тарумовка. Справа – храм,  слева – фрагмент строящегося  коммерческого здания
Тарумовка. Справа – храм,
слева – фрагмент строящегося
коммерческого здания



– Наталья Николаевна, обрисуйте, пожалуйста, в нескольких словах ситуацию вокруг строительства возле храма святого Андрея Первозванного.


– Начнём с того, что храм был построен в середине XIX столетия. После революции его закрыли. В здании поочерёдно находились школа, спортзал, ресторан. Возле храма изначально были мелочные лавки и церковноприходская школа. Они были превращены в магазины. И вот – в храме ресторан, рядом магазины. При президенте Ельцине, как известно, вышел указ о возвращении храмов верующим. В том числе должны были вернуть и земельные территории, принадлежащие храмам. Но в это же время, в начале 90-х годов, местные лихачи стали приватизировать постройки на церковных землях. И они успели приватизировать магазин рядом с нашим храмом. Но, видимо понимая, что развернуться им на церковной земле не дадут, они стали этот магазин перепродавать. Один из владельцев магазин снёс, стал строить новое здание, которое продал, и так далее… И дело замкнулось на сегодняшней владелице – частной предпринимательнице Майсарат Далгатовне Газимагомедовой. Она – хозяйка, и она решает возводить объект, самовольно расширяет строящееся здание, что зафиксировано архитектором на плане села. Но никакие наши доводы ни в районном, ни в республиканском судах не принимаются. Точнее – решения нет. Дело в том, что одним из владельцев этого здания был муж нынешнего председателя нашего районного суда. Фамилия – Чалаев. И, скорее всего, в этом одна из причин того, что вынесения решения по очевидному, на наш взгляд, делу нет уже три с лишним года.










Ольга НАУМОВА,


депутат Народного Собрания Республики Дагестан



– Ольга Александровна, как, по вашему мнению, можно решить проблему с постройкой на территории церкви?


– Я считаю, что на уровне Дагестана эту проблему уже не решить, потому что все органы, которые могли бы помочь нам в этом вопросе, были задействованы, но никто не помог, хотя все говорили «да». Не помог никто. Теперь у нас нет другого выхода, как обратиться в Москву, в федеральные структуры. Если у меня как у депутата нет надежды на то, что удастся отстоять территорию, исторически принадлежащую храму, то что говорить о простых жителях села, о тех, кто ходит в церковь.


– А каковы причины нежелания властей Дагестана разобраться в этом вопросе?


– Причины в том, что здесь задействованы прежде всего деньги, родственные связи. Высокопоставленные чиновники, находящиеся во власти, конечно, помогают своим родственникам, а не простым гражданам республики. И это особенно ярко проявилось в вопросе строительства магазина на территории храма в селе Тарумовка.






Владимир МАКАРЫЧЕВ,


депутат на постоянной основе администрации Тарумовского района,


заместитель председателя Приходского совета храма святого Андрея Первозванного.







Вот так выглядит храм со стороны центральной площади села.  Видны одни маковки. А что будет,  когда появится второй этаж?..
Вот так выглядит храм со
стороны центральной площади села.
Видны одни маковки. А что будет,
когда появится второй этаж?..

– Судебная тяжба идёт уже три года. Дважды наш районный суд признавал Майсарат Газимагомедову добросовестным покупателем, законным владельцем этого участка, хотя как это может быть? Земля у нас до сих пор не продаётся и не покупается. Мы не оспариваем здание, которым владеет Газимагомедова, а оспариваем её право владеть земельным участком. Кроме справки из райпо, написанной от руки, у Газимагомедовой нет никаких документов на владение землёй, у нас же, у храма, есть все правоустанавливающие документы, начиная с постановления о выделении земельного участка, есть и временное, и постоянное свидетельство, так называемая «зелёнка», однако и суд, и коллегия принимают решение в пользу Газимагомедовой. Президиум Верховного суда республики дважды опротестовывал эти решения. В третий раз районный суд вынес решение удовлетворить наши исковые требования снести самовольную пристройку, которую Газимагомедова возводит без всякого разрешения на строительство, и признать недействительным свидетельство в части земельного участка в договоре купли-продажи, в котором, на самом деле, нет ни одного слова о земле. Газимагомедова ссылается на книгу основных средств. В райпо имеется на балансе это недостроенное здание, но земли там нет. Поэтому у храма есть все права на эту землю. И вот районный суд в конце концов удовлетворил все наши исковые заявления – и землю признать за храмом, и снести самовольное строительство, но определение Верховного суда республики таково – «удовлетворить частично». То есть землю оставить за храмом, а 210 квадратных метров, которые находятся под самовольным строительством, сохранить за Газимагомедовой. Я считаю, что это самый настоящий абсурд.


– Владимир Фёдорович, какие будут ваши дальнейшие действие?


– Мы на этом, конечно, не остановимся. Опять обратимся в Президиум Верховного суда и в дальнейшем, если решение будет не в нашу пользу, будем, видимо, обращаться в федеральные органы.


– А какова позиция самой церкви в этом вопросе?


– Владыка Александр, епископ Бакинский и Прикаспийский, разговаривал с президентом республики. И, как я знаю с его же слов, президент обещал решить вопрос в пользу храма, но пока этого не произошло. И ожидать теперь вряд ли стоит, прошло много времени.





Борис МЕДВЕДЕВ,


председатель Совета ветеранов Великой Отечественной войны и труда Тарумовского района



– На этой земле, где сейчас предпринимательницей Газимагомедовой строится магазин, находилось кладбище, где похоронены настоятели храма. И когда было не так давно у нас наводнение, копали рядом со стройкой канаву, и выкопали останки – косточки, рясы. Буквально под стеной этой постройки оказалось… Их собрали, похоронили в глубине церковного двора. Там сейчас крест стоит.





Михаэль ГАДЖИЕВ,


депутат сельского Совета Тарумовки



– Как вы считаете, правильно ли, что на церковной земле строится магазин или гостиница?


– Нет, это неправильно. На территории священного места ничего постороннего не должно быть. В исламе есть такое понятие – «харум». Это значит, что земли мечети, церкви никто не имеет права трогать. Никто.


– Но вот ссылаются, что в советское время там были магазины…


– Много что было в советское время. В советское время религия пропала. И советская власть разрушилась. Бог наказал. А сейчас не советское время уже, и мы должны соблюдать уважение к религии. И к религиям друг друга.





Майсарат ГАЗИМАГОМЕДОВА,


частный предприниматель, жительница села Тарумовка



– Майсарат Далгатовна, в администрации района мне сказали, что обращались к вам с предложением предоставить для строительства другие участки. Всё-таки нынешняя территория для столь большого здания неуместна. Оно буквально примыкает к стенам храма…






Коктюбей – последнее село в Дагестане,  где большинство жителей русские
Коктюбей – последнее село в Дагестане,
где большинство жителей русские

– Мне ничего ни разу не предлагали. Главу администрации я ни разу не видела, хоть мы и живём на одной улице. Со мной не говорили об этом, за три года, пока продолжаются судебные дела, мне ничего не предлагали… Три года всё это длится, и когда это завершится, я три года буду их дёргать за все мои нервы… Когда мой муж был живой – и ещё до него покупали это здание мужчины, – никого не интересовало, законное ли это место или нет. Среди покупателей был муж нашей судьи Чалаевой, она бы незаконно эту сделку не сделала… И пока владельцы здания мужчины были живые, всё было спокойно, но осталась я, женщина, наследница, и решили, что у меня можно забрать. Здание находится не на церковной земле, за забором, и не я начала строить это здание, и даже не мой муж. Здание было куплено им в 2003 году, а церковной эта земля вдруг оказалась в 2006 году, уже после смерти моего мужа. Разве это справедливо? Почему никаких вопросов не возникало раньше? При Чалаеве? Когда мы с мужем оформляли эту покупку, мы прошли все инстанции, убедились, что ничего незаконного нет, ни одной бумажки. А теперь началось. Судебные заседания через месяц, через неделю. Какие нервы надо иметь! Я эти свои мучения ни на что теперь не поменяю. Я всё законно получу и подам на Чепурного и Макарычева в суд. Я это так не оставлю, пока я живая. Зачем меня так мучить три года? Я женщина, я маленький руководитель, который даёт людям работу. Я плачу налоги, у меня кредит берут, село кредит берёт… И когда мой муж был живой, Чепурной не мог поднять голову, а теперь – можно. Это не руководитель района, который ни разу не пригласил меня поговорить, а устроил митинг. Митинг, это что такое? Это натравливание людей друг на друга. И я своих людей держала, чтобы ничего не произошло страшного. А меня есть кому защитить! Но что это получится? Резня, бойня. Чепурной толкал к этому… Я хочу достроить то, что начали строить до меня. У нас в селе нет школьного кафе, и я хочу, чтобы детям было где купить пирожки, пирожное, чай попить. Там рядом школа. Хочу открыть в здании магазин канцтоваров, а на втором этаже сделать офис себе. Что тут такого, что вредно церкви, я не знаю.


– Но есть свидетельства, что на месте стройки находилось кладбище, где хоронили священников.


– Где хоронили? На этом месте был магазин.


– Это в советское время…


– Да, в советское время. А мы покупали это здание уже после советского времени, и место не было территорией церкви. Землю рядом отдали церкви, а эта так и осталась под магазином. Мной всё сделано по закону. И почему такая несправедливость? Задето моё право гражданина, на меня так давят…


– Майсарат Далгатовна, возможно ли всё-таки как-то мирно перенести строительство немного в сторону?


– Как можно перенести? Это же не вагончик. Это здание с фундаментом, вложенные деньги. Кому оно мешает?


– Я видел, что здание очень близко к церкви. Буквально несколько метров…


– Это здание стояло практически брошенным несколько лет. В нём был туалет настоящий, и никого это не волновало. Где была тогда церковь, администрация? Я его очистила, продолжила строить, и тогда налетели. Налетел глава администрации Чепурной, Макарычев, который вообще никто… Я ещё вначале говорила с батюшкой, и он сказал: «Мы силой не должны брать, нам хватает того, что у нас есть». Это его слова, я врать не буду. Я законно живу и хочу соблюдения своих законных прав. По акту райпо передала под мою ответственность ту часть земли, которая должна быть вокруг здания. На большее я не претендую. Просто это раздувает глава района, чтобы показать, что он что-то делает. Но ведь я ничего страшного не делаю – я строю школьное кафе. Если за забором церкви будет школьное кафе, и туда будут заходить дети, те же прихожанки церкви чай попить, купить тетради, ручки, книги, что в этом плохого?


– Но ведь здание, которое строится, оно и без того очень большое, а со вторым этажом будет чуть ли не выше храма. Это не книжная лавочка, какие стоят обычно на территории церквей, мечетей.


– Вы думаете, если это здание будет красивым, ярким, оно не украсит район? В районе должны быть ларьки, мусором забитые?.. Здание моё за храмом. Лицевая часть храма открыта. В районе много грязных забегаловок, которые главе администрации нужно в порядок привести, а он на меня набросился… Знаете, я о многом бы могла рассказать, что творится в нашем районе, но не буду.





Татьяна РЕДЬКИНА,


заслуженная артистка Дагестана, член Приходского совета


храма святого Андрея Первозванного, жительница села Тарловка



– Борьба за этот участок земли, где магазин строится, идёт уже давно. Владельцы меняются, продают друг другу эту стройку, а нам не уступают. Нельзя так делать. Ведь земля же церковная. И не бывает счастья таким людям, которые так поступают. Вы не знаете? Все, кто этой стройкой владел на церковной земле, быстро умерли один за одним. И Чалаев умер, и Исмаил, и муж нынешней владелицы, Газимагомедовой. Ведь дают ей землю, дают, а ведь упёрлась – и всё. Её, наверное, тянет, что школа рядом, и ребятишки там у неё покупать будут… Суды постоянно, Макарычев в Махачкалу постоянно мотается, а сдвига никакого. Она говорит: «У меня хорошая «крыша», и ничего вы не получите». «Крыша», не «крыша», но мы христиане, нас и так осталось здесь мало совсем, каждую неделю кто-нибудь умирает, молодёжь уезжает… Дайте нам дожить со своей верой, по-человечески… И ведь нарочно злит ещё Газимагомедова: «Я здесь кафе открою, музыка будет». А как мы покойника отпевать под эту музыку будем?





Багаудин УЗУНАЕВ,


журналист



– Багаудин Гаджиевич, как, на ваш взгляд, можно всё-таки разрешить ситуацию со строящимся зданием по соседству с храмом святого Андрея Первозванного?


– Дело это продолжается не один год. Я писал о нём, был на заседаниях коллегии, где Приходской совет храма обжаловал решение суда, приезжал и в Тарумовку. Стороны не могут достичь компромисса. Владелица здания говорит: «Когда-то я готова была пойти на уступки, а теперь – нет». Верующие тоже вряд ли отступятся от того, чтобы добиться сноса с территории храма этого здания. Ситуация тупиковая, и даже суд не в силах расставить точки над i. Я видел строящееся здание, и могу сказать, что оно смотрится рядом с храмом неорганично, неуместно. Глава администрации говорил, что готов выделить участок не хуже этого в коммерческом плане. Тоже в центре. Но владелица, видимо, пошла на принцип, тем более, что её есть кому поддержать. Я считаю, что и юридическая, и человеческая правда на стороне Приходского совета.


– Я пытался встретиться и поговорить со священниками. Сначала с настоятелем храма в Тарумовке, затем с отцом Юрием в Кизляре. Но они от встречи отказались. Чем это можно объяснить?


– Наверное, это согласованная позиция с высокопоставленным духовенством. Они опасаются вмешиваться в такие сложные вопросы. Может быть, считают, что храм находится на чужом месте. Но храм не может быть на чужбине или нет.


– А как вы оцениваете положение русских в Дагестане? Действительно ли есть тенденция выдавливания их из республики?


– В экономической сфере существует деление «русский – не русский». А экономическая сфера сегодня очень важна. Понимаете, если выдавят из республики русских, задвинут их, начнётся откровенная вражда между народами Дагестана. Русские ещё как-то сдерживают это, и в том числе в Тарумском районе. Район этот – лакомый кусочек. Степь, плодородные земли. Много желающих им завладеть… Я считаю, что Чепурной – на своем месте. Хозяйство он знает, район держит. У него много достоинств…





Павел ПОЛЯКОВ,


глава МО «Село Тарумовка»



– Павел Дмитриевич, каковы, по вашему мнению, пути решения вопроса? Будет ли на церковной земле магазин, кафе, а то и гостиница, или же территорию удастся от этого освободить?


– Не знаю. Сейчас владелец здания Майсарат Газимагомедова прекратила строительство. И, видимо, до окончательного судебного решения строительства не будет. Я за мирное решение этого вопроса. Может быть, перенести строительство на другое, ею самой выбранное место. Или, может быть, найти компромисс… Ведь на территории храмов, мечетей есть магазинчики, лавочки, но Газимагомедова строит нечто огромное. И это будет действительно то ли магазин и кафе, то ли гостиница, два этажа… Против гостиницы я выступаю категорически.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *