ТОЛЬКО О ЛИЧНОМ

№ 2015 / 9, 23.02.2015
На конкурс «ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ»
 

За строкой одного документа

1937 год для многих стал символом пика, разгула так называемого большевистского сталинского террора, когда расстреливали и сажали в ГУЛАГ чаще всего ни за что десятками миллионов граждан СССР (по подсчётам почитателей А.И. Солженицына). Как же: половина страны сидела, вторая – охраняла…

bogdanov

Но вот передо мной документ: чудом сохранившаяся трудовая книжка моего отца Богданова Сергея Михайловича, 1906 года рождения, уроженца Боринского района, ныне Липецкой области (как говорится, только о личном).

Первая строка на пятой страничке – название организации: ДнепроГЭС им. В.И. Ленина (помню, как учили в школе стишок: Человек сказал Днепру: «– Я стеной тебя запру»…). Под ней запись от 4 февраля 1939 года: « Принят в отдел капитального строительства штукатуром». Следующая – от 25 мая этого же года: «Уволен за отказ от работы». Другими словами, за саботаж. И где? На Днепрогэсе! Страшно подумать, что могло стать с человеком после такой записи в 1939 году.

А на самом деле? Строка в этой же трудовой книжке от 29 мая 1939 года «Оформлен штукатуром». (Это уже в Запорожскую контору «Южтяжстроя».) 7 августа уволен по собственному желанию, чтобы через три дня появилась новая запись от 10 августа 1939 года «Принят в отдел кадров Днепроэнерго штукатуром». Вот тебе и «рабство», при котором человек всё же мог спокойно выбрать место работы… И теперь только 15 апреля 1941 года «Уволен по уходу в РККА» (кто не знает, то это Рабоче-крестьянская Красная армия).

Если бы я не держал в руках сохранившуюся трудовую книжку отца (записи в ней не мешали ему и дальше устраиваться без проблем на работу), то вряд ли бы поверил, что такое возможно.

Я как-то спросил отца, почему они решили тогда бастовать. Он коротко рассказал (не был охотником говорить), что их бригада потребовала положенную спецодежду, а когда не получила её, то и не вышла на смену… Представляете: организованная группа (бригада в полном составе) отказывается выходить на работу, а руководители стройки её покрывают (напомню, это происходило весной 1939 года). Но никто не доносит на них, все остаются на своих местах, а перебоев с обеспечением спецодеждой больше не было…

Потом отец оказался в Молдавии, куда его в числе бывших строителей направили оборудовать взлётно-посадочные полосы аэродрома, там отца и застало начало войны. Бои, отступления, бомбёжки… Отец с юмором рассказывал о том, как он форсировал в 1941году Днепр – на восток, на левый берег… Не умеющий плавать, отец как-то сумел переплыть эту не самую узкую реку, как говорится, на подручных средствах …

– Если бы это случилось на пару лет позже и в обратном направлении, глядишь, и Героя получил бы, – смеялся он.

В феврале 1942 года санинструктор С.М. Богданов был тяжело ранен (ему пробило осколком живот задело кишки, печень. Повезло, что это произошло зимой, а рядом оказался хороший хирург. Ну как же, оживляли раненых, чтобы потом трупами забрасывать врага). Долгое время он провёл в госпиталях, довелось ему лежать и в Липецке (отец показывал мне здание на нынешней улице Интернациональной, бывшей Сталина, оно не сохранилось до сей поры). Был списан вчистую, навсегда оставшись инвалидом Великой Отечественной… Но орден Красной Звезды успел заслужить. Потом к нему прибавились и другие награды, в их числе и медаль «За восстановление предприятий чёрной металлургии Юга», которая была вручена ему в марте 1950 года. Был у отца и орден Отечественной войны первой степени.

Отец дожил до 89 лет, с 1948 года – член КПСС, в которой и оставался до самой смерти в 1995 году, успев отметить пятидесятилетие Победы в войне, участником которой ему довелось быть. Вот такая судьба – несмотря на вообще-то страшную запись в трудовой книжке.

 

Владимир БОГДАНОВ

 г. ЛИПЕЦК

 

На снимке: единственный сохранившейся фронтовой снимок у отца, сделанный в сентябре 1941 года в Павлограде на Украине. Отец в верхнем ряду в центре.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *