Впечатления жалобная нота Ничевоков

№ 2009 / 19, 23.02.2015

Ни­ки­та Бли­нов ро­дил­ся в 1961 го­ду в Ле­нин­гра­де. По­эт и ху­дож­ник. При­над­ле­жит к по­ко­ле­нию и слою «под­поль­ной» куль­ту­ры. Од­на­ко «мить­ки», Гре­бен­щи­ков, Цой – ско­рее фон, чем сре­да.

Никита Блинов родился в 1961 году в Ленинграде. Поэт и художник. Принадлежит к поколению и слою «подпольной» культуры. Однако «митьки», Гребенщиков, Цой – скорее фон, чем среда. От них он слишком выпукло отличается тонкой изысканностью, культурой письма. И в этом – «чужак и отщепенец». Перекличка с великими тенями прошедшей России – Блоком более всего, но и Ахматовой, Анненским, Георгием Ивановым, Кузминым. Снежно-серебристая петербургская нота, нежная и прохладная. В последние годы главные собеседники, как признаётся в предисловии сам автор, – Ходасевич и Тютчев.


Молодость Никиты Блинова, как у многих «неофициальных» поэтов и художников, прошла в кочегарке («Приходи ко мне в котельную, приноси с собой винца») и в дворницкой («малиновые ангелы в подъездах», где, очумев, ночуют алкаши). Как рухнул «железный занавес», скитался – в поисках себя – по Европе. Всего внятнее об этом – во «французских» стихах, «вывезенных из Германии»:







В ошалелом Париже,


С этой улицы сквером на ту –


Всё ищу – ближе, ближе…


Но никак тут себя не найду.



Прозревай же, смотри же,


Разбивай о пороги чело!..


Что мне в этом Париже?!


Ничего, ничего…






Стихи – доселе осколками – печатались в сам- и тамиздатских сборниках и альманахах. Впервые собраны теперь – после возращения на родину, в близкий сердцу Петергоф – в этой книге.


В её названии словно подхвачена жалобная нота «ничевоков», только невнятной тенью скользнувших когда-то по широкому полю русской поэзии. Красноречив подзаголовок: «Избранные тексты для песен без слов». Намёк на то, что главное в поэзии – то безмолвие, что стоит за словами. Оно-то и делает ритмизованный набор слов стихами («Я переполнен тонкими мирами…»).


Но это и ответ на «чего изволите» заказной советской поэзии. Или – антисоветской, всё равно. В одном случае заказывает власть, в другом – диссидентствующая интеллигентская публика. Снобы-подпольщики, «отщепенцы» с их вечной тоской о НЕСКАЗАННОМ равно далеки и от того, и от другого.


Основные мотивы обозначены в названиях отдельных разделов сборника. Посетитель. Мол, пришлец из иных миров («…бессловесные тексты для песен, что безгласные рыбы поют»). О снеге. А стало быть, и о России («В России снег идёт, как тихий ангел… Снег России к лицу»). Выбранные места из перебранки с ангелами («На Рождество добрый ангел подарит тебе…»). Из «нездешнего» («Се, остаётся дом ваш пуст…»).


Тоска пустоты пронизывает, как чёрный ветер. Избавить от неё может только вдохновение. Обнадёживающее преображением хаоса в космос. Обещающее, что «ни чего» не превратится в «ничто».


Обложка сборника украшена нежно-тревожными акварелями автора. Внутри книги – его легкостопная, соразмерная стихам графика.


В целом – изысканный подарок истинным любителям современной русской поэзии.

Юрий АРХИПОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *