ВСЁ В СМУТЕ, В БРОЖЕНИИ

№ 2015 / 10, 23.02.2015

Нафи ДЖУСОЙТЫ

Наш большой друг Нафи ДЖУСОЙТЫ отмечает свой 90-летний юбилей. В его родной Южной Осетии объявлен Год Нафи Джусойты.

Одна из улиц Цхинвала будет названа именем писателя. Но главное всё-таки не это. Главное – Нафи Григорьевич по-прежнему работоспособен. Изданы его переводы на осетинский язык русскоязычных стихотворений основоположника осетинского литературного языка Коста Хетагурова, совсем недавно, благодаря его усилиям, на осетинском «заговорили» Михаил Лермонтов, Тарас Шевченко и Дмитрий Гулиа. Познание продолжается, творческий поиск – тоже, о чём свидетельствует и беседа с патриархом кавказской литературы.

 


– Многие годы я сотрудничал с хорошими людьми, с талантливыми журналистами из редакции «Литературная Россия». Особенно в период, когда отделом литератур народов СССР руководила Тамара Резвова. Мне нравилось, что и редактор, и сотрудники газеты были сердечно преданы одной цели: любить талантливых писателей народов страны и поддерживать их творческие удачи доброжелательным словом критического отзыва. Думаю, что такой цели надо держаться российской литературной общественности и в современных, весьма противоречивых и трагически трудных условиях во имя развития высокого искусства Слова.
– Нафи Григорьевич, вы помните времена, когда основывалась газета «Литературная Россия» и были лично знакомы со многими из тех, кто ставил перед коллективом редакции цели и задачи, актуальность которых не потеряна и по сей день. В частности, не так давно вы участвовали в юбилейных торжествах Алима Кешокова в Нальчике, вашим близким другом был Кайсын Кулиев…

– Год 2015-й объявлен в стране Годом литературы. Является ли это, по вашему мнению, свидетельством того, что власть услышала о проблемах деятелей, служащих Художественному слову и будет опираться на писателей в деле создания идеологии (концепции, программы) на основе духовности и нравственности?

– Мне трудно судить о том, что думают власти о развитии литературы, театрального искусства, музыки, живописи, песенного и хореографического творчества. И не только в верховных слоях российских властных структур, но и на уровне региональных властей. И не в том трудность, что приходится судить о чём-то очень сложном и трудно осмысляемом.

Дело в том, что власти свою позицию никогда не излагают или не характеризуют её общеизвестными оценочными словами. И невольно вспоминаются слова дяди Вани из драмы Чехова о лекциях профессора Серебрякова: он говорит долгие годы такие вещи, которые «умным давно известны, а глупым – не интересны».

И всё-таки хорошо, что объявлен Год литературы. Это значит, что власти стали чётко сознавать – без развитой художественной литературы и культуры, национального языка и самосознания, ни одно государство, как бы оно ни было значительно по территории, людским ресурсам и экономическим возможностям, не может претендовать на мировое значение. Это меня радует и как гражданина России, и как осетина, и как стихотворца, а ещё как человека, не русского, но россиянина, чувствующего сыновнюю ответственность за величие России.

– 90 лет жизни для творческого деятеля – это много или не очень?

– Этого вполне достаточно для реализации конкретных животрепещущих целей, но всё-таки даже в эти годы не достаёт времени на создание главной книги, о которой всю взрослую жизнь мечтает писатель. Однако ни один творческий деятель не успевает её воплотить, если даже обладает творческой силой неоглядной величины, как Лев Толстой…

– Воспоминания о каком из осетинских и северо-кавказских писателей вы бы хотели написать и опубликовать?

– Собираюсь написать книгу о многих друзьях, ушедших в страну небытия. О всех, независимо от национальной принадлежности. Это книга об осетинах Грише Плиеве и Гафезе, Кудзаге Дзесове и Георгии Дзугаеве, Хадзыбаторе Ардасенове, Георгии Бестауты, Сергее Марзоеве, Георе Гагиеве, Хаджиумаре Дзуццати, Шамиле Джикаеве, об ингуше Джиме Яндиеве, чеченце Магомете Мамакаеве, кабардинцах Алиме Кешокове и Хачиме Теунове, об аварце Расуле Гамзатове и даргинце Абу-Бакаре, о Кайсыне Кулиеве – великом балкарце и калмыке Давиде Кугультинове, и об общем русском друге кавказских поэтов середины XX века – Михаиле Дудине.

– Вы принимаете участие в различных писательских форумах, поэтому можете оценить нынешнее состояние литературного процесса…

– Его пока трудно охарактеризовать – всё в смуте, в брожении, ничего, по-моему, нет пока сложившегося и отстоявшегося. Мне, честно говоря, не хочется вступать в сочинительство зыбких характеристик и приблизительных оценок.

– Главный редактор газеты «Литературная Россия» Вячеслав Огрызко не раз высказывал мысль о том, что писательские организации в регионах не хотят работать с молодёжью. Согласны с этим мнением?

– Не могу сказать, что «не хотят работать». Скорее всего – пока не научились. Как поётся в одной песне: каждый думает пока «о чём-то, о своём». А пора всем руководителям писательских организаций научиться тревожиться о всей литературе на данном национальном языке и о всех его работниках-тружениках, и не только о талантливых, но и даже о тех, коих бог не очень щедро одарил…

– Как вы думаете, какая инициатива государства могла бы способствовать притоку новой крови в писательскую среду?

– Руководителям всех государственных организаций следует осознать, что творчество художественной культуры – великое, всенародное и всегосударственное дело, наряду с созиданием средств материального воспроизводства народной жизни. Такое сознание подскажет властям, что издание художественной литературы – серьёзнейшее государственное дело, и оно должно обеспечиваться государством, а не частными лицами, которых беспокоит, прежде всего, нажива, прибыль, а не величие национальной культуры. Пока этот вопрос не решится достойно, притока новой высокой волны ждать не приходится…

– Несколько лет назад было объявлено о запуске грандиозного проекта – издания многотомной антологии литературы Северного Кавказа. Появился даже один солидный том поэзии, но продолжения пока не последовало. Подобный проект способствует укреплению содружества литератур?

– Издание такой антологии – дело важное и необходимое, но оно должно быть следствием реального живого общения основных литературных сил Северного Кавказа. Лишь в такой ситуации издание энциклопедии явится показателем не внешнего, показушного содружества литератур, а истинно активного братского общения литературных сил на пути к подлинному идейному и эстетическому единению.

– А не потеряло ли в наше время актуальность само понятие «содружества литератур»? Или живое общение писателей может ещё послужить в деле укрепления межнациональных отношений на том же родном вам Кавказе?

– Содружество творческих сил разных народов всегда и всюду было и продолжает быть активным средством укрепления и гуманизации межнациональных отношений. Потому и ныне мы обязаны усиливать «живое общение» писателей многонационального Кавказа, чтобы усмирить, осудить, а со временем и позабыть вражду и кровавые распри на «родном нам Кавказе».

– В газете «Литературная Россия», в рамках постоянной рубрики «У нас была великая литература» пишутся литературные портреты писателей, чьи имена были на слуху примерно со второй половины 50-х годов XX века. А существовала ли, если проводить параллели, «великая осетинская литература»?

– Со второй половины 50-х годов прошлого века в литературно-художественном процессе Осетии начался новый и благотворный период развития, в сущности, во всех родах и видах художественного слова и науки о нём, в критике и историко-литературных исследованиях. Творческими достижениями таких писателей, как Гриш Плиев и Александр Царукаев, Гафез и Георгий Дзугаев, Кудзаг Дзесов и Дабе Мамсуров, Максим Цагараев и Алексей Букулов, Борис Муртазов и Таймураз Тетцоев, Гриш Бицоев и Гастан Агнаев, Шамиль Джикаев и Алёш Гуцмазты, Георгий Бестауты и Ахсар Кодзати, Васо Малиев и Хаджи-Мурат Дзуццати, Зина Хостикоева и Камал Ходов, Герсан Кодалаев и Сергей Хугаев, Тотрадз Кокаев и Мелитон Казиев, многих других деятелей нашей литературы как старшего, так и младшего поколения, может гордиться любая современная национальная литература. И всё-таки, при всей моей любви к ней, я не могу говорить о нашей литературе как о великой художественной реальности. О величии любой национальной словесности в современном мире можно заявить лишь в том случае, когда выдающиеся произведения её ведущих творцов имеют бесспорное новаторское значение в мировой художественной традиции. Кроме того, немаловажна и другая сторона вопроса, высказанная нашим великим поэтом и мыслителем Нигером (Иваном Джанаевым): «Максим Горький весьма верно сказал, что величие ума и таланта личности не зависят от того, принадлежит эта личность к великому народу или нет. Однако верно и то обстоятельство, что мудрый и талантливый человек не замечается никем даже вблизи, если он не стоит на плечах великого народа…». Дополнение мыслей Горького безусловно верно, хотя малым народам это горестно осознавать и принимать…

– Если говорить конкретно о состоянии литературы на Юге Осетии, то она повествует в основном о нелёгких военных десятилетиях. Не «разучились» ли писатели обращать внимание на другие темы?

– На Юге Осетии с 1989 года идёт суровая и осознанная война за национальную свободу, за независимость от грузинских захватчиков нашей крошечной родины. Это – война сложная и многообразная, схватка как идеологическая, так и рукопашная. И писателю не до других тем. Что бы и о чём бы ни писал литератор из Южной Осетии, перед его сердечным взором – кровавая краса и смертная отвага войны. Это не «разучение», а новое «учение», верное и необходимое служение нашей национальной судьбе и будущности в трагически сложной ситуации. Иное поведение было бы трусливым бегством от прямого назначения искусства слова и писательской судьбы.

– Литература являлась ориентиром на нравственность, чистое духовное начало. Сейчас в приоритете потребительство, стремление к обогащению любой ценой. Тем не менее, классика востребована (во всяком случае, издаётся много и роскошно). Мир всё же спасёт красота?

– Если не лукавить, то я не верю спасительной миссии красоты. Ведь и взоры поклонников красоты – порой не менее откровенных грабителей – устремлены к наживе, сияние золотых монет лишает их воли, как лягушку очарование глаз гадюки. Думаю, человечество от эгоизма и собственнических соблазнов личности, мафиозных групп, сословий, национальных и расовых коллективов, государств, устремлённых ныне к глобальному господству на нашей планете, может спасти только преданность идеалам справедливости и борьбы за её победу в сердцах и умах людей. А красота явится лишь одним из средств борьбы за установление справедливости в человеческом общежитии на Земле.

– Сергей Михалков говорил, что во время Великой Отечественной войны, для поднятия боевого духа борцов с фашизмом посоветовал Сталину издавать, пусть даже на самой плохой бумаге, стихи. А что сейчас может привлечь молодёжь к чтению? Хотя… молодёжь много читает в Интернете те же «толстые журналы».

– Сталин был талантливым поэтом в молодости и о значении поэтического слова, художественного внушения в грозные дни и годы войны знал и без советов Михалкова. Ныне, в отличие от тех тяжёлых времён, привлечь внимание молодых людей даже к очень хорошей книге – дело трудное и сложное, потому как общество одержимо страстью к обретению материальных благ. Духовные блага при этом потеряли в глазах большинства молодых людей всяческую ценность. Интернет не может заменить книги, копание в сети скорее развлечение или способ получения небольшой справочной информации, нежели серьёзный образовательный труд. И всё-таки создатели книг, в особенности художественных произведений, должны своим умом и талантом вернуть читателей к книге. Иного выхода из этой ситуации нет.

– Нафи Григорьевич, в заключение расскажите о ближайших творческих планах.

– Я уже старик и творческих сил осталась самая малость. Хочется сделать хотя бы один шаг в исследовании нартовского эпоса, в смысле прочтения в контексте древнеиндийской мифологии, эпического наследия и её арианизованной в древности общественной жизни. Здесь важно верно наметить путь к исследованию, завершить которое предстоит уже не мне, а новому поколению представителей нашей национальной художественной культуры от саков, живших в глубокой древности на индийском полуострове Гуджарате, до современных осетин, «оседлавших» небольшой клочок Кавказской гряды…

Беседовал Тамерлан ТЕХОВ,
Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *