Ожидание встречи

№ 2009 / 21, 23.02.2015

В 1969 го­ду Сред­не-Ураль­ское книж­ное из­да­тель­ст­во вы­пу­с­ти­ло в свет (из недр сво­их) пер­вые сбор­ни­ки трёх мо­ло­дых сверд­лов­ских по­этов: вес­ною – «На пла­не­те мо­ей» Вя­че­сла­ва Те­рен­ть­е­ва и «Мост» Аль­ф­ре­да Голь­да, осе­нью – «Мой дом и сад» Майи Ни­ку­ли­ной.


В 1969 году Средне-Уральское книжное издательство выпустило в свет (из недр своих) первые сборники трёх молодых свердловских поэтов: весною – «На планете моей» Вячеслава Терентьева и «Мост» Альфреда Гольда, осенью – «Мой дом и сад» Майи Никулиной.


И на цветущем излёте мая месяца того же 69-го повстречал я Альфреда Гольда в скверике на проспекте Ленина за краем пруда, но на поздравление с долгожданною книжкой Фред ответил, что слишком уж многое туда не вошло, да вот вчера исполнилось ему тридцать, однако ничего ещё в жизни своей он не успел и не достиг…


Сегодня с той поры миновало сорок лет. А за почти 58-летний доставшийся ему общий земной срок поэт Альфред Гольд успел достичь существенных высот и глубин. Но вот одолевает меня печаль, что ни современники его, ни их преемники поэта недооценили. Имени его я почти и не вижу даже в упоминаниях посреди протяжённых перечней критических и литературоведческих обозрений. А напрасно. По моему представлению, Альфред Гольд – один из тех немногочисленных авторов, кто создаёт истинное лицо урало-сибирской поэзии на уровне желаемой целостной антологии поэзии российской…


Известие, что скоропостижно он скончался от инфаркта, поразило – ибо никогда Альфред Генрихович не жаловался на здоровье, да и в отличие от большинства безудержных «собратьев по перу» ещё смолоду на удивление воспринимался он мужем солидным и положительным, добропорядочным, примерным семьянином… Бог ведает, кому из нас какой здесь век отпущен, но думается, что немало жизни Фред оставил в десятилетиях своих трудов на Крайнем Тюменском Севере. И не только это. Попомнилось, как в последние свои годы не раз он проговаривался – что мы уже люди конченные. Не знаю, имел ли он в виду всё наше поколение или только ближнюю когорту, но явно так опознавал себя. Да и нельзя позабыть, что Альфред Генрихович Гольд открывался в житейских общениях очень хорошим человеком, редкостно искренним и честным, подлинно горячим патриотом. И слишком уж трагично переживал он развал государства, которым в личной судьбе своей вовсе не был обласкан…


Богато оформленный двухтомник избранных произведений Альфреда Гольда, изданный в Екатеринбурге вскоре после кончины поэта, был спонсирован работниками «Надымгазпрома» в качестве благодарности поэту, писателю и журналисту Альфреду Гольду за его пропагандистский вклад в дело освоения «арктической газовой целины» (где первый том вместил посвящённую данным полярным подвигам очерковую прозу).


Да жаль вот только, что по логике оплаты чуть ли не весь тираж (5 тыс. экземпляров) целиком так и отправился на Ямал, – а ведь автор, не сомневаюсь, хотел бы, чтобы сотня-другая экземпляров попала в культурный оборот да осела бы в книгохранилищах и в иных весях.


Поэт Альфред Гольд родился на Дальнем Востоке, но вырос в Свердловске, а затем много где на свете странствовал и по суше, и по океану, но всегда возвращался сюда, всегда именно наш город считал он своим неизменным местом жительства. А поэтому я мечтаю увидеть не только выпущенным именно у нас, но и доступным для наших внимательных читателей добротное собрание стихов замечательного российского поэта Альфреда Гольда.

Андрей КОМЛЕВ,
г. ЕКАТЕРИНБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *