Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым

№ 2009 / 28, 23.02.2015

Не­дав­но мне до­ве­лось впер­вые по­бы­вать в Оп­ти­ной Пу­с­ты­ни, а стре­мил­ся я ту­да по­след­ние лет двад­цать, но всё как-то не скла­ды­ва­лось. Или «не пу­с­ка­лось». И вот – ис­тин­ное оча­ро­ва­ние и изум­ле­ние от уви­ден­но­го и ощу­ти­мо­го в этом оча­ге и кла­де­зе ду­хов­ной пра­во­слав­ной жиз­ни Рос­сии.

Дивный Старец






Недавно мне довелось впервые побывать в Оптиной Пустыни, а стремился я туда последние лет двадцать, но всё как-то не складывалось. Или «не пускалось». И вот – истинное очарование и изумление от увиденного и ощутимого в этом очаге и кладезе духовной православной жизни России. Какой простор вокруг, какие славные и добрые люди живут в «злом» городе Козельске, какое душевное богатство сосредоточено здесь. Нет, пока есть на карте России подобные места, не победить войску богоборцев и богоотступников. Вынес я отсюда вместе с впечатлениями и подаренную мне монахами книгу – «Преподобный Варсонофий Оптинский», изданную только что «Введенским ставропигиальным мужским монастырём Оптина Пустынь». Это первое максимально полное издание духовного наследия схиархимандрита Варсонофия (Плиханкова), оно включает в себя все сохранившиеся тексты его бесед с духовными чадами начиная с 1907 года, дневник «Келейные записки», письма и стихотворения Старца. А также его духовное завещание. Причём Беседы изданы в том виде, как они были записаны в начале ХХ века в Оптинском скиту и Старо-Голутвином монастыре.


В книгу (тираж её 10 000 экз., объём – 44 п.л.) включены также воспоминания о схиархимандрите Варсонофии его духовных чад и современников. Дополняют эти воспоминания письма из оптинского архива (Отдел рукописей Российской государственной библиотеки). Своеобразным агиографическим памятником является «Венок на могилу Батюшки» – сборник материалов о последних днях и погребении Старца, подготовленный его почитателями и изданный в 1913 году. Вот небольшой отрывок из воспоминаний С.Нилуса, беседовавшего со Старцем о Льве Толстом. «Батюшка сидел, задумавшись… Вдруг он поднял голову и говорит:


– Толстой – Толстым! Что будет с ним, один Господь ведает. (Напомню, что 5–6 ноября 1910 года о.Варсонофий был на станции Астапово с целью исповедовать умирающего Л.Н. Толстого, но не был допущен. – А.Т.). Покойный великий старец Амвросий говорил той же Марии Николаевне в ответ на скорбь её о брате: «У Бога милости много: Он, может быть, и твоего брата простит. Но для этого ему нужно покаяться и покаяние своё принести перед целым светом. Как грешил на целый свет, так и каяться перед ним должен». Но когда говорят о милости Божией люди, то о правосудии Его забывают, а между тем Бог не только милостив, но и правосуден. Подумайте только: Сына Своего Единородного, возлюбленного Сына Своего, на крестную смерть от руки твари во исполнение правосудия отдал! Ведь тайне этой преславной и предивной не только земнородные дивятся, но и всё воинство небесное постичь глубины этого правосудия и соединённой с ним любви и милости не может… Вот сейчас, перед вами, был у меня один священник из Жиздринского уезда и сказывал, что у него на этих днях в приходе произошло. Был собран у него сельский сход… Как вдруг один из членов схода, зараженный революционными идеями, стал кощунственно и дерзко поносить Церковь, духовенство и даже произнёс хулу на Самого Бога. Один из стариков, бывших на сходе, остановил богохульника словами:


– Что ты сказал-то! Иди скорее к батюшке, кайся, чтобы не покарал тебя Господь за твой нечестивый язык: Бог поруган не бывает.


– Много мне твой Бог сделает, – ответил безумец. – Если бы Он был, то Он бы мне за такие слова язык вырвал. А я – смотри – цел, и язык мой цел. Эх вы, дурачьё, дурачьё! Оттого что глупы вы, оттого-то попы и всякий, кому не лень, и ездят на вашей шее.


…Кощунник выругался скверным словом и ушёл со сходки домой. Путь ему лежал через полотно железной дороги. Задумался он, что ли, или отвлечено было чем-то его внимание, только не успел он перешагнуть первого рельса, как на него налетел поезд и прошёл через него всеми вагонами. Труп кощунника нашли с отрезанной головой, и из обезображенной головы этой торчал, свесившись на сторону, огромный, непомерно длинный язык.


…И сколько таких случаев проходит как бы незамеченных для так называемой большой публики, той, что только одни газеты читает; но их слышит и им внимает простое народное сердце и сердце тех – увы, немногих! – кто рождён от одного с ним духа. Это истинные знамения и чудеса православной живой веры; их знает народ, и ими во все времена поддерживалась и укреплялась народная вера. То, что отступники зовут христианскими легендами, на самом деле суть факты ежедневной жизни. Умей, душа, примечать только эти факты и пользоваться ими, как маяками бурного житейского моря, по пути в Царство Небесное».


Деды и прадеды Павла Ивановича Плиханкова были купцами-миллионерами, сам он кончил кадетский корпус и военное училище, участвовал в пограничных боях в Туркестане, был в Манчжурии во время русско-японской войны при полевом госпитале военным священником, имел звание полковника. Но с самого раннего детства стремился к монашеской жизни. Ещё когда ему было года три-четыре, ему казалось, «что Богоматерь, как живая, смотрит на меня с иконы, улыбается и манит меня». А однажды произошёл такой случай. Когда он гулял с отцом в саду, вдруг перед ними появился какой-то старец и сказал: «Пойми, отец, что это дитя в своё время будет таскать души из ада». Сказав это, он исчез… В 25 лет, по настоятельной просьбе матери жениться, он впервые подошёл к женщинам и вступил с ними в разговор. И подумал: «Боже мой! Какая нестерпимая скука, все только говорят о выездах, о нарядах, о шляпках. О чём же я буду говорить с женой, если женюсь? Нет уж, оставлю это».


Дух Христов обитал в Старце и привлекал к нему толпы народа.


Постскриптум. Приведу слова другого Оптинского Старца – иеромонаха Нектария, который заповедовал: «Ищите во всём великого смысла. Все события, которые происходят вокруг нас и с нами, имеют смысл. Ничего без причины не бывает». Этими поисками великого смысла и причин были заняты все русские писатели, они умели видеть духовным зрением. Вот к чему надо стремиться в своём творчестве, да и просто в жизни.




Соль православия






Книгой «Н.М. Рубцов и православие» Издательский дом «К единству!» Международного фонда единства православных народов продолжает начатую в 2003 году серию книг об отношении к православию русских писателей-классиков – Пушкина, Гоголя, Достоевского, Крылова, Тютчева, Ахматовой. До сих пор неизвестно, а был ли Николай Рубцов крещён? С одной стороны, как и многие советские граждане, он мог быть крещён тайно при рождении. Но в Емецке, где он родился, в Няндоме, где жил после, поблизости не было действующих храмов. Крещение на дому маловероятно. Гораздо вероятнее, что Николай мог быть крещён в период, когда его мать, Александра Михайловна, была прихожанкой храма Рождества Богородицы в Вологде в 1941–1942 годах. Она даже пела в церковном хоре. Перу В.П. Астафьева принадлежат воспоминания о том, как причащался Рубцов, но ряд исследователей и этот факт ставят под сомнение. Нет у Рубцова и ни одного стихотворения о православной вере, как, например, «В часы забав…» у Пушкина, или «Молитва» у Лермонтова, или «Матерь Божия, не обессудь…» у Яшина, его старшего товарища и учителя. Вот почему для некоторых может показаться странным название данной книги и выбор героя. Да, в его стихах можно найти слова «церковь», «православие», но ведь их употребляют и атеисты.


Однако всё это лишь формальный подход к теме. Творчество Николая Рубцова необыкновенно христоцентрично, умиротворительно и трогательно-задушевно. Он был особенно чуток именно к душе человека. И хотя целомудренная и эстетически безупречная лира Рубцова почти не упоминала имени Божьего всуе, само присутствие Божие в его поэзии очевидно. Вспомним, что едва ли не все другие поэты советского периода писали о чём угодно, но только не о душе человека. А Николай Рубцов, создавая свои произведения, исходил в своём представлении о мире и человеке из незыблемой убеждённости в их божественной тварной сущности и нерасторжимой связи с Творцом, в реальном существовании горнего мира.


Об этом убедительно пишут в своих статьях в данной книге В.Кожинов, А.Грунтовский, Н.Коняев, А.Ланщиков, М.Лобанов, Ю.Селезнёв, В.Чалмаев и многие другие. А архиепископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан приводит такое мнение: «Православное мировосприятие заключается в любви к людям и Богу. Любовь – это та добродетель, которая в православии считается главной. Нет любви – нет православия… Вероятно, Николай Рубцов не осознавал себя православным, но был таковым по мироощущению, по своей сути.


Постскриптум. Добавлю ещё слова профессора Московской духовной академии Михаила Дунаева о том, что русский человек вообще настолько крепко «засолен» в православии, что его невозможно вымыть, как из солёного огурца невозможно вымыть соль, сколько бы его ни промывали.




Мал золотник, да дорог






Очень любопытная брошюра попалась мне на глаза: «Антиманипулятор. Типизация постперестроечного государственного устройства в контексте глобализации и перестройки». Авторы В.Волков и С.Соколов, а выпустило её «АИРО-ХХI» в серии «Научные доклады и дискуссии. Темы для ХХI века». Подобных брошюр на разные темы с 1999 года вышло уже 24. В данном историческом контексте представлены скрытые механизмы перестройки как планового процесса разграбления страны от Горбачёва до сегодняшних дней. Авторы убедительно доказывают, что предсказуемым результатом перестройки стало построение государства коррупционно-сырьевого типа, известного по современному опыту третьего мира своей устойчивостью к попыткам модернизации. И особенно выделяют бытование и роль мифологем в ориентации развития общества.


К примеру, миф о ГКЧП, который создавался буквально на наших глазах, – это хорошая отправная точка для понимания сути дальнейшего. Вот смысл плана начальной стадии «путча»: основные органы союзной власти затормаживаются – знаменитая «нерешительность» ГКЧП. (Уже во времена Ленина декларировали: «Оборона – есть смерть вооружённого восстания».) Российские структуры, как бы они себя ни вели, в такой ситуации неминуемо ощущают свободу действий и оказываются единственно возможным центром активности. Реальная власть перемещается в центр активности. Выявленные на разных уровнях государственного организма многочисленные противники развала СССР, лишённые организующего начала, стали лёгкой добычей торжествующего ничтожества. Для реализации плана требовалось всего лишь собрать в одной комнате ключевых руководителей СССР (Крючков их и собрал) и заставить ждать указаний – на этом начинаются и заканчиваются их функции как участников ГКЧП. Правда, российские власти активизировались слишком вяло, чего в сценарии не было, поэтому последовал финальный вылет гэкачепистов в Форос. Уж слишком долго держали группу из высших чиновников СССР в бездействии на такой туфте. Но это, вероятно, и спасло их от судьбы найденного мёртвым Пуго и повешенного Ахромеева. Горбачёв потом самоуверенно сказал, что всей правды вы не узнаете никогда. Вот идиот-то! А аналитика на что? До правды можно добраться и с той стороны, с которой не ждут.


Постскриптум. В этой брошюре мне ещё запомнились отдельные «интеллигентские» темы. Приведу слова авторов: «А это анекдот из жизни: жюри премии «Букер – Открытая Россия» за 2002 год включило в короткий список В.Сорокина, чтобы «выразить протест против травли писателя». Такое прихотливое понимание взятых на себя обязательств и ответственности. Или: приходит в московский ТЮЗ ну о-о-чень талантливый режиссёр Генриетта Яновская – и вот уже весь архив театра сожжён во дворе, сняты со стен портреты всех работавших там актёров. Интеллигенция-с! Да о какой ответственности можно говорить, когда речь идёт об интеллигенции. Немало сил на её воспитание положено. Вот, скажем, история из начала 1840-х. Профессор Погодин, начавший издавать журнал «Московитянин», показал первый нумер своему знакомому, графу А.П. Толстому (в доме у которого умер Гоголь). Посмотрев новое издание, Толстой сказал: «Журнал ваш запретят». В ответ на удивление Погодина граф пояснил: «В нём слишком много православия и ясно чувствуется русский дух». Вот, по сути, такой идеологический строй и строила интеллигенция всё это время.


















Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *