ДЕВЯТЬ КРУГОВ РУССКОГО АДА

№ 2015 / 10, 23.02.2015

Дмитрий Львович Быков не так давно рассказывал о вынашиваемой им концепции, которую он начал придумывать с покойным Михаилом Успенским, – о русской «Божественной комедии». В ней должны быть иные круги ада и иные прегрешения, за которые туда попадает человек.

С этим трудно не согласиться. Так Дмитрий Львович назвал, точнее, отверг только одно – коррупцию. Ну, право же, коррупция так с нами срослась, что об её вредительстве уже просто неуместно говорить. Это скорее инструмент в аргументации, позволяющий ускорить какой-либо процесс.

А о чём тогда уместно вообще говорить?

Предлагаю вместе об этом поразмышлять, а Быков, как доведёт до ума свою концепцию, утрёт нам нос. Через пару-тройку лет, а пока…


Тема сложная и одновременно очень занимательная.
Истых православных христиан прошу не беспокоиться: никто не собирается перевёртывать и искажать святые писания. Это скорее попытка поговорить о русской ментальности в контексте творчества Данте да и в целом вне этого контекста.

Первые шесть кругов отметаются сразу же. Русская душа широка и такие прегрешения у неё либо граничат с добродетелью, либо являются обыденностью. Не верите? Смотрите.

Первый круг – некрещёные младенцы и добродетельные нехристиане. Чувствуется сразу некоторая фальшь. Да у нас будь ты еврей, эскимос, дикий африканец или марсианин – всё равно, молись своим богам, сколько душе угодно. Главное – чтобы человек ты был хороший.

Поэтому на первом кругу у нас оказываются другие люди – бездарные. И не кто-то конкретный распределяет их: кто талантлив, кто нет. Нет такого цензора. Только они, эти грешники, сами – коли чувствуют, что попросту тратят свою жизнь. И здесь не идёт речь о стихах, картинах, музыке – об искусстве. Под бездарностью русский человек понимает ненужность не только людям, но и Богу. Переводя на православный язык: человек такой ходит без своего креста, не несёт его. То есть живёт праздной и пустой жизнью. Тратит своё время на чепуху.

Второй круг отдан сладострастникам. Но это ли грех? Возможно. Только русскому человеку до всего этого нет никакого дела: он пашет от зари до зари и не видит ничего кроме любимой жены. Они вместе строят и крепят семью, воспитывают детей – какое уж там сладострастие?

Поэтому и второй круг у нас иной. Здесь скорее находятся надсмешники, нежели сладострастники. Язвительные личности, колкие на язык. Может быть, завистливые. Да и беспричинные разоблачители белых репутаций, стремящиеся очернить ни в чём не повинного человека. Глядишь на такого и думаешь: «А что у него самого за пазухой спрятано?»

Половина русских (да и мировых) медиа идёт вброд по второму кругу.

Третий круг – обжоры и гурманы, но это же просто смешно. Где нам и когда наедаться, когда вынужден держать пост: деньги уходят то на квартплату, то на детей. А иной раз и рад, что выпадает случай полакомиться изыском.

В то же время на этот счёт двоецарствует и другое мнение. Один современный поэт, по-моему, это был Виталий Пуханов, недавно сетовал, что раньше на новогоднем столе были ананасы, апельсины, икорка – и сам собой случался праздник. Просто от того, что на столе присутствуют эти продукты. Сегодня такого и в помине быть не может. В магазинах есть всё. Иди да бери, коли заработал и можешь себе это позволить.

Поэтому у нас в третьем кругу скорее не обжоры и гурманы, а богатые люди (хочешь или нет, но вступает классовая борьба), которые кичатся своим мамоном, простите, – хамоном и пармезаном. Они же – вруны. То есть те, кто когда-то хорошо кого-то обманул и поднялся на этом. Те, кто не чурается ложью, а вдобавок слухами и сплетнями. То есть пустословы, которым нет веры и доверия.

Четвёртый круг отводится людям скупым и расточительным. Вот тут-то русская душа вступает в самую бескомпромиссную борьбу. Если идёт славная гульба, если кругом отличная душевная компания, почему бы не накрыть большой и щедрый стол? И одновременно: если ты знаешь, что эта копейка канет в бездну, зачем её (от)давать?

Сюда скорее подходит другая категория людей – жадных. Вот уж кого у нас не любят. В России это святое – отдать последнюю рубаху, поделиться последним куском хлеба. Попробуй сжадничать – сразу увидишь, чем дело кончится: отвернётся весь мир и воцарится ад. Без чертей, без сковородок – просто вокруг будет пустота. Ни один человек не пойдёт на контакт.

В пятый круг попадают люди, подавшиеся гневу или унынию. Насколько это применимо к нам? Русский человек может унывать (есть от чего) довольно долго, зато как потом возьмётся за дело – глядишь: только щепки летят. И всё делается ладно. И всё простительно за это. А гнев – это, извините, наше национальное средство воспитания. Пока строгий отец (начальник, президент) не возгневается на своего отпрыска (служащего, народ), не отлупит его, не изругает, отпрыск ничего не поймёт. Такой уж у нас характер, такая, мать её ети, ментальность.

Шестой круг – еретики и лжеучителя. У нас есть хорошая поговорка: «Мели Емеля, твоя неделя». Можно сколько угодно пустословить (за это на круг), врать (за это уже на круг) – у нас это как-то проходит мимо ушей. Посмотрите на госпропаганду. Если бы он действительно доходило до людских сердец, страна просто-таки уже не существовала бы. Была бы разорвана в клочки своим же народом. И скакали бы по бескрайней русской тайге суровые ковбои. Но нет, есть у нас какой-то иммунитет. Потому и за грех это не считается.

Сюда вхожи другие – эгоисты, то есть люди далеко не скромные. Те, что живут на показ и радуются этому. Не по-русски это как-то. Одно дело медийные персоны, у которых открытая жизнь – дань профессии. Другое дело – те, что гонятся за пятнадцатью минутами славы, и в этой погоне ничем не пренебрегают.

А вот с последними тремя кругами у нас всё, как у людей.Седьмой круг – насильники. Тут никаких вопросов быть не может. Зуб за зуб, око за око, как говорится. Но в том понимании, что не кто-то отомстит тебе за твоё злодеяние, а Бог воздаст.

Восьмой круг – обманщики. Тут у людей с русской ментальностью появляются ещё свои нюансы. Во-первых, очень страшно должны караться те индивидуумы, что не отвеют за свои слова. Ох, как строго у нас за этим следят! Не знаю уж, откуда это пошло. Из тюремного мира в большой русский мир или наоборот.

Помимо таких людей сюда же подпадают те, что выдают себя не за того, кто они есть на самом деле. Назвался груздем, полезай в кузов. А нет – так, извини, с тобой разговор будет короткий.

Девятый круг – предатели. Опять же – всё просто. Только у нас появляется ещё один (не)большой нюансик: женщины. Это вообще такие люди, которым простительно практически всё. Они как дети – ещё несмышлённые, ангелоподобные, им прощаются проказы, с ними ведутся беседы (переговоры). Очень страшная ситуация для мужчин, но, кажется, так и есть.

Что до остальных русских пороков типа лени, пьянства, дураков, мата – всё это в масштабах страны столь мелко, столь неприметно, что подходит больше для анекдотов.

Словом, у нас свои девять кругов ада. Русского ада.

Олег ДЕМИДОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *